Библиографическое описание:

Степаньян С. А. Социальная обусловленность формирования ценностей консьюмеризма в обществе массового типа // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1008-1011.



Преобразование общественного развития в последнее время вытекает в противоречие между духовным смыслом и материальным потреблением, которое, в свою очередь, превращается в сысложизненную ценность — консьюмеризм. Согласно этики данная ситуация приводит к массовому отрицанию классических идей и взглядов. Появляется необходимость анализа социального развития личности в сложившихся условиях формирования общества потребления на фоне вопроса разрушения привычных ценностей.

О социальных процессах, ориентированных на ценностное потребление, первым сказал К.Маркс [1, с.1]. Немецкий социолог рассматривал изменение человека на фоне отчуждения от труда и потери его смысла, когда современным человеком труд не ценится, а рассматривается, как тяжкое наказание, необходимость ради выживания. Труд интересен только своим результатом, то есть, денежным вознаграждением. К.Маркс раскрывает характер экономического человека, проблему господства материальных ценностей над духовными, суть которой заключается в выборе человеком работы и труда, которые приведут к улучшению его благосостояния. Эти показатели позволяют оценивать, как общие процессы в обществе, так и состояние отдельной личности. Человек не имеет возможности избежать трудовую деятельность, но может облегчить свою задачу выбором легкой работы, не требующей от него особых усилий. Таким образом, общество потребления обходит стороной такое явление, как самореализация человека в труде и традиционных сферах жизни (таких, как искусство или семья), пытаясь заменить его самореализацией в потребительской сфере.

Проблему отчуждения труда также затронул американский ученый Д. К. Гелбрейт, который утверждал, что индустриализация устранила женский труд в его традиционном понимании [2, с.58–59]. Промышленная революция привела к значительному снижению рабочей силы женщин в сельском хозяйстве. Развивающаяся эмансипация определяет равные возможности между сильным и слабым полом, чем не принуждает последних к выполнению всех домашних обязательств. В рамках сложившейся социальной установки женщины стремятся переложить свой функциональный долг на мужчину, уравнивая свое значение в свободе собственных потребностей. Таким образом, социальная жизнь превратилась в демонстрацию возможных соприкосновений с состоятельной жизнью, или вовсе в достижение добродетели, ведь, для женской половины современного общества важность вопроса заключается в распределении времени и приоритетов между семейными обязанностями и формированием собственного образа в глазах окружающих.

Переход к потребительским практикам связан, прежде всего, с переменами позиционирования человека в обществе. Данная переоценка распространяется на привычные взгляды и убеждения, объясняя это явление появлением новых социальных инструментов. Потребительство выступает своего рода регулятором человеческих отношений в установлении порядка современных ценностных элементов. Поэтому, феномен потребительства определяет социальное поведение и образует стилистику всего образа жизни современного человека.

Организация повседневной практики подкрепляет поведение общественности современным ценностным значением и имеет широкое распространение в личном самовыражении. По этому поводу высказывался немецкий социолог Э.Фромм, выявивший проблему негативного влияния современного общества на каждую личность, ее критическое состояние, которое требует социального оздоровления. Современное общественное течение возможно определить, как «индустриальную религию», подобную язычеству, наравне с гуманизмом [3, с.202]. «Иметь» — смысложизненная ценность, определяющая значимость человека в обществе: человек — ничто, если он ничего не имеет. Личность в подобных условиях заменяет чувственное ощущение к окружающим на материальное. Автор отводит роль продуктивности, как одной из самых высочайших моральных ценностей современности, в которой социум не поддерживает бытие на ценностном уровне, а стремится исключительно к обладанию. А максима обладания, в свою очередь, склонна сделать окружающий социум предметом своего распоряжения.

Последствия материального спроса подкреплено массовым производством товаров и услуг, что образует потребительскую цепочку, а отсюда последовательное влияние на поведение, желание и самое главное ценностную установку человека. Изменение общественной ситуации приводит к тому, что система воспроизводства ценностей теряет свою социальную роль, уступая место актуальным адаптационным механизмам. Последние не приводят к индивидуальности, а лишь позволяют выявить принадлежность человека к определенной социальной группе. Гонка за потребительством затягивает личность в массовое соревнование с окружающими за обладание всем доступным. Покупательская доступность обеспечена существенным удешевлением товаров и их стремительной заменимостью. Увеличивается количество торговых точек, за счет чего поход в торговый центр переходит из материальной полезности в символический обряд и приобретает значение досугового времяпровождения. Банковская сфера, в свою очередь, обеспечивает общество ложными возможностями для безграничного потребления за счет различных систем кредитования. Отсюда происходит увеличение темпов потребительства, что весьма эффективно для мировой экономики. Также, стоит отметить, что расход увеличивается на продукты, которые более активно продвигаются обществом, нежели на товары первой необходимости.

Как было сказано выше, массовое производство предоставляет широкий выбор удешевленных товаров в условиях активного поддержания спроса, отчего у человека пропадает привязанность к приобретенным вещам, ощущая, при этом, желание в постоянном обладании новых. Американский публицист Э.Тоффлер назвал такое общество «выбрасывателями» [4]. По мнению автора, изменения привычной жизни связано с переходом общества в индустриальный тип, в котором людей отличает «пользовательское» отношение к окружающим объектам, охватывающим весь образ их жизни, и ценностное содержание не является исключением. Без особой привязанности человек избавляется от наскучивших ему вещей, немедленно ища свой интерес в новых. Потребители коллекционируют не только вещи, но и чувства, воспоминания, эмоции. Человек не ощущает насыщения, отчего сталкивается с социальным отклонением — перепотреблением. Этот социальный дисбаланс преобладает над нормальными потребностями и подавляет существующие ценности. Перепотребление имеет способность обесценивать вещи и устанавливать их значимость в определенное время и в определенном месте. Например, раньше человек без особых трудностей обходился без нескольких сотен товаров и услуг, потребляемых за год современной личностью. Достаточно вспомнить, что человеку, жившему в середине 20 века, требовалась одна пара обуви на сезон, сегодня — в несколько раз больше; автомобиль покупался на 10–15 лет (часто — на всю жизнь), современный человек считает нормой делать такую покупку каждые 3–5 лет, и таких примеров не мало.

Беспорядочность социальной действительности увеличивает потребительские устремления к тем ценностям, которые, как кажется на первый взгляд, не могут попасть под влияние социальной трансформации. Иначе говоря, количество объектов потребления умножается не только по материальным показателям, но и по духовно-нравственным. В данном случае уместно употребить термин «коммодификация», под которым понимается процесс овеществления социальных объектов, ранее не рассматривавшихся, как товары массового потребления [5, с.6]. Коммодификация присваивает различным видам человеческой деятельности материальную ценность и преобразовывает в легко продаваемые товары на рынке.

Потребительство уравнивает значение таких элементов жизнедеятельности, как производство идей, мыслей и в конце концов творчества. Современная важность вещественной принадлежности затрудняет человека в оценке духовно-нравственного содержания. Личность, живущая по принципу обладания, не проявляет интерес к внутреннему миру окружающих его людей и даже к собственному, отсюда, иные социальные взаимодействия в обществе приобретают многообразные формы коммуникации, непохожие на традиционные. Тем временем, современность облегчают общественные отношения, предоставляя вымышленную свободу в приобретении и продаже окружающих объектов. Такой простор действий предлагает реализацию в потреблении, однако вынуждает в отклонении от привычно установленного порядка. Современное общество формирует процесс выбора за человека и конструирует благоприятные условия для реализации этого выбора, где человек не опирается на собственные предпочтения, а его выбор определяется существующим набором внутреннего ценностного базиса, сформированного современностью.

Общество оказывается в модифицированной реальности с преобладающими возможностями в использовании информационных технологий. Информация преследует человека во всех сферах жизнедеятельности и предоставляет информационную свободу во всеобщем удобстве и доступности ее пользования. Данные средства в виде компьютерных программ и глобальной сети Интернет формируют зону виртуального комфорта. Тенденция виртуальности приводит к проблемам восприятия пространственно-временной действительности. Заметна открытая демонстрация личной жизни окружающему социуму, при помощи чего значение приватности и частности теряет свое ценностное понимание. Информатизация устраняет реальное общение между людьми, заменяя его активным применением вымышленной коммуникации. Современный человек не пытается использовать свои умственные способности в решении повседневных вопросов, а незамедлительно обращается за помощью к компьютеру. При этом техника дает более абстрактное семантическое содержание, лишенное глубокого смыла, что негативно влияет на умственно-логическое развитие человека. К тому же постоянная работа с информационными технологиями требует значительного эмоционального и физического напряжения, что в конечном итоге приводит к психологическому истощению и неспособности контактировать в реальном мире.

В формировании потребительских практиках лидирующую позицию занимает реклама, агитирующая общество и подталкивающее его на символическое поведение. Реклама настойчиво продвигает значение бренда, под которым понимаются актуальные образы предметов потребления в современном социуме. Именно эта актуальность наполнена коммерческой ценностью, приобретение которой позволяет получить нужный статус и устойчивое положение в обществе. Шопинг превращается в социальное явление, чья покупательская способность значительно отличается от прошлого времени. Это мероприятие занимает важное значение в развитии свободного потребительского выбора, приобретает значение просвещения с точки зрения успешной самореализации. То есть, реклама выступает новым агентом социализации, которая приводит человека к индивидуализации по современным стандартам. Отсюда, значительно меняются цели, показатели и значимость ценностного содержания.

Без сомнения, освоение окружающего мира зависит от духовного содержания и характеристик личного восприятия человека, а современность представляет невыгодные условия для процесса социализации, которые не отличаются своей целостностью и устойчивостью. Культура теряет способность вырабатывать новые эстетические формы с целью эволюционного развития, при этом, не изменяя своим традиционным и классическим формам. В.Беньямин характеризует такое значение оригинальности уникальным состоянием в определенном месте и в определенное время [6, с.3]. Это говорит о своеобразности культуры, ее единственной вариации, не поддающейся прикосновенности. Точка зрения В.Беньямина заключается в том, что эстетические формы находятся на удаленном состоянии от информатизации и не могу быть трансформированы ею.

Однако, стоит возразить данному утверждению, так как опыт, получаемый в результате восприятия медийного пространства в дальнейшем трансформирует человека, как личность массовой культуры. Состояние этой культуры состоит в отрицании передачи классических художественных и духовных ценностей, чье отсутствие приводит к осложнению внутреннего развития человека и эстетического восприятия настоящей культуры. Современность копирует культурные элементы, наполняя их определенными знаками, и уничтожает при этом их индивидуальность. То есть, потребительские ценности препятствуют трансляции культурных форм в своем естественном состоянии, отсюда проблема распознавания оригинальности отличия ее от фальши.

Неслучайно российский философ А. В. Овруцкий считает актуальной на сегодняшний день тему большого влияния городской культуры над сельской [7, с.128]. Сельские поселения всегда отличались достаточной суверенностью традиционных взглядов и не были подвержены активному влиянию со стороны экономической системы. Информационный прогресс уверенно проникает в установленный режим и активно распространяет на ее территории культуру материального. Процесс урбанизации действует за счет реконструкции сельских населенных пунктов в городские, а, также, за счет увеличения миграции жителей муниципальных районов в городские. Главная цель экономического мира — распространить свое влияние по средствам массового охвата. Городская культура имеет активную подвижность и пользуется большим спросом среди традиционного населения на сегодняшний день.

Массовое отрицание привычных социальных установок и прививание современной этики наиболее характерно для молодого поколения с нестабильной жизненной позицией, которое публично демонстрирует ценностный базис, опосредованный массовой культурой. Стоит затронуть вопрос государства с соответствующей культурой образования, которое представляет характерную идеологию и условия саморазвития молодого поколения. Перечень дисциплин и профессий информационно-коммуникационного типа, проникновение в повседневность информационных технологий, говорит о стремлении экономического мира подогнуть современное, настоящее и будущее общество под систему повальных ценностей. С развитием демонстративной доминанты в социальной практике преобладают специалисты с высшим образованием, как условия достижения желаемого статуса в глазах общества. Рабочий класс сменяется специалистами с креативными качествами и мышлением. Молодежь проходит процесс социализации без ценностей и традиционных установок. Отсутствие контроля со стороны культурной парадигмы, но под воздействием масс-медиа, молодежью воспринимается, как свобода действий на основе «нужного» поведения и покупок для формирования яркой индивидуальности. Условия, в которых развивается молодой человек можно назвать обществом комфорта. Потребности в данном состоянии преследует молодежь во многих социальных областях: комфорт общения, комфорт семейного быта, образования и собственной самореализации. Но стоит заметить, что информационная революция предлагает для общества разной возрастной категории многообразные виды бытовой техники, которая заменяет человеческую деятельность и расширяет границы комфортного времяпровождения современного человека без необходимости прилагать особые усилия.

Таким образом, основные трудности развития современного общества заключаются в культурной деформации, поскольку ее ценности выступает стабильным компонентом социодинамики. Потребности — это требования и желания, которые подстраиваются под форму культуры, доминирующей в данном обществе. В таком случае, стоит уверенно назвать потребительство новой культурой современности. Это внедрение нового механизма в установленные ценности и реализация их дальнейшего управления. В условиях разрушения базисных ценностей значимость потребления воспринимается общественностью как основное и выступают, главным образом, основой социального позиционирования человека. Вместе с этим образовываются общественные стабилизаторы: потребительские нормы, этика и мораль, за счет чего культура потребления узаконивает свои позиции, как базисная ценность. Акцент переносится на массовое производство, ориентированное на массовое потребление, а открытие информационных каналов приводит к падению авторитетов традиционных институтов социализации. Отсюда, значимость рассматриваемого вопроса является бесспорным, так как от его решения зависит будущее состояние Российского общества.

Литература:

  1. Зареева Л. С., Рабцевич А. А. Проблемы отчуждения труда // Научный электронный архив.URL:http://econf.rae.ru/article/7267(дата обращения: 24.04.2016).
  2. Гэлбрейт Д. К. Экономические теории и цели общества // Пер. с англ., под ред. Н. Н. Иноземцева и А. Г. Милейковского. — М.: Прогресс, 1979. — 406 с.
  3. Фромм Э. Иметь или быть// Пер. с англ.Войскунской Н., Каменкович И., Комаровой Е., Рудневой Е., Сидоровой В., Фединой Е., Хорькова М.. — М.: «АСТ», 2000. — 448 с.
  4. Тоффлер Э. Третья волна. — М.: АСТ, 2010. — 784 с.
  5. Гопкало О. О. Теория общества потребления в современной социологии: Дис. на соискание ученой степени канд. социол. наук: 22.00.01 — Теория, методология и история социологии. — СПб, 2006. –155 с.
  6. Беньямин В. Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости. — М., 2004. — 65 с.
  7. Овруцкий А. В. Феноменология общества потребления // Общество. Среда. Развитие (TerraHumana). — 2011. — № 1. — с.127–131

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle