Библиографическое описание:

Артемов А. Н., Снегирева Е. В., Ковалева А. В. Постабортный синдром и техники доабортного психологического консультирования // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 371-374.



Раскрыто понятие и компоненты «постабортного синдрома». Проведен анализ исследований по проблеме ПАС. Выделены симптомы проявления посстабортного синдрома. Рассматриваются техники доабортного психологического консультирования в аспекте предупреждения проявлений симптоматики ПАС.

Ключевые слова: постабортный синдром, доабортное психологическое консультирование.

Современное состояние медицинской науки продвинулось в своей теории и практике далеко вперед в сравнении с опытом прошлого столетия. Новейшие достижения в области диагностики и лечения многих заболеваний поражают умы видных специалистов. Тем не менее, не всегда медикаментозное лечение помогает излечить. Это характерно для психосоматических заболеваний, некоторых медицинских вмешательств, когда след от перенесенного отражается на психическом здоровье личности. Одним из них является прерывание беременности — аборт.

Медицинский аборт может стать причиной тяжелой психологической травмы женщины. Еще во второй половине прошлого столетия, специалисты пришли к выводу, что матери несравнимо легче исторгнуть ребенка с помощью врачей из своей утробы, чем расстаться с памятью о нем. Накануне операции (аборта) женщина закрывает на все глаза; комплекс психологических защит может месяцы, годы и десятилетия препятствовать осознанию случившегося, но рано или поздно в его работе происходит сбой [5].

Совокупность возникающих после аборта психологических проблем, психических и психосоматических нарушений определяется как постабортный синдром (ПАС). Впервые этот термин был введен в 1985 г. американским психотерапевтом доктором А. Спекгард. Психические последствия медицинского аборта подробно описаны канадским психиатром, профессором Ф. Нейем. Научно-исследовательские данные и результаты практической деятельности, касающиеся терапии постабортных нарушений, представлены в работах зарубежных специалистов Д. Эльбрух, С. Стенфорд, В. Ру, А. Спекгарт, профессора П. Петерсена, М. Фурх, М. Симон и др.; а также отечественных — И. В. Горохова, Р. Н. Дергунова, В. Г. Дьяченко, И. Р. Ильяшева, М. А. Качан, Л. Н. Макшурова, Е. Ю. Онищук, О. В. Петрова, В. А. Руженков, С. Т. Ускенбаева, А. В. Хаменя, Г. В. Чижова, Н. В. Шиганцова и др.

В настоящее время существует более 250 публикаций по проблеме ПАС, проводятся научно-практические конференции международного уровня. Большой вклад в разработку этого направления вносят практические психологи и врачи, которые непосредственно осуществляют программы психологического сопровождения и комплексной психотерапии соответствующей категории женщин и их семей. Установлено, что переживание аборта отличается разной степенью осознанности, продолжительно по времени и включает в себя соматические, психологические, поведенческие и социальные компоненты. На особенности течения ПАС оказывают влияние культурно-этнические и религиозные факторы.

Согласно медицинскому определению, разработанному Американской ассоциацией психиатров, постабортный синдром — это разновидность посттравматического стрессового расстройства, которое является следствием психической травмы, вызванной событием, находящимся вне пределов обычного человеческого опыта.

Винсент Ру (США) определяет ПАС как посттравматическое стрессовое расстройство, характеризующееся развитием симптомов, вызванных определенными психоэмоциональными реакциями на полученную вследствие аборта физическую и психологическую травму [1].

Выделяют четыре основных компонента ПАС:

1) прямое или косвенное участие в умерщвлении внутриутробного ребенка, что воспринимается как тяжелая психологическая травма;

2) неконтролируемое многократное и сопровождающееся страданиями переживание ситуации аборта;

3) повторяющиеся попытки избегания эмоциональной боли или отрицания воспоминаний о прерывании беременности как психотравмирующем событии;

4) возникновение симптомов, связанных с абортом и не имевших место до него, включая чувство вины за сохранение собственной жизни [6].

Ш. Адкинс, автор программы по реабилитации женщин с постабортным синдромом (программа HEART-Healing the Effects of Abortion Related Trauma), предложил расширенное определение ПАС, считая, что это расстройство может развиваться как у женщин, так и мужчин из-за вызванных абортом и неразрешенных психологических и духовно-нравственных проблем [1].

При изучении социально-психологических последствий прерывания беременности Л. Фрид и П. Салазар использовали понятие «постабортивный стресс», подчеркивая тем самым значимость возникающей у женщины после искусственного прерывания беременности стрессовой реакции. Этими же исследователями в соответствии с уровневой структурой личности была предложена модель воздействия на женщину медицинского аборта и связанных с ним факторов с выделением физических, психологических, духовных и социальных последствий, специфика проявлений которых в каждом отдельном случае зависит от ее индивидуальных особенностей. Основными критериями нарушения психологического состояния женщины после прерывания беременности являются чувство вины, агрессия, страх и психотравмирующее воспоминание о событии [5].

Перечень проявлений ПАС, составленный Мюнхенской консультационной группой (Д. Реардона, С. Стенфорд и др.), включает следующие симптомы:

‒ шоковое состояние как реакция на психотравмирующую ситуацию, возникающие в последующем нарушения сна — бессонница, расстройство сна в виде кошмарных сновидений;

‒ постоянные мысли об аборте, поддерживающие неадекватное отношение к беременным женщинам и детям или панический страх при виде их; стремление забыть о случившемся, «исправить» аборт повторной беременностью;

‒ фобические реакции на внешние, напоминающие о совершенном аборте стимулы;

‒ сниженная концентрация внимания, гиперактивность; недостаточная эмоциональная вовлеченность в текущие события;

‒ агрессивные реакции экстра- и интрапунитивной направленности, эмоции гнева и ненависти по отношению к отцу ребенка, родственникам, осуществившему аборт врачу, всем лицам мужского пола;

‒ попытка самооправдания и психологической защиты с принятием социально активной позиции (становится деятельным сторонником или противником абортов, т. е. соответственно рекомендует другим женщинам сделать аборт или разубеждает их);

‒ многократные аборты;

‒ функциональные сексуальные расстройства, частая смена сексуальных партнеров;

‒ неослабевающее по силе переживание тяжелой утраты, ощущение внутренней опустошенности;

‒ потеря чувства собственного достоинства, депрессивный фон настроения, выраженное чувство вины, нечистоты, проклятия («этого Бог мне никогда не простит» или «этого я не смогу себе простить»);

‒ страх перед наказанием за содеянное, постоянная боязнь за рожденных детей и других членов семьи;

‒ зависимость от психотропных препаратов, различные формы аддиктивных расстройств;

‒ разной степени выраженности суицидальная настроенность [2].

Организация Heartbeat International, которая разрабатывает программы для терапии ПАС, описывает это патологическое состояние как склонное к хронизации психическое расстройство, симптомокомплекс которого образуют психотравмирующие воспоминания, реакция горя и самоосуждения женщины, ее неспособность простить себя и других лиц, которые участвовали в связанной с абортом жизненной ситуации; чувство вины, гнева, беспомощности и отчаяния, сожаление о случившемся; недоверие и жестокость по отношению к окружающим, пониженная самооценка, депрессия, слезливость и тревожное беспокойство, расстройства сна; различные виды зависимостей, сексуальные нарушения, конфликтность в семейной сфере, неспособность поддерживать доверительные отношения с близкими, страх оказаться связанной личными обязательствами с ними или страх покинутости и отвержения [1].

Основная причина развития ПАС имеет глубинный характер и связана с восприятием аборта как операции по насильственному умерщвлению собственного ребенка. Главными симптомами ПАС в настоящее время считаются повторные и навязчивые воспоминания о ситуации искусственного прерывания беременности; вызывающие эмоциональную боль, осознание непоправимости произошедшего, переживание глубокого горя, скорбь по утраченному ребенку, ощущение сохраняющейся связи с ним. Такое состояние может длиться до следующей беременности, иногда последствия совершенного аборта проявляются в течение нескольких лет, у некоторых женщин остаются до последних дней жизни [8].

Выделяется три типа развития синдрома.

Первый тип реакций. Расстройство возникает непосредственно после травмы либо проявляется в течение года. Вызвано это тем, что женщина, которая глубоко переживает происшедшее не справляется с высоким уровнем психоэмоционального напряжения, и у нее возникает срыв компенсаторных защитных механизмов. Этот тип течения расстройства встречается в небольшом проценте клинических наблюдений и наиболее благоприятен в отношении прогноза и эффективного лечения, так как причины эмоциональных и психосоматических нарушений очевидны для пациентки, что в значительной мере облегчает планирование и проведение диагностического обследования и психотерапии.

Второй тип реакций. Постабортные нарушения могут проявляться в течение длительного периода, но их связь с прерванной беременностью остается вытесненной из сознания женщины. Периодически выраженность расстройства возрастает, а диапазон его проявлений расширяется, что наиболее часто происходит в годовщину сделанного аборта или несостоявшийся день рождения ребенка.

Третий тип реакций. Дебют расстройства возникает спустя годы после аборта, к этому времени совершившая его женщина успевает забыть об этом событии.

Ухудшение психологического состояния женщины после аборта наступает в результате углубляющегося и вызывающего негативные чувства рассогласования личностной сферы. Настраиваясь на операцию, беременная воспринимает аборт как единственно возможный выход из сложившейся жизненной ситуации, и когда проблема, как ей кажется, легко разрешается, у нее возникает чувство облегчения. Но после искусственного прерывания беременности наступает «кризис противоречий», который вызван большим расхождением между ожиданиями женщины и открывшейся ей действительностью: вместо психологического комфорта, чувства свободы и независимости, семейной гармонии и хорошего самочувствия, она приобретает конфликтное с самой собой и окружающим миром существование, отчуждение от близких людей, тягостное отвращение к супружеской близости; у нее появляются заболевания гинекологической, эндокринной и других систем организма, симптомы психических расстройств, а также пристрастие к алкоголю и наркотикам, употребление которых становится единственно действенным способом притупления непрекращающейся душевной боли.

К основным вариантам психологических проявлений ПАС относятся два: депрессивные переживания с деструктивным чувством вины и переходящие в агрессию чувство обиды и скорбь по утраченному ребенку [5].

Для того, чтобы снизить проявления ПАС, в доабортный период проводят консультирование. Беременную не только информируют о возможных последствиях прерывания беременности, но и проводят психологические беседы, направленные на изменение решение об аборте. При этом, по данным исследований, проведенным в женских консультациях, после психологического консультирования каждая 5–6 женщина отказывается от принятого решения об аборте. Специалисты-консультанты раскрывают особенности ПАС, учитывая индивидуальность каждой пациентки. Особое внимание уделяется молодым, женщинам, склонным к психическим расстройствам, эмоционально глубоко переживающим жизненные ситуации [2].

Каждый человек должен понимать, что аборт — это противоестественный акт, противоречащий человеческой природе, разрушительно воздействующий на самосознание и материнскую сферу женщины. У нее снижается самооценка, теряется уважение к себе, искажается структура комплекса женственности. Искусственное прерывание беременности осложняется семейной дезадаптацией. Большинство из сделавших аборт женщин испытывают серьезные трудности в поддержании гармоничных отношений с супругом, детьми и другими родственниками. Аборт оказывает влияние на всех членов семьи. Вследствие чего доабортивное психологическое консультирование по возможности должно проводится со всеми близкими с беременной людьми, особенно, если это может повлиять на решение о прерывании беременности.

Литература:

  1. Адкинс Ш. Постабортный синдром и его терапия. Программа организации Heartbeat International по терапии постабортного синдрома. — М., 2000. — 43 с.
  2. Горохова И. В. Роль психологического доабортного консультирования в формировании мотивации женщины к отказу от прерывания беременности/ И. В. Горохова, О. В. Петрова, Р. Н. Дергунова. // Управление качеством медицинской помощи. 2015. № 1–2. С. 26–30.
  3. Куташов В. А., Барабанова Л. В., Куташова Л. А. Современная медицинская психология. Воронеж, 2013. — 170 с
  4. Куташов В. А., Кунин В. А., Куташова Л. А. Помощь лицам с кризисными состояниями и суицидальным поведением. Монография. Воронеж, 2013. — 224 с.
  5. Онищук Е. Ю. Влияние прерывания бере-менности на психологическое состояние женщины/ Е. Ю. Онищук // Перинатальная психология и пси-хология родительства. 2006. № 3. С. 43–50.
  6. Полякова Е. Я. Клинико-психологические аспекты постабортного синдрома/ Е. Я. Полякова // Вестник Новосибирского государственного университета. Серия: Психология. 2009. Т. 3. № 1. С. 121–135.
  7. Психологическое доабортное консультирование: механизм работы в структуре женской консультации: метод. рекомендации / Л. Н. Макшурова [и др.]. Красноярск, 2008. — 25 с.
  8. Руженков В. А., Качан М. А. Индивидуально-психологические факторы риска психических расстройств после прерывания беременности по медицинским показаниям на поздних сроках/ В. А. Руженков, М. А. Качан // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Медицина. Фармация. 2012. Т. 19. № 16 (135). С. 58–63.
  9. Ускенбаева С. Т., Ильяшева И. Р. Влияние искусственного прерывания беременности на репродуктивное здоровье женщины/ С. Т. Ускенбаева, И. Р. Ильяшева//
  10. Международный студенческий научный вестник. 2015. № 2–2. С. 207–209.
  11. Хаменя А. В. Социально-психологические детерминанты переживания беременности/ А. В. Хаменя// Сборники конференций НИЦ Социосфера. 2014. № 50. С. 24–30.
  12. Чижова Г. В. Ранние, поздние и отдаленные последствия абортов/ Г. В. Чижова, В. Г. Дьяченко, Н. В. Шиганцова // Здравоохранение Дальнего Востока. 2014. № 1 (59). С. 3–7.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle