Библиографическое описание:

Ковалева Н. И. Этническая идентичность как проблема социализации детей-мигрантов в образовательной среде // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1027-1029.



В статье представлены результаты исследования, показывающие, что у человека в новой социокультурной среде, наряду с ухудшением общего психического здоровья, значительные изменения происходят и в идентичности. Потеря этнической идентичности может привести к негативным последствиям идентичности человека в целом, когда возникает ощущение: «Я — никто, без имени и «лица».

Ключевые слова: кризис идентичности, этническая идентичность, адаптация, процесс миграции.

Начиная со второй половины XX столетия, в мировом масштабе наметились процессы, характеризующиеся стремлением не только отдельных людей, но и целых народов сохранить свою самобытность, подчеркнуть уникальность психологического склада, всплеском у многих миллионов людей этнической идентичности — осознания своей принадлежности к определенному этносу.

Этническая идентичность составная часть социальной идентичности личности, психологическая категория, которая относится к осознанию своей принадлежности к определенной этнической общности.

Т. Г. Стефаненко отмечает, что следует разграничивать этническую идентичность и этничность: этничность — аскриптивная (приписываемая обществом, то есть этническая принадлежность определяется по ряду объективных признаков: этнической принадлежности родителей, месту жительства, языку, культуре и др.) категория. Субъективная же этническая идентичность — самокатегоризация, достигаемая индивидом в процессе конструирования образа окружающего мира и своего места в нем.

Этническая идентичность, по определению Т. Г. Стефаненко, — это не только осознание, но и восприятие, понимание, оценивание, переживание своей принадлежности к этнической общности. Смысл данного феномена, по мнению автора, наилучшим образом отражает именно термин переживание, т. е. это переживание индивидом отношений Я и этнической среды — своего тождества с одной этнической общностью и отделения от других.

Можно выделить позитивную этническую идентичность — когда позитивные этнические чувства и социальные установки включают в себя удовлетворенность человека своим членством в этнической общности, желание принадлежать ей, гордость за достижения своего народа. Негативная этническая идентичность — это наличие негативных социальных установок к своей этнической общности, что включает даже отрицание собственной этнической идентичности, чувство униженности, стыда, предпочтение других групп и народов в качестве референтных.

Этническая идентичность не статичное, а динамичное образование, поэтому внешние социальные обстоятельства могут толкать человека любого возраста к переосмыслению роли этнической принадлежности в его жизни, приводить к трансформации этнической идентичности.

Наиболее актуальным является психологический анализ преобразований идентичности у детей-мигрантов, так как он позволяет разработать адекватные способы и направления эффективной адаптации этой категории детей.

Исследования по проблемам адаптации вынужденных мигрантов из зон этнических конфликтов показали, что важной основой психологических трудностей, которые они испытывают, является кризис социальной идентичности, в первую очередь таких ее компонентов как этническая и гражданская идентичности [3]. Нарушение механизмов социальной идентификации, в том числе этнической и гражданской, резко снижает возможности интеграции мигрантов в другую культуру. Именно у мигрантов кризис идентичности следует рассматривать как специфическую форму психической дезадаптации.

Если рассматривать кризис идентичности вынужденного мигранта как процесс, то в нем можно выделить два этапа. Первый этап заключается в трансформации социальной идентичности мигранта в целом на основе изменения этнической идентичности.

Второй этап кризиса идентичности связан с попаданием мигрантов в новую социокультурную среду, где они, помимо того, что испытывают «культурный шок», нередко сталкиваются с негативным отношением со стороны местного населения. Это еще более усугубляет кризис этнической идентичности, так как, вне зависимости от этнической принадлежности мигрантов, они воспринимаются местным населением как чужие.

Психическое здоровье детей мигрантов, так же, как и взрослых, подвергается негативным изменениям под воздействием стресса, вызванного причинами миграции, которые сами по себе зачастую являются очень травматичными, а также изменениями привычной обстановки. Эти факторы воздействуют на ребенка в период развития, нарушая нормальные процессы формирования психических функций и становления личности [2]. Опыт миграции оказывает системное воздействие на все сферы психики ребенка, негативно влияя на когнитивные процессы, особенности поведения, межличностные отношения, самооценку и на мировоззрение ребенка.

В нашем исследовании мы предположили, что попадание личности в новую социокультурную среду, наряду с общим ухудшением психического здоровья, приводит к серьезным трансформациям идентичности.

В исследовании использовался тест Куна-Макпартленда «Кто Я» с целью изучения содержательных характеристик идентичности личности.

Результаты теста показали, что 63 % подростков относятся к сомневающемуся типу (количество знаков плюс-минус в данной группе превышает 40 %). Такой показатель наблюдается у людей, переживающих кризис в своей жизни, а также свидетельствовать о нерешительности как черте характера.

Около 26 % подростков отнесены к эмоционально-полярному типу, они оценили свои идентификационные характеристики только как не нравящиеся. Данный показатель свидетельствует о максимализме в оценках, перепады в эмоциональном состоянии.

Только 11 % испытуемых могут быть отнесены к уравновешенному типу. Они более стрессоустойчивы, быстрее могут разрешать конфликтные ситуации, поддерживать конструктивные отношения с разными людьми.

У 26 % подростков отмечен низкий уровень рефлексии (за 12 минут было дано только 3-5 ответов), что свидетельствует о низком уровне развития представления о себе.

Анализ временного аспекта идентичности необходимо проводить, исходя из посылки, что успешность взаимодействия человека с окружающими предполагает относительную преемственность его прошлого, настоящего и будущего «Я». У 36 % преобладают в самоописании глагольные формы, описывающие действия или переживания в прошедшем времени. Данный показатель говорит о наличии в настоящем неудовлетворенности, стремлении вернуться в прошлое в силу его большей привлекательности или травматичности (когда психологическая травма не переработана). У 11 % в самоописании преобладают глагольные формы будущего времени, что свидетельствует о неуверенности в себе, стремлении человека уйти от трудностей настоящего момента в силу недостаточной реализованности в настоящем.

Отвечая на вопрос «Кто я?», человек указывает социальные роли и характеристики-определения, с которыми он себя соотносит, идентифицирует, то есть он описывает значимые для него социальные статусы и те черты, которые, по его мнению, связываются с ним.

У всех испытуемых в самоописании отсутствуют социальные роли в идентификационных характеристиках, что указывает на кризис идентичности.

Принято считать, что характеристики самого себя, которые человек записывает в начале своего списка, в наибольшей мере актуализированы в его сознании, являются в большей мере осознаваемыми и значимыми для субъекта. Более чем у 54 % в начале списка стояли описания «неудачник», «не знаю что сказать о себе», «чужой», «приезжий», «узкоглазый», что свидетельствует о негативном самовосприятии.

Под валентностью идентичности понимается преобладающий эмоционально-оценочный тон идентификационных характеристик в самоописании человека. В группе исследуемых преобладает негативная валентность (преобладают в целом отрицательные категории при описании собственной идентичности, больше описываются недостатки, проблемы идентификации — «некрасивый», «раздражительная», «не знаю, что сказать о себе», «неудачник»).

У 11 % отмечена нейтральная валентность — наблюдается или равновесие между положительными и отрицательными самоидентификациями, или в самоописании ярко не проявляется никакой эмоциональный тон (идет формальное перечисление ролей: «сын», «студент», «спортсмен»). Данные виды валентности характеризуют неадаптивное состояние идентичности. Они связаны с импульсивностью, непостоянством, тревожностью, депрессивностью, ранимостью, неуверенностью в своих силах, сдержанностью, робостью.

В качестве количественной оценки уровня дифференцированности идентичности выступает число, отражающее общее количество показателей идентичности, которое использовал человек при самоидентификации.

В группе испытуемых у 15 % отмечается низкий уровень дифференцированности (1-3 показателя), что говорит о ярко выраженном кризисе идентичности и свидетельствует о таких личностных особенностях, как замкнутость, тревожность, неуверенность в себе, трудности в контролировании себя.

В ходе исследования были также установлены половые отличия кризиса идентичности. Более 36 % подростков с низким уровнем самоопределения (от 63 %) — мальчики. Можно предположить, что на новом месте девочки обычно вживаются в среду обитания лучше мальчиков. Будучи замкнутой на повседневность, девочка психически оказывается в любом новом месте «ближе» к родному дому, тогда как мальчик — «дальше», и это создает для него дополнительную психологическую нагрузку.

Проведенное исследование не охватывает всей сложности рассматриваемой проблемы. Перспективным направлением может стать выявление роли тренинга этнической толерантности и комплексной программы адаптации мигрантов к новой социокультурной среде с целью преодоления кризиса идентичности.

Литература:

1 Бондырева С.К., Колесов Д.В. Миграция (сущность и явление). М.: Издательство МПСИ; Воронеж: НПО «Модек», 2004.

2 Лебедева Н.М., Лунева О.В., Стефаненко Т.Г. Тренинг этнокультурной компетентности. М., РУДН, 2003.

3 Солдатова Г.У. Психология межэтнической напряженности. М., Смысл, 1998.

4 Солдатова Г.У., Шайгерова Л.А., Шлягина Е.И. Нарушения этнической идентификации у русских мигрантов. Социологический журнал, 1994.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle