Библиографическое описание:

Москаленко М. Р., Толстых О. А. Развитие политической и гражданской культуры учащихся как фактор качества профессионального образования (на примере изучения монархической государственной системы в дореволюционной России) // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1157-1159.



В работе изучается влияние развития политической и гражданской культуры учащихся на качество профессионального образования. Изучается специфика объяснения развития монархической политической системы России учащимся. Понимание особенностей ее развития очень важно для анализа исторических и политических тенденций данного периода и формирования политической и гражданской культуры будущих профессионалов.

Ключевые слова: качество образования, политическая и гражданская культура учащихся, монархические проекты.

Развитие политической и гражданской культуры учащихся очень важно для повышения качества профессионального образования. Особенно это касается специальностей, связанных с экономикой и управлением, педагогикой, юриспруденцией [1], где от уровня данной культуры напрямую зависит профессионализм работника. Кроме того, умение учащихся анализировать текущую социально-политическую ситуацию и общественные процессы очень важно для профилактики различных форм экстремизма как в образовательной среде, так и в обществе в целом [2]. В современном мире существуют пропагандистские технологии влияния на массы людей с использованием мифологем националистического содержания, которые могут использоваться для дестабилизации социума [3]. Классический пример — СССР, который с началом политики «перестройки» из достаточно стабильной страны превратился в гигантскую арену межнациональных конфликтов, причем поражала та легкость, с которой всевозможные националистические стереотипы и деструктивные политические мифологемы подхватывались достаточно образованными людьми, что способствовало развитию экстремизма и созданию напряженной обстановки. Поэтому так важно развитие политической и гражданской культуры студентов как для их профессиональной подготовки (особенно гуманитарных специальностей), так и для формирования их личности и гражданского самосознания.

Естественно, что в основе развития данной культуры должно лежать грамотное и корректное объяснение учащихся ключевых аспектов политического, исторического, культурного, правового развития Российского государства в различные исторические эпохи в учебном курсе истории России и ряда политико-правовых дисциплин («Политология», «Правоведение», «Конституционное право» и др.). Одним из ключевых аспектов в истории политической и правовой мысли России является вопрос о всестороннем системном кризисе общества начала ХХ в., приведшем к серьезным социальным потрясениям: революционным взрывам и кровавой Гражданской войне. Были ли у страны шансы избежать данных потрясений и развиваться по более «мягкому» сценарию развития? Естественно, возникает вопрос о возможностях реформирования российской монархической государственности на рубеже XIX-XX вв.

Важность данного вопроса для формирования гражданской и правовой культуры учащихся во многом обусловлена тем, что существует ценностный раскол как в российском обществе в целом, так и в среде интеллигенции и преподавательского состава, который проявляется, прежде всего, в неоднозначном отношении к идеям коммунизма, либерализма, монархической государственности, тем или иным историческим деятелям России и значимым событиям в истории нашей Родины. Среди людей, даже близких по социальному положению и роду деятельности, достаточно неоднозначное отношение к фигуре Николая II, проектам политического реформирования страны начала ХХ в., революционным событиям 1905 и 1917 гг., политике большевиков и белогвардейцев. Или, например, существует достаточно противоречивое отношение к роли дворянства в российской истории: с одной стороны, духовные и эстетические идеалы русского дворянства оказывали большое влияние на развитие культуры российского общества [4]; с другой — с привилегированным положением дворянства и его классовыми интересами связывают крепостничество, и такие вытекающие из него негативные черты поведения, как барство, холопство, чинопочитание. В педагогических коллективах можно встретить самые полярные точки зрения, и иногда возникают бурные дискуссии по тем или иным историческим проблемам, а специфика их объяснения учащимся во многом зависит от мировоззрения преподавателя. С одной стороны, это говорит о реально существующем плюрализме мнений, с другой — препятствует формированию у учащихся целостной, непротиворечивой системы духовно-нравственных ценностей.

Монархические концепции политического устройства России берут свое начало от поучений Иосифа Волоцкого, посланий старца Филофея и доходят до работ М. Н. Каткова, К. П. Победоносцева, Л. И. Тихомирова, И. А. Ильина, И. Л. Солоневича и современных монархистов. Статус монархической власти как самодержавной был закреплен при Петре I в воинском артикуле: «Его Величество есть самовластный Монарх, который никому на свете о своих делах ответа дать не должен; но силу и власть имеет свои от Государства и земли, яко христианский Государь по своей воле и благомнению управлять» [5, с. 183].

Учащимся следует знать, что проект монархического устройства имел достаточно широкую поддержку в обществе, а его противники были представлены достаточно небольшой, но политически активной прослойкой радикально настроенной молодежи (народники, позднее эсеры и др.) [6]. Идеалы патриотизма были основаны на доверии к монарху, и в целом монархическая идея интегрировала общество, которое сохраняло сословный строй и во многом оставалось полуфеодальным. Дворянство, которое и после отмены крепостного права во многом сохранило привилегированное положение в обществе, давало массу примеров служения патриотизма Отечеству [7].

Интересный анализ особенностей монархического проекта предлагает историк Т. Тарановский, отмечая, что со времен Петра I Российское государство было конкретной формой западной абсолютной монархии, полицейского государства. Оно было наследственной монархией, узаконенной рационалистическими законами секуляризованного естественного права и договорной теории правления. Самодержавному монарху было дано право заботиться о всеобщем благоденствии, прогресс общества заключался в допущении управления государством его подданными во имя их благополучия. В силу специфики «догоняющей модели» развития России континентальное полицейское государство, свергнутое на Западе после французской революции и наполеоновских войн, достигло своей кульминации в России в 1-й пол. XIX в. [8] Учреждения центральной власти (Госсовет, Комитет Министров и теоретически Сенат) официально определялись как надзаконные, т. к. они были непосредственно связаны с персоной монарха. Они не обладали независимой властью, а их решения могли получить силу закона только после санкции монарха. Земства и муниципальные учреждения самоуправления не мыслились и не трактовались как законные органы правления ни теоретически, не практически. Они были общественными, а не государственными учреждениями и потому не играли законодательной роли в правительстве. Такое состояние дел должно было привести к конфликту, помешать политическому сотрудничеству государства и общества и создать препятствия для реформы [8].

Важным аспектом, который обычно учащиеся усваивают достаточно сложно, являются социокультурные противоречия российского общества рубежа ХIX-XX вв. Они связаны, прежде всего, с противоречиями между архаичными идеалами традиционализма и ценностями либеральной, капиталистической цивилизации которые вместе с развитием индустриального общества все больше проникали в Россию, вызывая диссонанс в массовом сознании большинства крестьянской и рабочей массы. В повседневной жизни России данного периода архаичные черты поведения были очень сильны: так, даже спустя десятилетие после отмены крепостного права достаточно многие дворовые и служащие люди в горнозаводских вотчинах Урала продолжали испытывать раболепное почитание перед помещиками [9, с. 260]. Естественно, что требовалось значительное время, чтобы в российском обществе были адаптированы данные западные ценности (напомним, что и в странах Западной Европы в XIX в. модернизационные процессы сопровождались серьезными кризисами и мощными социальными взрывами) [10]. Социальные противоречия в модернизирующемся российском обществе вели к росту радикализма и экстремизма [11]. В русской либеральной мысли появлялись концепции реализации прав человека и достойного существования [12], но из-за высокой степени социальных противоречий они во многом не успевали реализовываться в обществе, которое во многом оставалось полуфеодальным.

Российская модель монархии теоретически могла развиваться в направлении постепенного развития парламентаризма, и существующие властные структуры теоретически могли взять на себя ведущую роль в процессе модернизации общества. В этом случае был вероятен путь реформ сверху — верхушечной модернизации. Но данный путь был, в ХХ в., скорее исключением: по нему пошли, например, Скандинавские страны и Япония. В большинстве других обществ произошли серьезные потрясения, связанные с крушением монархий и переходом к республиканской форе правления.

Таковы общие особенности развития монархической политической системы дореволюционной России, на которые следует обратить внимание учащихся. Здесь определенную сложность представляет «отделить» эмоционально-оценочное отношение и объективный научный анализ, поскольку в обществе до сих пор ведутся дебаты по поводу альтернатив исторического развития страны в данный период времени.

Литература:

  1. Ожиганова М. В. О некоторых вопросах государственной политики в сфере профессионального образования в России // Право и образование. 2012. № 1. С. 20–25.
  2. Москаленко М. Р., Суровцева Н. Г., Ларионова М. Б. Стратегические вызовы для России и проблема адаптации мигрантов // Экономика и социум. 2014. № 3–2(12). С. 578–580.
  3. Москаленко М. Р. Формирование патриотизма и позитивной национальной идентичности учащихся как фактор национальной безопасности // Экономика и социум. 2015. № 1–3(14). С. 1391–1393.
  4. Ларионова М. Б. Музыка в повседневной жизни дворянского семейства (на примере семьи уральского заводчика П. Д. Соломирского) // Урал индустриальный. Бакунинские чтения: Индустриальная модернизация Урала в XVIII-XXI вв. ХII Всероссийская научная конференция, посвященная 90-летию Заслуженного деятеля науки России, доктора исторических наук, профессора Александра Васильевича Бакунина. Екатеринбург, 2014. С. 206–211.
  5. Полное собрание законов Российской Империи, повелением государя императора Николая Павловича составленное. Собр. I, т. V: (1713–1719).
  6. Першина В. М., Москаленко М. Р. Противодействие политическому экстремизму в правовой традиции дореволюционной России // Экономика и социум. 2015. № 3–2(16). С. 550–553.
  7. Ларионова М. Б. Дворяне Пермской губернии в XVIII-начале ХХ века: численность, состав, земельная собственность // Вестник Пермского университета. Серия: История. 2013. № 2. С. 18–34.
  8. Тарановский Т. Идеологические и структурные препятствия на пути к реформе у русской автократии конца XIX в. // Россия в XX веке. Историки мира спорят. М., 1994. С. 35–43.
  9. Дашкевич Л. А., Ларионова М. Б., Неклюдов Е. Г., Шалина И. В. Повседневная жизнь провинциального имения: дневник слуги уральских помещиков Голубцовых // «Quaestio Rossica». 2015. № 1. С. 255–274.
  10. Москаленко М. Р., Дорошенко В. А. Учебная дисциплина «История науки и техники в контексте эволюции системы образования» // Известия Уральского федерального университета. Серия 1: Проблемы образования, науки и культуры. 2012. Т. 104. № 3. С. 33–40.
  11. Москаленко М. Р. Социальные факторы экстремизма в современной России // Экономика и социум. 2015. № 3- (16). С. 379–382.
  12. Кислов А. Г., Кропанева Е. М., Москаленко М. Р. Идея права на достойное человеческое существование: социально-философский анализ. Екатеринбург, 2013.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle