Библиографическое описание:

Ныгметова Н. Т., Хон М. В. Исторический контекст формирования корейской диаспоры в Казахстане // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 942-945.



В статье описываются некоторые исторически моменты, связанные с переселением корейского народа из Дальневосточного края Советского Союза в Казахстан. Также рассмотренные вопросы освещают историю образования корейской диаспоры в Казахстане.

Считается, что начало истории диаспоры корейцев в Казахстане начинается с Дальневосточного края Советского Союза. Однако стоит задать ещё один вопрос: каким образом корейцы оказались на этой земле, за границами Кореи? Ответ простой: бедные корейцы в поисках лучшей доли и работы уходили с территории нынешней Северной Кореи и основывали свои поселения вдали от Родины. Для простого корейца, жившего в конце XIX века, самым важным фактором жизненного благополучия было наличие собственной земли, на которой он мог работать. К тому же, в первой половине 1860-х в Корее произошёл очередной неурожай. Несмотря на строгий запрет, предусматривающий смертную казнь любому, кто осмелился покинуть пределы страны предков, многие корейцы решили иммигрировать на территорию России. Приморский край на тот момент был плохо обжит, сельское хозяйство слабо развито, поэтому российские власти не препятствовали этому процессу. Корейцы-переселенцы, быстро стали одним из главных поставщиков овощей и круп, так как они были знакомы с агротехникой, которая позволяла выращивать сельскохозяйственные культуры во влажном климате Приморья. Таким образом, в следствие нехватки свободной земли в Корее, оккупации корейского полуострова в 1905 году Японией, иммиграция корейцев из северных провинций Кореи, особенно Хамгёндо, в конце XIX — начале XX вв. стала приобретать массовый характер.

Корейцы-переселенцы, проживавшие в приграничных областях, находились в двойственном положении: с одной стороны, они уже не находились под протекторатом Кореи, с другой стороны они ещё не имели никакого защиты со стороны России. Ситуация постепенно менялась, когда российскими властями проводилась перепись населения, корейцам давали русские имена, была обещана защита. Стоит понимать, что данный регион не был спокойным в то время. Начиная с периода опиумных войн в Китае, корейские приграничные поселения были объектами нападения отрядов солдат-наркоманов китайской армии, разбойничьих банд хунхузов. Также шла партизанская борьба против японской колонизации. То есть жизнь иммигрантов была далеко не безоблачной и спокойной. В это время сама Корея находилась в зоне влияния своих более сильных соседей: Японии и Китая. Именно эта историческая зависимость от стран-противников Советского Союза наложит свой отпечаток на судьбу дальневосточных корейцев.

В 1937 году Сталин и Молотов подписали постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) № 1428–326 «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края». Почему было принято подобное решение? Чем руководствовались представители власти? Чтобы ответить на эти вопросы следует понимать, что в тот период в мире царствовала «шпиономания», ведь в отличие от сегодняшних дней, эффективных средств контроля и слежки просто не существовало. В Америке «ловили» немецких шпионов, также как в Советском Союзе японских. К тому же на фоне усиления влияния Японии, которая вела свою агрессивную политику, на Дальнем Востоке сложился очаг напряженности. Япония развязала в 1931 году агрессию против Китая, оккупировала Маньчжурию, угрожала Монголии и СССР. К тому же часть населения Кореи была каким-то образом связана с Японией, часть молодежи проходила обучение в Японии, некоторые служили в японской армии. Руководство СССР опасалось возможного шпионажа и распространения прояпонских настроений среди корейцев. Вот основная причина почему упомянутое выше постановление было подписано.

Чтобы ответить на вопрос, как относились корейцы Дальнего Востока к колонизации Кореи Японией, приведём ниже отрывок автобиографии Хона Бом До, легендарного народного героя. Он был одним из самых популярных руководителей антияпонского народного ополчения — Армии справедливости (Ыйбён) в Корее начала XX в. который по существу дал начало вооруженной борьбе против японских колонизаторов.

«В 1894 г. в деревне Максир (рядом с табачным селением Ченнен) лишив 3-х корейцев жизни, являвшихся сторонниками японского монархизма, бежал из с.Ченнен, где я тогда работал на бумажной фабрике, в горное селение Червон, провинции Канвондо, где я впервые организовал отряд инсургентов (участников восстания) в 300 человек для борьбы против японских хищников. В 1904 г. был японцами пойман и заключён в тюрьму, откуда через 6 месяцев мне удалось убежать.

Дальше, с конца 1904 по 1913 год снова вел борьбу с японцами в округах провинций Хамкендо, Капсан, Тяндин, Тенфен, Хамхын, Хонвен, Самсу, Ивен, Танчен, Мусан, имея отряды человек в 2500, сосредоточившиеся там же, в горных, захолустных местах.

В 1913 г., в июле месяце, будучи преследуем японцами и не имея возможности дальше держаться в Корее, перебрался из последней на нынешний Советский Дальний Восток, где пробыл до 1919 г. в надежде на то, чтобы, как тогда мыслил я, получше вооружиться»

Из этого короткого отрывка можно сделать два важных вывода. Во-первых, некоторые корейцы действительно сотрудничали с японцами. Во-вторых, значительная часть корейского народа была вовлечена в активное сопротивление японской колонизации. В 1962 г. Хон Бом До был посмертно награжден правительством Республики Корея орденом «За заслуги в строительстве государства»

Стоит отметить, что события Октябрьской революции 1917 года были встречены дальневосточными корейцами с энтузиазмом и надеждой. Позже многие из них воевали в рядах Красной армии, как например будущий Герой Социалистического Труда Ким Пен Хва и уже упомянутый выше Хон Бом До. Во время Гражданской войны примерно каждый пятый кореец-мужчина Приморья добровольно воевал в Красной армии или в партизанских отрядах. Тем не менее, в 1937 году этого оказалось недостаточно, чтобы вывести корейцев Дальнего Востока из числа «неблагонадёжных элементов общества». Перед переселением органы НКВД провели массовые репрессии, отличавшиеся особой жестокостью даже на фоне всплеска репрессий 1937 года: были почти поголовно уничтожены выдвинувшиеся за годы гражданской войны годы руководители ВКП(б), большинство корейцев-краскомов, была уничтожена вся корейская ячейка Коминтерна и большинство корейцев, имевших высшее образование. Уже во время переселения органами НКВД были арестованы около 2,5 тыс. корейцев из числа подлежащих переселению. Незадолго до принятия постановления о депортации на Дальнем Востоке прошло несколько волн чисток и репрессий, охвативший все слои общества и властных структур, включая аппарат ВКП(б), Красную армию, органы НКВД, интеллигенцию и простых граждан. На смену репрессированным, покончивших собой и смещённых со своих постов советским функционерам пришла новая номенклатура, не имевшая в своей основной массе опыта совместной работы с советскими корейцами. Эта новая номенклатура была способна к жестокому выполнению поставленной центральной властью задачи по выселению корейцев из Дальневосточного Края. [1] Постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) № 1428–326 запустило механизм депортации корейцев, который в дальнейшем будет применен в отношении других репрессированных народов. Корейцы Дальнего Востока были первыми в длинном списке народов, которые будут в дальнейшем репрессированы и высланы в Казахстан. Именно поэтому многие административные и управленческие решения были впервые применены во время депортации корейцев в 1937 году. Отсюда и большое количество проблем с которыми столкнулись переселенцы на первом этапе.

Переселение осуществлялось в два этапа. Первая волна переселенцев была направлена в Казахстан в 1937 году, вторая в 1938 году. Ниже отрывок из постановления:

«2. К выселению приступить немедленно и закончить к 1 января 1938 года.

3. Подлежащим переселению корейцам разрешить при переселении брать с собою имущество, хозяйственный инвентарь и живность.

4. Возместить переселяемым стоимость оставляемого ими движимого и недвижимого имущества и посевов.

5. Не чинить препятствий переселяемым корейцам к выезду, при желании, за границу, допуская упрощенный порядок перехода границы.

6. Наркомвнуделу СССР принять меры против возможных эксцессов и беспорядков со стороны корейцев, в связи с выселением.

7. Обязать Совнаркомы Казахской ССР и Узбекской ССР немедленно определить районы и пункты вселения и наметить мероприятия, обеспечивающие хозяйственное состояние на новых местах переселяемых, оказав им нужное содействие». [2]

Обратим внимание на пункт 5, он формально предоставлял право выбора при желании вернуться в Корею вместо депортации в Казахстан. В действительности подобное конечно же не было бы разрешено, переселение было насильственным. Вот как говорит об этом А. И. Солженицын в книге «Архипелаг ГУЛАГ»:

«Первый опыт был весьма осторожен: в 1937 году сколько–то десятков тысяч подозрительных этих корейцев — какое доверие этим черномазым косоглазым перед Халхин–Голом, перед лицом японского империализма? — были тихо и быстро, от трясущихся стариков до блеющих младенцев, с долею нищенского скарба переброшены с Дальнего Востока в Казахстан. Так быстро, что первую зиму прожили они в саманных домах без окон (где же стёкол набраться!)» [3, Часть 6, глава 4].

Естественно, что уровень смертности от болезней был высоким. Пункт 4 гласит о том, что стоимость имущества, оставляемого на Дальнем Востоке должно быть возмещено по прибытию в Казахстан. Формально была произведена опись имущества, однако зачастую данные записи делались от руки, без каких-либо печатей, простым карандашом. Стоит ли говорить о том, что возмещение стоимости имущества проходило с большим трудом. Пункт 7 гласит о том, что при переселении должны быть проведены соответствующие административные мероприятия для адаптации переселенцев на местах. По рассказам очевидцев в большинстве случаев эти условия были соблюдены лишь формально, не были решены главные главные вопросы обеспечения трудоустройства переселенцев. К примеру не были учтены особенности рисового земледелия, которое являлось основной сфера труда корейцев, не были выделены подходящие участки земли, не были решены вопросы ирригации. Большинство переселенцев было направлено в Кзыл-Ординскую область Казахстана. Часть переселенцев были рыбаками, их переселили в районы где был возможен рыбный промысел, Аральский и Балхашский регионы. В Аральском регионе уже были заметны первые признаки экологической катастрофы, рыбный промысел для переселенцев там был весьма затруднен. Многие мигрировали из этого региона в другие, более благоприятные для проживания, например Узбекистан. На Балхаше не применялась техника «глубокого лова», специалистами по которой являлись рыбаки с Дальнего Востока. Стоит понимать, что сам казахский народ только начал восстанавливаться после страшных лет голода 30х годов. Тем не менее местное население помогало корейским переселенцам адаптироваться к абсолютно новым условиям жизни. Из-за неготовности руководства к решению множества проблем переселенцев, последующие месяцы между осенью 1937 года и летом 1938 года, корейцы прожили имея только запасы, которые они привезли с собой. Наблюдался высокий уровень смертности из-за тяжелых условий жизни. Подготовка к новому сельскохозяйственному сезону во многих местах была сорвана из-за непрофессионализма и недальновидности руководства.

Двойственная позиция по отношению к корейцам выражалась во многих аспектах, например мужчины не могли служить в армии, хотя напрямую корейцы не были обвинены в «пособничестве врагу». Переселённые корейцы имели статус административно высланных − они были ограничены в передвижении пределами Средней Азии. В отличие от представителей других депортированных впоследствии народностей корейцы могли занимать руководящие должности и учиться в высших учебных заведениях. Они трудились в собственных колхозах, на выделенной им земле, или вступали в колхозы местного населения на общих основаниях. Лишь 1 апреля 1993 года постановлением Верховного Совета Российской Федерации были признаны незаконными акты, принятые начиная с 1937 года в отношении советских корейцев, и, по сути, корейцы были реабилитированы как жертвы политических репрессий.

Несмотря на все трудности корейцы смогли приспособится к новым условиям, более того корейские сельские хозяйства стали основой для поливного земледелия в Казахстане и Узбекистане. Об вкладе корейцев в развитие Казахстана можно судить по следующему факту, за все годы советской власти в Казахстане 68 корейцев получили высокое звание Героев Социалистического Труда, высшей степени отличия для лиц, проявивших трудовой героизм. Любовь к работе на земле, высокая работоспособность, вот чем в первую очередь отличались корейцы-переселенцы. Волею судеб образовавшиеся корейские диаспоры Узбекистана и Казахстана стали олицетворять новое этническое образование «Корё-сарам», фактически объединяющее всех корейцев на постсоветском пространстве. Стоит отметить ещё один признак, характеризующий «Корё-сарам». Ниже слова А. И. Солженицына из книги «Архипелаг ГУЛАГ»:

«В Казахстане ещё больше преуспели корейцы — но они были и сосланы раньше, а к 50–м годам уже порядочно раскрепощены: уже не отмечались, свободно ездили из области в область и только за пределы республики не могли. Они преуспевали не в достатке дворов и домов (и те, и другие были у них неуютны и даже первобытны, пока молодёжь не перешла на европейский лад). Но, очень способные к учению, они быстро заполнили учебные заведения Казахстана (уже в годы войны им не мешали в этом) и стали главным клином образованного слоя республики» [3, Часть 6, глава 4].

В этих словах мы видим, что произошло изменение сознания «Корё-сарам». Старшее поколение, пережившее ужасы депортации и репрессий, зарабатывающее на хлеб тяжелым трудом на земле, решает, что самым важным в жизни молодого поколения должны стать не материальные блага, а образование. Чтобы понять насколько корейцы преуспели в этом достаточно упомянуть следующий факт: в 1989 г. доля лиц с высшим образованием среди корейцев была в два раза выше, чем в среднем по СССР. В нынешнее время в России корейцы по уровню образования занимают второе место после евреев. Поразительно, как «восточный менталитет», в котором огромную роль имеет культура труда и ценность образования, стал отличительной чертой корейцев в истории Казахстана.

В заключение хочется отметить, что Казахстан является уникальной страной, где в силу многих, порой трагических обстоятельств, были сплетены судьбы многих народов. Поэтому единство народов Казахстана является не просто идей, а реальным опытом, основанным на любви к родной земле и стремлении к её процветанию. В начале статьи было описано, как первые переселенцы из Кореи ушли в поисках лучшей доли на территорию Дальнего Востока. Несмотря на прошедшие годы этот вопрос всё ещё остаётся актуальным для корейской диаспоры Казахстана. Это подтверждает высокий процент внутренней миграции. Однако история «Корё-сарам» показывает, что даже в тяжелые моменты необходимо отстаивать ценность труда и образования, как основания для лучшего будущего.

Литература:

  1. Википедия — свободная энциклопедия [Электронный ресурс]. https://ru.wikipedia.org/wiki/Депортация_корейцев_в_СССР — (дата обращения: 21.04.2016).
  2. Постановление Совнаркома и ЦК ВКП(б) № 1428–326 «О выселении корейского населения из пограничных районов Дальневосточного края» от 21 августа 1937 г.
  3. А. И. Солженицын. Архипелаг ГУЛАГ. [Электронный ресурс] http://predanie.ru/lib/book/69309/ — (дата обращения: 21.04.2016).
  4. Г. В. Кан. Корейцы Казахстана. — Алматы. Казахстан., 1994. — 239 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle