Библиографическое описание:

Карпов В. В., Куташов В. А. Некоторые аспекты патогенеза и лечения остеохондроза позвоночника // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 377-384.



В последнее время в медицинской литературе появилось много данных о различных патологических состояниях позвоночника, их патогенезе, проявлениях, терапии. С одной стороны, такое обилие информации, безусловно, полезно для улучшения качества работы практического врача, но с другой стороны буквально «топит» врача в потоке информации, очень затрудняя ранжирование информации по степени важности именно для практического применения. Ведь невозможно бесконечно увеличивать поток информации, воспринимаемой человеком (доктор — тоже человек). Наступает момент, когда объем входящей информации просто превышает возможности обрабатывающего информацию органа (мозга). Этот «переизбыток знаний» успешно используют фармацевтические фирмы, благодаря современным технологиям продаж и рекламы смещая акценты лечения исключительно (или по крайней мере — в значительной степени) в сторону медикаментозной терапии, в том числе в сторону применения каких-либо определенных, конкретных препаратов, естественно, своего производства. Однако, вот беда — несмотря на «очевидные успехи фармацевтики», — количество людей с проблемами позвоночника растет год от года. В чем же дело? Может, в погоне за быстрым «излечением от остеохондроза» мы что-то упускаем?

Ключевые слова: остеохондроз, заболевания ПНС, боль в спине.

Начнем с примера, а точнее, с двух примеров. Пример первый. Больная М., возраст 82 года. Поступила в неврологическое отделение по направлению невролога поликлиники с диагнозом: Дисциркуляторная энцефалопатия. Помимо типичных для этого состояния признаков при осмотре больной обратил на себя внимание выраженный кифоз грудного отдела позвоночника. Выражаясь литературно, при съемках фильма про Бабу-Ягу никаких приспособлений на спину этой больной не потребовалось бы. Причем, формирование кифоза происходило постепенно на протяжении порядка тридцати лет. Но ни в период формирования кифоза, ни ранее, ни в настоящее время никаких проблем с позвоночником больная не испытывала. За период госпитализации, кроме всего прочего, больной была проведена рентгенография грудного и поясничного отделов позвоночника которая выявила грубые признаки деформирующего спондилеза. При объективном осмотре выявлялось умеренное напряжение паравертебральных мышц поясничного и грудного отделов позвоночника и легкая непостоянная болезненность при пальпации паравертебральных точек поясничного отдела позвоночника. Больная упорно настаивала на отсутствии каких-либо проблем с позвоночником в прошлом и в настоящее время, и только за несколько дней до выписки вспомнила, что около двух месяцев назад она отмечала боль в поясничном отделе позвоночника после физической нагрузки — уборки урожая картофеля в одиночку (больная проживает одна в сельской местности) и переноски его, расфасованного в мешки (в количестве 10! мешков) в подвал. За медпомощью больная не обращалась, соблюдала полупостельный режим и в течение двух дней болевой синдром в значительной степени регрессировал, что позволило ей вернуться к своему обычному образу жизни.

Пример второй. Мужчина, возраст 32 года. Болен около года, когда на фоне удовлетворительного состояния появилась боль в поясничном и грудном отделах позвоночника. Больной связал ухудшение состояния с профессиональной деятельностью, — физическая нагрузка, периодическое нахождение в статических положениях. Был проведен курс амбулаторного лечения с применением НПВС, анальгетиков, миорелаксантов, физиотерапии. Болевой синдром полностью регрессировал. Через 1 месяц больной вновь обратился на прием к неврологу в связи с ухудшением состояния, которое связывал с профессиональной деятельностью. Был проведен курс терапии, болевой синдром регрессировал. Больному по КЭК было рекомендовано ограничение физической нагрузки и выдана справка на легкий труд. В течение последующих шести месяцев больной обращался с болями в поясничном отделе позвоночника еще несколько раз. С каждым последующим обострением эффективность терапии снижалась. Все обострения больной связывал с профессиональной деятельностью, однако, несмотря на рекомендации, не пожелал изменить место работы, мотивируя это относительно высокой зарплатой на данном предприятии. Было проведено МРТ исследование грудного и поясничного отделов позвоночника, которое выявило остеохондроз грудного и поясничного отдела позвоночника, протрузию диска L4-L5 размером 3 мм. Обращало на себя внимание отсутствие корешковой симптоматики при стойком, длительном, выраженном болевом синдроме и значительном болевом ограничении движений в поясничном отделе позвоночника. Больному была назначена консультация психоневролога, психиатра, которыми был установлен диагноз: астено-ипохондрический синдром и назначена соответствующая терапия, после добавления которой к основной терапии больной отметил улучшение настроения, однако болевой синдром сохранялся. Больной консультирован вертебрологом, нейрохирургом. Прошел курс стационарного лечения в условиях НХО с нестойким незначительным эффектом после чего больному была проведена оперативная декомпрессия L5 корешка, которая привела к практически полному регрессу симптоматики. Однако через 3–4 недели больной вновь отметил возобновление выраженных болей в поясничном отделе позвоночника. Был повторно госпитализирован в нейрохирургическое отделение, но после проведенного лечения значительного улучшения не отметил. В связи с длительностью срока нетрудоспособности больной был освидетельствован МСЭ с установлением 3 группы инвалидности сроком на 1 год.

В настоящее время болевой синдром сохраняется. Больной предъявляет жалобы на боль в поясничном отделе позвоночника, усиливающуюся в положении стоя, при нахождении в вертикальном положении более 15–20 минут болевой синдром усиливается настолько, что больной стремится найти возможность для принятия горизонтального положения до уменьшения боли. Лучшим средством, уменьшающим боль в поясничном отделе, по мнению больного, является комбинация НПВС и антиэпилептического препарата.

Подобные примеры описаны и в отечественной и в зарубежной литературе. Перечень подобных примеров можно продолжить и из личной практики. Думаю, это могут сделать многие неврологи, вертебрологи, нейрохирурги.

Из приведенных выше примеров можно сделать следующие выводы:

  1. Даже выраженные структурные изменения позвоночника, в ряде случаев, не ограничивают жизнедеятельность человека, и не вызывают болевого синдрома.
  2. Даже при минимальных структурных изменениях позвоночника, в ряде случаев, современная медикаментозная (и нейрохирургическая) терапия не позволяет восстановить качество жизни человека до приемлемого уровня.

Почему это происходит? Прежде чем ответить на этот вопрос, давайте рассмотрим что же такое остеохондроз? Остеохондроз определяют как дегенеративно-дистрофические изменения в позвоночном сегменте, который включает в себя смежные позвонки, соединенные межпозвонковым диском и окружающие их структуры.

Данное состояние является хроническим и достаточно широко распространенным. Данные спондилокрафического исследования здоровых лиц показали, что после 30 лет с возрастом увеличивается частота остеохондроза позвоночника, а после 60 лет он определяется почти в 100 % случаев [1].

Понять, насколько стремительно увеличивается число людей, страдающих болезнями позвоночника и суставов, можно, сравнив статистику советских времен и данные, опубликованные после 2000 года. Так, 80-е гг. прошлого века в СССР среди заболеваний периферической нервной системы от 70 до 90 % случаев приходилось на остеохондроз позвоночника. При численности населения в 300 млн. человек ежегодно под диспансерным наблюдением находилось 25 млн. пациентов с различными клиническими проявлениями остеохондроза. Согласно данным разных авторов, более 150000 человек каждый год уходили на инвалидность в связи с диагнозом «остеохондроз». В 2002 г. в РФ насчитывалось 14 млн. больных остеохондрозом — вроде бы меньше. Однако вместе с границами государства изменилась и численность населения. Если 25 млн. больных приходилось на общие 300 млн., то актуальные 14 млн. нужно соотносить уже с 143 млн. россиян. Проще говоря, если в советское время остеохондроз диагностировался у 8 % населения, то сейчас им страдает почти 10 % россиян [2]. И все это несмотря на неоспоримые успехи в развитии фармакологии.

Еще в 80-е годы было высказано предположение что остеохондроз позвоночника — это своеобразное раннее избирательное старение соединительной ткани, в какой-то мере форма реализации генетической программы человека [3, 4].

В настоящее время это предположение практически переросло в уверенность. Действительно, если дегенеративно-дистрофические изменения позвоночника с возрастом развиваются практически у каждого, то вывод напрашивается сам собой — это не заболевание, а одно из проявлений естественного процесса старения организма. Седина в волосах, морщины на лице это внешние признаки старения, заметные невооруженным глазом, но ведь и внутри организма происходят возрастные изменения, которые не видны глазу — и среди них изменения позвоночника. И, как и внешние признаки старения, изменения в позвоночнике идут у каждого с разной скоростью. Действительно, кто-то в 50 лет выглядит на 40, а кто-то в 40 лет выглядит на 50. Так и позвоночник, у кого то и в 70 лет служит без нареканий, а кто-то в 30 лет из-за проблем с позвоночником выходит на группу инвалидности. Безусловно, многое зависит от полученного при зачатии набора генов и на это человек повлиять не в силах, но нельзя отрицать, что очень многое зависит и от самого человека, его образа жизни, питания и т. д. А вот на это влиять можно и нужно.

Интересным фактом является отсутствие остеохондроза у диких животных, по крайней мере, я не встречал описания данного явления в медицинской литературе. Вот у домашних животных это явление описано, но домашние животные являются продуктом искусственной селекции, а не естественного отбора, тщательно отбраковывающего неподходящие сочетания генов. В таком случае достаточно непонятным выглядит наличие остеохондроза позвоночника, не встречающегося в природе, у «венца эволюции» — человека.

В 1999 г., на одной из лекций, прочитанных нам, тогда еще ординаторам кафедры неврологии ВГМА, заведующим кафедрой, профессором Бурлуцким А. П. был рассказан интересный случай. Суть его в следующем: во времена СССР в г. Харькове, сотрудниками Харьковского мединститута наблюдалась пара близнецов мальчиков. Основное наблюдение проводили психиатры, так как в клинической картине у близнецов превалировали психические нарушения, которые выражались, в том числе и в том, что они так и не научились ходить и передвигались исключительно ползком. Когда близнецы умерли в возрасте за 40 лет, на вскрытии не было выявлено никаких признаков остеохондроза позвоночника. Может быть, именно в этом и есть разгадка. Ведь отсутствие остеохондроза у диких животных также может быть связано именно с положением позвоночника. Человек — единственное прямоходящее на планете, т. е. позвоночник у него расположен вертикально, и нагрузка на него в таком положении максимальна, так как в этом случае к нагрузке, оказываемой сокращением мышц при движении, присоединяется нагрузка от действия гравитации планеты. У животных же позвоночник расположен чаще всего горизонтально и не испытывает значительной осевой нагрузки. В свете этого становится понятным формирование и нарастание с возрастом признаков остеохондроза позвоночника практически у каждого человека. Теперь рассмотрим основные причины боли в области позвоночника.

Источниками глубокой соматической боли являются костные структуры позвоночника, а также окружающие его мышцы, сухожилия, связки и фасции. Механические процессы, которые нарушают целостность этих структур, вызывают боль в области шеи. Кроме того, к развитию боли приводят воспалительные процессы, нарушающие целостность тканей. Увеличение кровяного давления приводит к растяжению стенок сосудов и также вызывает боль.

За исключением воспалительных и опухолевых процессов, спондилогенная боль имеет тупой характер, ощущается глубоко внутри и не выходит за пределы пораженного участка. Она усиливается при отдельных движениях и уменьшается при отсутствии этих движений. Наиболее частой причиной боли в этих случаях является сильное напряжение мышц позвоночника, которое приводит к перерастяжению и надрыву сухожильных волокон в местах их прикрепления к костям или к надрыву мышечных волокон в результате резкого сокращения мышечных пучков, которое перед этим находились в состоянии релаксации [5, 6, 9]. При повреждении сухожилий боль носит более выраженный характер, чем при повреждении мышц, но и в том и в другом случае острый приступ боли возникает в момент травмы. Впоследствии она становится тупой и может продолжаться в течение нескольких недель. Пальпация сопровождается болезненностью и рефлекторным напряжением мышц. Первичный болевой импульс проводится по безмиелиновым волокнам. Но возникает в результате механического нарушения целостности сухожилий, фасциальных влагалищ, мышц, либо сосудов, которые расположены внутри мышц. Длительно существующая тупая боль является результатом того, что безмиелиновые нервные окончания раздражаются продуктами воспаления, которые образуются в тканях в связи с развившимся реактивным воспалением [6, 9].

Болевые изменения в мышцах могут возникать и в отсутствие истинного повреждения мышц. Постоянная работа одних и тех же мышечных групп создает предпосылки для тонического напряжения мышц или их спазма. Такая работа, особенно если мышцы не тренированы, активизирует метаболизм, при этом вырабатываются вещества, которые раздражают окончания безмиелиновых нервных волокон. К ним, в частности, относится молочная кислота и калий. Спондилогенную боль может обусловить действие такого физического фактора, как температура окружающей среды и приложение избыточной нагрузки на мышцы позвоночника. Так, при сидячем образе жизни нарушение осанки приводит к постоянному напряжению шейных мышц. Классическим примером являются боли в шее у машинисток. В процессе работы по мере нарастания усталости основные группы мышц не могут справиться с продолжающейся нагрузкой, вовлекая в процесс дополнительные группы мышц. Эти мышцы оказываются неприспособленными к такой нагрузке и подвергаются избыточному риску повреждения. Для предотвращения боли выносливость мышц играет более важную роль, чем их абсолютная сила.

В результате болевого раздражения, источник которого расположен в костях или связках, может развиться значительное напряжение мышц. К этим внемышечным причинам относятся боли вследствие воспалительных или дегенеративных поражений межпозвонковых суставов, костей и надкостницы или внутренних органов. В таких случаях нелегко дифференцировать вторичный рефлекторный спазм мышц, который развился в результате механического нарушения целостности анатомических структур, от спазма мышц вследствие воспалительного поражения в области позвоночника или внутренних органов.

Для дифференциальной диагностики очень важен факт частичной травмы, однако следует иметь в виду, что пациент не всегда помнит о нем. Бывают случаи, когда больной связывает мышечные боли с незначительной травмой, в то время как в действительности они являются вторичными, сигнализируя о более серьезной причине, например о метастазах опухоли.

Спондилогенная боль может быть локализована в анатомических образованиях самого позвоночника. К ним относятся кости позвонков, суставы, связки, сосуды и оболочки спинного мозга. Механическое повреждение и реактивное воспаление в капсуле межпозвонковых суставов и связках позвоночника может вызывать боль. Чувствительные нервы, которые иннервируют межпозвонковые суставы, разветвляются по окружающим мышцам, костям и коже. Обычно зоны иннервации накладываются друг на друга таким образом, что в иннервации одного сустава принимает участие несколько нервов. В синовиальной оболочке суставов и надкостнице имеются окончания безмиелиновых и миелиновых волокон. Суставная капсула обильно снабжена чувствительными нервными окончаниями. В капсуле суставов находятся механорецепторы. Болевые рецепторы расположены в основном вокруг стенок сосудов и внутри синовиальной оболочки суставов. Наиболее болезненными движениями являются такие, при которых происходят кручение и растяжение суставной капсулы и окружающих связок.

Патологический процесс механического или воспалительного происхождения вызывает боль в суставах. Механическое давление суставных поверхностей одна на другую вызывает раздражение болевых рецепторов в капсуле суставов. Это может наблюдаться в результате длительного пребывания в неудобной позе сидя или стоя. Такому явлению способствуют атрофия мышц позвоночника и нестабильность позвоночного сегмента, например вследствие снижения высоты тела позвонка или межпозвонкового диска либо под влиянием неправильного строения. Воспаление в межпозвонковых суставах сопровождается отеком их капсулы и продукцией медиаторов воспаления, которые раздражают болевые рецепторы, расположенные в фиброзной капсуле. Структурные изменения хряща в межпозвонковых суставах и их синовиальной оболочке могут не вызывать боли, так как в этих образованиях не содержится свободных нервных окончаний. Это проявляется отсутствием связи между степенью деструкции суставов на рентгенограмме и тяжестью болевого синдрома [6, 7, 9].

Другим источником спондилогенной боли являются связки и фасции позвоночника. Несмотря на то, что ткань связок не подвергается сокращению, они играют роль в поддержании позвоночника при разных положениях тела. Когда позвоночник сохраняет нормальную конфигурацию — с кифозами и лордозами, связки находятся в своем нормальном состоянии без натяжения и растяжения и удерживают позвоночник без дополнительного напряжения мышц. При этом мышцы в свою очередь находятся в нормальном тонусе. Раздражение болевых рецепторов начинается тогда, когда связки подвергаются действию сил натяжения в результате неправильного положения тела, при контрактуре мышц, при повышенной нагрузке на позвоночник или при возрастном снижении эластичности. Воспалительные процессы, которые поражают межпозвонковые суставы, также могут затронуть окружающие связки, порождая боль, которая распространяется за пределы сустава. Не представляется возможным точно определить число сегментов и число связок, которые бывают вовлечены в патологический процесс и генерируют боль. Возможная локализация боли была определена в ряде экспериментальных работ с введением гипертонического солевого раствора в связки позвоночника. Эти работы дали представление о том, в каких именно анатомических образованиях может локализоваться боль, но осталось неясным, что было ее причиной: механическое растяжение связок или химическое раздражение нервных рецепторов [10].

Боль в костях становится особенно интенсивной при повреждении надкостницы. Причиной могут быть механическая травма, перелом, опухоль или инфекционный процесс. Боль, причина которой находится в теле позвонка, может быть незначительной, несмотря на разрушение его губчатой кости в том случае, если патологических процесс прогрессирует медленно и не вызывает перелома кости, а также при раздражении надкостницы. Если в результате патологического процесса нормальная костная ткань замещена патологической тканью, незначительная травма может вызвать патологический перелом позвонка. Такой перелом сопровождается интенсивной болью в позвоночнике.

Одной из возможных причин соматической боли в позвоночнике является растяжение вен позвоночных сплетений [11]. В венозных сплетениях имеются болевые рецепторы. Значительное расширение вен с растяжением их стенок может происходить при длительном кашле, рвоте, напряжении во время родов или затрудненного мочеиспускания. Вследствие растяжения стенок вен возникает глубокая боль в позвоночнике тупого характера. При наличии таких заболеваний, как грыжа межпозвонкового диска или опухоль спинного мозга, незначительное повышение давления в сосудистой системе может усугублять уже имеющуюся боль, вызванную первичным процессом. Больные с грыжей диска или опухолью жалуются на усиление боли после кашля или при натуживании во время дефекации.

По передней поверхности твердой мозговой оболочки расположены болевые окончания, которые реагируют на болевые раздражения. На задней поверхности твердой мозговой оболочки болевых рецепторов не имеется. Передняя поверхность и рукава спинномозговых корешков, которые проходят в межпозвонковые отверстия, очень хорошо иннервированы. При раздражении этих анатомических образований возникает глубокая тупая боль поблизости от средней линии шеи.

Фиброзное кольцо имеет болевые рецепторы только на наружной поверхности. Разрывы фиброзного кольца приводят к развитию боли, локализующейся чаще всего в центральных сегментах шейного отдела позвоночника. Если патология пульпозного ядра не вызывает нарушения целостности фиброзного кольца, то она оказывается безболезненной. Внутри пульпозного ядра нет чувствительных нервов. Было показано, что сдавление и воспаление спинномозговых корешков приводят к развитию боли. При раздражении передней поверхности твердой мозговой оболочки, задней продольной связки позвоночника, а также фиброзного кольца появлялось чувство боли. Односторонняя патология фиброзного кольца приводила к боли в поясничном отделе позвоночника на одноименной стороне. Раздражение суставных поверхностей в межпозвонковых суставах, суставного хряща, а также самой кости вызывало боль реже. Эти данные свидетельствуют в пользу того, что чувствительная иннервация распределяется по склеротому [6].

Корешковая боль.

Источником корешковой боли являются не периферические нервы, а проксимальные участки спинномозговых нервов, которые сформированы из задних и передних спинномозговых корешков. Существует два основных механизма боли. К первому механизму относится нарушение кровообращения, уменьшение кровотока в сосудах спинномозговых нервов, что вызывает их ишемию и как следствие корешковую боль. Наиболее чувствительны к нарушению кровотока волокна механорецепторов. Эти волокна имеют большой диаметр, а их ткани характеризуются высоким уровнем метаболической активности. В первую очередь при ишемии подавляются системы, которые ингибируют боль, в результате чего болевые импульсы начинают беспрепятственно проступать в задний рог спинного мозга. Другим механизмом боли является раздражение нервных окончаний продуктами воспаления. Тракция нормального нервного корешка без признаков воспаления не вызывает боли. В то же время при воспалении корешка его незначительное растяжение приводит к болевой реакции.

Частой причиной корешковой боли является патология межпозвонковых дисков.

Межпозвонковый диск включает в себя две замыкательные пластинки, фиброзное кольцо и пульпозное ядро. Замыкательные пластинки состоят из гиалинового хряща, фиброзное кольцо — из коллагеновых волокон, которыми оно прикрепляется к замыкательным пластинкам и на небольшом протяжении — непосредственно к телам позвонков. В центральной части межпозвонкового диска расположено пульпозное ядро. Диск функционирует тем эффективнее, чем выше содержание воды в его пульпозном ядре. Гидрофильные свойства ткани межпозвонкового диска в течение жизни снижаются: если в детском возрасте содержание воды составляет 88 %, то на восьмом десятке жизни в ткани пульпозного ядра содержится 69 % воды [8, 9]. Ткань со сниженной гидрофильностью теряет способность распределять давление по своей поверхности и передавать это давление на соседние анатомические образования. Ткань диска на 99 % состоит из матрикса, в котором находятся гликопротеиды, протеогликаны, коллаген и другие протеины. Протеогликаны в межпозвонковом диске у плода образуются в пять раз интенсивнее, чем у взрослого. Самые высокие темпы продукции протеогликанов наблюдаются во внутренних слоях фиброзного кольца у плода и в средних слоях фиброзного кольца у взрослого. Повреждения фиброзного кольца необратимы.

Питание межпозвонкового диска.

Межпозвонковый диск у взрослого является бессосудистой структурой. В возрасте от 15 до 20 лет он лишается своих сосудов. У взрослого основным механизмом питания диска является диффузия. Вещества с низкой молекулярной массой, такие как глюкоза или кислород, проникают к клетка, которые находятся в ткани диска, через замыкательные пластинки тел позвонков. Диффузия отрицательно заряженных частиц типа сульфатов которые необходимы для образования протеогликанов, происходит через фиброзное кольцо. Участок пластинки, через который происходит основная диффузия питательных веществ, расположен в задних отделах диска. Он относительно мал, и поэтому обмен коллагена и протеогликанов протекает сравнительно медленно. Полагают, что такое неадекватное питание и высокая механическая нагрузка в заднем отделе межпозвонкового диска способствуют его повреждению. Также весьма вероятно, что возможность восстановления целости поврежденного участка диска выглядит очень проблематично, если на нем образуются щели даже до того как фиброзное кольцо начинает разрушаться. Снижение концентрации кислорода в ткани межпозвонкового диска приводит к нарастанию содержания в тканях молочной кислоты. Повышение уровня лактата сопровождается понижением рН. Кислая среда угнетает синтез внеклеточного матрикса и увеличивает активность литических ферментов. Следствием недостаточного питания межпозвонкового диска является его дегенерация и низкая способность к восстановлению структуры при повреждении [6].

Несомненно то, что механическое сдавление спинномозгового корешка грыжей диска является важным фактором в развитии боли. Что касается воспалительного процесса вокруг спинномозгового корешка, то трудно с уверенностью сказать, с чем именно он связан: является ли он ишемической нейропатией вследствие изменений в характере кровотока или объясняется нарушением передачи импульса непосредственно в самом нервном корешке. Так или иначе было установлено, что воспалительная реакция является обязательной составной частью того патологического состояния, которое развивается при грыже диска и болевом синдроме.

Корешковая боль может развиться, когда грыжа диска не сдавливает спинномозговой корешок. При дегенерации диска образуется ряд веществ, которые входят в контакт с организмом хозяина, запуская механизм защитной аутоиммунной реакции. Было изучено действие ткани диска на корешок, когда механического сдавления не происходило. Оказалось, что если поместить ткань пульпозного ядра на спинномозговой корешок, покрытий рукавом твердой мозговой оболочки, то проведение импульсов по нерву замедляется. В то же время не было отмечено нарушения проводимости по нерву, если на корешок накладывалась жировая ткань [6]. Эти находки позволяют говорить о том, что нарушение функции корешков при грыже диска может быть обусловлено рядом причин, включая иммунные реакции, а также воспалительный процесс. Эти реакции могут развиваться независимо от действия механического фактора. Поскольку нарушение функции корешка может происходить без непосредственной компрессии нерва, становится понятным, что состояние больного не всегда удается улучшить путем одной декомпрессии спинномозгового корешка, терапия должна быть комплексной.

Действие на организм боли тесно связано с ее продолжительностью. Острая боль зачастую имеет вполне понятную причину, например травму. Острая боль является предупреждением о повреждения тканей и позволяет перестроить работу организма так, чтобы препятствовать его дальнейшему повреждению. Такая боль продолжается недолго и проходит по мере лечения больного.

Хроническая боль может продолжаться длительный период после того, как поврежденный участок вылечен. Если она продолжается несколько месяцев, это указывает не «привыкание» сенсорной системы к болевым раздражителям. Постоянно существующее раздражение чувствительных волокон активизирует функцию памяти в коре головного мозга. В таком случае ЦНС настолько «привыкает» к раздражению на протяжении длительного времени, что боль начинает ощущаться в отсутствие настоящего болевого раздражения. По мере того как болезненные ощущения у человека продолжаются, боль может распространяться на соседние и даже на отдаленные участки тела. Хроническая боль может вызывать ответ вегетативной нервной системы, который носит характер депрессии. При хронической боли депрессия может быть весьма выраженной. Значительные психологические нарушения типа депрессии или беспокойства, связанные с хронической болью могут оказывать вредное воздействие на организм человека. Хроническая боль может сама по себе превращаться в заболевание, так как причина, которая ее вызывала, уже устранена [9].

Выводы.

Резюмируя вышеизложенное можно сказать, что остеохондроз является своеобразным «наказанием» человека гравитацией планеты за прямохождение. Появление болей связано не столько с самим остеохондрозом, сколько со слабостью мышечно-связочного аппарата и (или) повышенной физической нагрузкой, травмирующей мышцы, связки, межпозвонковые диски. Это является следствием современного «сидячего» образа жизни и (или) профессиональных вредностей. Проблемы с позвоночником чаще всего возникают при достаточно длительном воздействии неблагоприятных факторов. Позвоночник является сложной биомеханической системой. Как система биологическая, наш позвоночник имеет возможность (к сожалению, не очень большую) для самовосстановления. Как система механическая — он имеет определенные оптимальные режимы функционирования (по степени нагрузки, продолжительности нагрузки и др.), при соблюдении которых позвоночник практически не доставляет проблем в течение практически всей жизни человека. Чем в менее оптимальном режиме работает позвоночник и чем дольше это происходит — тем больше проблем с позвоночником. Надеяться на оптимизацию работы позвоночника медикаментозными способами нельзя, что лишний раз подтверждается данными статистики. Конечно, в период обострения, после применения рациональной фармакотерапии чаще всего удается добиться улучшения состояния, в терминологии военных это называется — тактический успех. Однако успеха стратегического, т. е. улучшение состояния позвоночника на десятки лет, можно добиться только путем изменения неоптимальных режимов функционирования (зачастую это означает — образа жизни) на благоприятные. И уже на этом пути, в формате комплексного лечения, медикаментозная терапия и другие методы лечения могут сыграть «помогающую» роль.

Литература:

  1. Попелянский Я. Ю. Клиника и патогенез начальных проявлений спондилогенных заболеваний нервной системы. — в кн.: Спондилогенные и миогенные заболевания нервной системы. Казань 1981 г. с. 6–13.
  2. Сабодашевский В. И. Особенности течения и лечения остеохондроза позвоночника у лиц старше 50 лет. — В кн. Заболевания и повреждения позвоночника. Саратов 1978 г. с. 50–54.
  3. В. А. Челноков.Остеохондроз позвоночника: перспективы применения физических упражнений // Теория и практика физической культуры. Научно-теоретический журнал № 1–2005 г.
  4. Недзьведь Г. К., Ходосовская С. В. О роли наследственности в заболеваниях пояснично-крестцового отдела периферической нервной системы. — Перифер. нерв. система (Минск) 1979, вып. 2, с 129–132.
  5. Шмидт И. Р. Результаты популяционного и клинико-генеалогического исследования при остеохондрозе позвоночника. — В кн.: I Всесоюз. конф. по мед. генетике. Москва. 1975, с. 177–178.
  6. Флойд В. Ф. Сильвер П. С. Функция разгибателей и сгибателей спины. Ланцет. С. 13–33, 1951.
  7. Боренштейн Д. Г., Визель С. В., Боден С. Д. Боли в шейном отделе позвоночника. «Медицина» 2005 г. С. 66–92.
  8. Лоуренс Дж. С., Бремер Дж. М., Байр Ф.: Остеоартроз: Распространение в популяции и соотношение между симптомами и данными рентгенологического исследования. С. 25–51, 1966.
  9. Эйри Д. Е. Биохимия межпозвонкового диска. С. 28–87. 1979.
  10. Попелянский Я. Ю. Ортопедическая неврология. (Вертебоневрология) 3-е издание переработанное и дополненное. МЕДпресс-информ, 2003 г. С. 412–453.
  11. Kellgren J. H: On the distribution of pain arising from deep somatic structures with charts of segmental pain areas. Clin Sci рр. 41–46, 1939.
  12. Wyke B: Neurological aspects of low back pain. In: Jayson MIV (ed): The Lumbar Spine and Back Pain. NewYork: Grune & Stratton, 1976, рр. 189–256.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle