Библиографическое описание:

Инжечик А. А. Персуазивная функция языковых средств немецкого политического дискурса // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1270-1275.



В современном мире наблюдается все возрастающий интерес общества к условиям и механизмам политической коммуникации. Столь пристальный интерес к политике объясняется ее активным воздействием на все сферы жизни социума, на судьбы народов и государств, на повседневную жизнь и интересы рядовых граждан. Проблемы политики никогда не утрачивали и тем более не утрачивают своей актуальности в наши дни.

Феномен политического дискурса интересует представителей различных областей знания, таких как социология, культурология, социальная психология, а также специалистов по теории массовой коммуникации и теории воздействия, что указывает на многоаспектность данного явления.

Целью данного исследования является выявление средств персуазивного воздействия в политическом дискурсе.

В соответствии с поставленной целью решались следующие задачи:

– на основе анализа работ отечественных и зарубежных лингвистов, определить сущность понятий „политический дискурс“, „речевое воздействие“ и „персуазивность“;

– выявить и классифицировать персуазивные средства речевого воздействия в политическом дискурсе.

Для достижения цели использовались методы теоретического анализа литературы и дискурсивный анализ.

Политический дискурс имеет ярко выраженную воздействующую функцию. Он трактуется Е. И. Шейгал как институциональное общение, которое, в отличие от личностно-ориентированного, использует определенную систему профессионально-ориентированных знаков, т. е. обладает собственным подъязыком (лексикой, фразеологией и паремиологией) [1, с. 15].

К политическому дискурсу относятся: лозунги, памфлет, проблемная политическая статья, агитационные брошюры, интервью с политиками, репортаж со съезда или митинга, политические документы, полемика, митинги, листовки и т. д. Но ярко выраженную убеждающую функцию имеют речи политических деятелей, выступления на парламентских дебатах, агитационные брошюры, лозунги и др., где говорящий стремится не столько информировать, сколько убедить, пробудить в адресате определенные намерения, а также доверие к себе, оказать эмоциональное воздействие и влияние на мнение общественности о каком-либо событии и явлении; побудить к действию, сформировать у народа мысли и оценки, необходимые оратору, добиться того, чтобы адресат встал на его сторону.

Таким образом, цель политического дискурса — не описать, а убедить, пробудив в адресате намерения, дать почву для убеждения и побудить к действию. По мнению О. Л. Михалевой, основной целью, предопределяющей манипулятивный характер политического дискурса, является борьба за власть. Цель общения в политическом дискурсе и его полисубъектность детерминируют выбор участником коммуникации способа общения, то есть стратегий речевого поведения [2, с. 54–55].

В этой связи особое значение приобретают вопросы речевого воздействия.

Под речевым воздействием мы вслед за И. А. Стерниным понимаем воздействие на человека при помощи речи и сопровождающих речь невербальных средств для достижения поставленной говорящим цели [3, с. 38].

Одним из основных способов активного воздействия на адресата является убеждение (персуазивность).

Убеждение — это сознательное воздействие на свойственные реципиенту оценки фактов окружающей действительности и последующие действия, вытекающие из знакомства реципиента с этими фактами через апелляцию к его способности критического осмысления соответствующих фактов. Основой метода убеждений является представление фактов в контексте их логической взаимосвязи с выводами, подчиненное решению единой функциональной задачи, а именно „сознательному принятию человеком системы оценок и суждений согласно другой точке зрения“ [4, с. 842; 5, с. 278]. В убеждении на передний план выходят аргументированность высказываний и апелляция к логике слушателя.

Убеждение является объектом изучения отечественных и зарубежных исследователей (Н. Д. Бабич, Ж. Багана, Н. С. Бажалкина, А. А. Бакирова, Э. А. Бочарова, Е. В. Варламова, А. В. Голоднов, Е. А. Гончарова, И. Ю. Логинова, Е. Н. Молодыченко, К. В. Никитина, Д. А. Носкова С. Ю. Полуйкова, А. В. Ревякина, А. Л. Сафонова, О. В. Стрижкова, В. Е. Чернявская и др.).

Анализ риторических текстов позволил выделить средства речевого воздействия на следующих трех уровнях: 1) содержательно-композиционном уровне, 2) коммуникативно-стратегическом уровне, 3) уровне лингвистических средств [6, с. 46].

Материалом для проведения исследования стали политические тексты в объеме более 500, в том числе креализованные, на немецком языке, представленные в печатной форме и электронной форме; тексты предвыборных политических лозунгов, программы политических партий, публичные речи Ангелы Меркель. Анализ фактического материала позволил выделить средства персуазивного воздействия всех уровней, которые будут проиллюстрированы в данной работе отдельными примерами.

  1. На содержательно-композиционном уровне персуазивное воздействие оказывают следующие композиционные компоненты:

Цифровые показатели истатистические данные позволяют привлечь к проблеме или событию внимание реципиента,придать авторитетности и достоверности словам:

„Heute, eine Generation und zwei Atomkatastrophen in Tschernobyl und Fukushima später, ist der Atomausstieg zu großen Teilen Realität und der Einstieg in die Energiewende gelungen: Von den 26 Atomkraftwerken, die Anfang 1990 in Ost- und Westdeutschland in Betrieb waren, laufen nur noch neun. … Dem gegenüber steht die unter Rot-Grün eingeleitete Erfolgsgeschichte der Erneuerbaren Energien: Sie wuchsen von 5 % im Jahr 1998 auf heute 25 % und sind damit der zweitwichtigste Stromerzeuger geworden. DasisteinzentralerErfolggrünerPolitik“ [7].

В предвыборной программе партии „Союз-90“/ „Зеленые“ приводится сопоставительный контекст статистических данных о возобновляемых источниках энергии (в 1998 году — 5 %, а в 2013–25 %), которые используются не только для информирования аудитории, но и для аргументированного подтверждения правильности проводимой политики партии. Цифры придают политической программе авторитетность, достоверность, объективность и убедительность, так как читатели больше доверяют цифрам, чем словесным доводам.

Цитата как элементявляется интересным и активно функционирующим средством иллюстрации, аргументации и привлечения внимания. Цитирование позволяет переключить внимание от языка фактов, терминов и цифр к живой человеческой речи [8, c. 69]:

„Vielen Menschen in Europa — das spüren Sie, wenn Sie zu Hause sind — geht es heute genauso. Sie fragen sich: Was soll Europa sein? Wozu brauchen wir Europa? … Ich erinnere an Jacques Delors. Er hat den berühmten Satz gesagt: „Wir müssen Europa eine Seele geben“. Ich darf mit meinen Worten hinzufügen: Wir müssen Europas Seele finden. Denn eigentlich brauchen wir sie Europa nicht zu geben, weil sie schon bei uns ist [9].

В вышеприведенном отрывке выступления канцлера Германии Ангелы Меркель приведена цитата известного политического деятеля Жака Делора, призывающего «Вдохнуть в Европу душу». Данная цитата является эффективным средством аргументации и привлечения внимания к выступлению Ангелы Меркель и подтверждает ее точку зрения. Авторитетность цитаты Жака Делора вызывает доверие реципиентов.

Ссылки на документы, авторитетные источники снижают критическое восприятие информации и обладают определенным убеждающим потенциалом:

„Die Piratenpartei steht für eine zeitgemäße Geschlechter- und Familienpolitik. Diese basiert auf dem Prinzip der freien Selbstbestimmung über Angelegenheiten des persönlichen Lebens, das sich ableiten lässt aus Artikel 1 des Grundgesetzes…„ [10].

Представители партии „Пиратов“ ссылаются в своей предвыборной программе на Статью 1 „Основного закона ФРГ“, чтобы подтвердить правильность проводимой политики своей партии и добиться определенной реакции граждан.

  1. На коммуникативно-стратегическом уровне используются различные коммуникативные тактики:
  1. Тактикаоценочного переименованиянаиболее значимая тактика. Оценочному переименованию подвергается компаративный класс, которому приписывают определенную оценку:

„Die Barbarei und der verbrecherische Krieg der deutschen Faschisten zerstörten weite Teile Europas. Millionen Jüdinnen und Juden, Sinti und Roma, Menschen mit Behinderungen und Homosexuelle wurden systematisch ermordet“[11, c. 10].

В вышеприведенном фрагменте политического текста оценочное переименование реализовано с помощью словосочетаний SintiundRomaи MenschenmitBehinderungen, вместо соответствующих „Zigeuner“ и „Krüppel“. Считается, что обозначение „Zigeuner“ является дискриминирующим, расистским. Что касается людей с ограниченными возможностями „MenschenmitBehinderungen“, то их раньше пренебрежительно называли „Krüppel“, „Blöde“, „Irre“, „Siechen“. Политики предпочитают называть инвалидов более корректно „MenschenmitBehinderungen“ вместо „Behinderte“.

  1. Тактика приписывания объекту положительных оценочных характеристик. Вполитическом дискурсах вербализация оценок реализуется:

общеоценочными предикатами с абстрактно-положительным значением. Маркерами данной тактики становятся прилагательные gut, ausgezeichnet, schön, fantastisch, toll, traumhaft, großartig и т. д.

„DIE LINKE will gute Arbeit statt ungesicherter, prekärer und unbezahlter Beschäftigung“[11, c. 36].

Общеоценочный предикат gut выражает рационально-эмоциональную оценку, которая имеет положительное значение. В основе оценки лежит сравнение. Представители партии Левых борются за то, чтобы у граждан Германии была хорошая работа вместо незащищенной, сомнительной и неоплачиваемой работы. Предикативная оценка предмета (работы) возникает в данном примере за счет того, что в нем содержатся знания, позволяющие соотносить их с представлениями говорящего о хорошем и плохом, разумном и неразумном, нравственном и безнравственном.

частнооценочными предикатами, выражающими или преимущественно рациональную, или преимущественно эмоциональную оценку.

В политическом дискурсе распространены следующие оценочные предикаты, которые могут быть заменены синонимами или однокоренными словами других частей речи: erfolgreich — nichterfolgreich,richtig — falsch, leistungsfähig — nichtleistungsfähigи др. приобретающие значения „positivbewertet” или „negativbewertet“.

„DIE LINKE setzt sich für die Verwirklichung sozialer Gerechtigkeit, die friedliche Lösung von Konflikten und die Demokratisierung der Gesellschaft ein„ [11, c. 51].

Положительнаяоценкавыраженасловосочетаниямиsozialer Gerechtigkeit, die friedliche Lösung von Konflikten, die Demokratisierung der Gesellschaft.

„Die Konsequenzen für Deutschland sind allgegenwärtig: ein wachsender Niedriglohnsektor, Arbeitsplatzvernichtung, Abbau von sozialen Leistungen, verarmte Kommunen, fehlende Ausbildungsplätze, soziale Bildungsprivilegien, Zwei-Klassen-Medizin, alte Menschen in Armut oder ohne menschenwürdige Pflege [11, c. 4].

Словосочетания, приобретающиезначение„negativ bewertet“: ein wachsender Niedriglohnsektor, Arbeitsplatzvernichtung, Abbau von sozialen Leistungen, verarmte Kommunen, fehlende Ausbildungsplätze, soziale Bildungsprivilegien, Zwei-Klassen-Medizin, alte Menschen in Armut oder ohne menschenwürdige Pflege, прилагательноеwachsendявляетсяинтенсификатором.

  1. Тактика абсолютизации оценки подразумевает расположение определенных характеристик в области максимума оценочной шкалы [12, с. 26].

„Wir wollen, dass Rechtsstaat und Sozialstaat eine Einheit bilden, und streiten für eine weltweite Ordnung, die durch Frieden, Solidarität und Gerechtigkeit geprägt ist“ [11, c. 18].

В политическом дискурсе представители партии „Левых“ хотят, чтобы правовое и социальное государства составляли единое целое и вели борьбу за установление единого мирового порядка, который отражается в мире, солидарности и справедливости. В приведенном примере характеристика объекта располагается в области максимума оценочной шкалы (weltweiteOrdnung), т. е. для абсолютизации оценки используется лексическая единица с семантикой универсальности.

  1. Тактика апелляции кстереотипно положительным / отрицательным ценностям направленана включение объекта оценки в систему положительной / отрицательной оценки.

Анализ фактического материала позволил констатировать, что в политическом же дискурсе к основным ценностям можно отнести: Menschenwürde, Föderalismus, Demokratie, Toleranzetc. К антиценностям, в свою очередь, относятся: Faschismus, Autoritarismus, Tyrannis, Totalitarismusu s. w.

Demokratie, Freiheit, Gleichheit, Gerechtigkeit, Internationalismus und Solidarität gehören zu unseren grundlegenden Werten [11, c. 5]. Wir treten Neofaschismus, Rechtspopulismus, Rassismus, Antisemitismus, Antiziganismus, Islamfeindlichkeit, Homophobie und anderen Formen der Menschenfeindlichkeit aktiv entgegen[11, c. 63].

В программе партии „Левых“ основными ценностями названы демократия, свобода, равенство, справедливость, интернационализм и солидарность. Сказано, что представители партии активно выступают против неофашизма, расизма, антисемитизма, антагонизма, исламофобии, гомофобии и других форм человеконенавистничества. Таким образом, „Левые“ отвергают антиценности и поэтому являются частью концептуальной системы „EIGEN“ для людей, которые придерживаются такой же точки зрения. Предлог entgegen сигнализирует об отрицании антиценностей. Апелляция к перечисленным ценностям и антиценностям, обладающих значительным персуазивным потенциалом, применяется авторами программы партии для манипуляции сознанием общественности.

  1. Тактика создания проблемной ситуации помогает разрешить предполагаемую или реальную проблемную ситуацию или ту, которая „навязывается“ реципиенту:

Eine Gesellschaft, die Millionen alte Menschen zu einem Leben in Armut verdammt, ist unmenschlich. Um Altersarmut zu bekämpfen, wollen wir eine armutsfeste, solidarische Mindestrente für alle ältere Menschen im Rahmen der Rentenversicherung[11, c. 6].

В вышеприведенном политическом тексте проиллюстрирована следующая проблемная ситуация: большое количество пенсионеров в Германии живут за чертой бедности. Партия „Левых“ предлагает ввести солидный размер пенсии для всех пожилых людей в рамках пенсионного страхования и тем самым решить данную проблему. Данная тактика создает положительный имидж политической партии „Левых“ и привлекает внимание людей, живущих в нужде, провоцируя у них желание, отдать свой голос на выборах за партию „Левых“.

  1. Тактика „апелляция кавторитету“ представляетсобой обращение к единому или групповому авторитетному мнению: мнению известного лица, специалиста, организации, исследовательского института и т. д.Следуетзаметить, чтотактика„апелляция к авторитету“может реализовываться в текстах в виде прямого или косвенного цитирования и отсылать реципиента к мнению „авторитетного“ лица. Ведь цитирование — это не только дословное воспроизведение отрывка из какого-либо текста, но и ссылка на „образцовое“ высказывание.

„Humanismus und Aufklärung, Menschenrechte und Demokratie waren bestimmend für die Arbeiterbewegung und die Frauenbewegung. Sie forderten die Verwirklichung von Recht und Freiheit für alle Menschen. … DishabeninsbesondereMarx, EngelsundLuxemburggezeigt“ [11, c. 9].

В данном примере представители партии „Левых“ ссылаются на знаменитых основателей научного коммунизма Карла Маркса, Фридриха Энгельса и одну из основателей Коммунистической партии Германии Розу Люксембург для усиления своей коммуникативной позиции. Апелляция к авторитету непроизвольно укрепляет позицию оратора в глазах широкой аудитории, минимизирует критику в адрес авторов программы партии „Левых“ и усиливает эффективность манипуляции политической программы.

  1. Уровень лингвистических средств:

Следует заметить, что при реализации выше перечисленных коммуникативных тактик используются средства лексико-семантического уровня:

В политическом дискурсе c помощью сравнения становится возможным оценивать и противопоставлять разные объекты, расположив их при этом на оценочной шкале относительно друг друга. При этом, один из сравниваемых объектов может выступать в роли эталона, обладая закрепленной в общественном сознании отрицательной или положительной оценкой. Таким образом, сравнение осуществляется посредством сравнительных конструкций als или wie, лексических средств, которые обладают семантикой противопоставления или сравнения: „vergleichen“, „imVergleichzu“, „sichdurchetw. Auszeichnen“, „sich von etw. Abheben“ и т. д.).

„Die Beschäftigung im Bereich öffentlicher und sozialer Dienstleistungen ist in Deutschland im internationalen Vergleich stark unterentwickelt und zudem häufig schlecht bezahlt“[11, c. 38].

В следующем примере используется такое средство как метафора:

Метафоризация — эмоциональный способ воздействия, создающий в сознании адресата индивидуальные, яркие и неповторимые образы.

„Viele in Europa erinnern sich noch gut daran, dass Deutschland vor gerade zehn Jahren als der kranke Mann Europas bezeichnet wurde“ [13].

В вышеприведенном примере Ангела Меркель называет Германию „der kranke Mann Europas“. Используя метафору, канцлер Германии акцентирует внимание на словах „krank“ и „Mann“, указывая на то, что 10 лет назад экономика страны испытывала проблемы.

В нижеприведенных примерах используется лексика, создающая семантическое поле „EIGEN“ („свой“):

Используя лексику, создающую семантическое поле „свои“, „EIGEN“ в политическом дискурсе, создается впечатление, что отправитель сообщения говорит и думает, как многие, и многие думают и говорят, как он. Для этого используется инклюзивное местоимение 1-го л. мн.ч. мы / wir. Особенность этого местоимения заключается в том, что оно может объединять в своей семантике отправителя и получателя сообщения. „Мы“ и соответствующее притяжательное местоимение „наше“ может стать расширенным обозначением отправителя речи, с помощью которого он объединяет себя в адресантной функции с другими лицами. Создаетсяэффектколлективногоотправителясообщения [14, c. 48–49].

„Wir, demokratische Sozialistinnen und Sozialisten, demokratische Linke mit unterschiedlichen politischen Biografien, weltanschaulichen und religiösen Einflüssen, Frauen und Männer, Alte und Junge, Alteingesessene und Eingewanderte, Menschen mit und ohne Behinderungen, haben uns in einer neuen linken Partei zusammengeschlossen“ [11, c. 4].

В данном примереобращение к аудитории происходит с помощью дейктика wir (мы), то есть посредством местоимения „солидарности“, который сопровождается распространенным обособленным уточнением. Таким образом, группа людей, входящие в партию „Левых“ представляет собой единое целое, преследующая общие цели, являясь символом единения. Дейктическое личное местоимение wir (мы), являясь мощным кодирующим инструментом,оказывает магическое действие на сознание реципиента, неосознанно вовлекая его в предвыборное движение.

Рассмотри далее лексические средства,указывающие на принадлежность объекта оценки к концептуальной системеFREMD“(„чужой“):

Притяжательные и личные местоимения 3-го л., мн.ч. Sie, sie, Ihr, ihr, указательные местоимения diejenigen, diese, jene, неопределенные местоимения anders, ander, местоимения 1-го л., мн.ч. unser, wir с отрицанием указывают на принадлежность объекта оценки к концептуальной системе „FREMD“. К маркерам реализации данной тактики также относятся лексемы, представляющие собой тип групповой идентичности, от которого отстраняется субъект оценки. Перечисленные маркеры подразумевают отрицательную оценку объекта. Причем, в зависимости от принадлежности адресата к определенной группе, одни и те же лексемы могут являться как маркером „EIGEN“, так и маркером „FREMD“. Болеетого, онимогутдажепараллельнореализовываться.

„Auch aus der ostukrainischen Rebellen-Hochburg Slowjansk werden neue Gefechte zwischen Regierungstruppen und Separatisten gemeldet“ [14].

Автор данной политической статьи подает информацию по принципу „плюс“ — „минус“, используя антитезу. Украинские правительственные войска „свои“ противопоставляются сепаратистам „чужим“.Правительственныевойска „EIGEN“ наделяются позитивной оценкой и возводятся в ранг героев, а сепаратисты „FREMD“, в свою очередь, негативной, изображаются преступниками. Подобное противопоставление является действенным манипулятивным приемом для поиска виновного („козла отпущения“), а также для успешной манипуляции и программирования общественного сознания.

Данная лексика особенно популярна в современной политической коммуникации, где всегда присутствует конфликт политических интересов между ее субъектами. Дискредитация оппонента подрывает доверие к нему, компрометирует и уязвляет его, и, следовательно, наносит ущерб его репутации.

На грамматическом уровне активно используется перечисление:

Перечисление также часто используется в политическом дискурсе:

„Unterschiedlichste Kräfte und verschiedene Bewegungen sind davon überzeugt, dass eine andere Welt möglich ist: eine Welt ohne Krieg, Ausbeutung, Fremdbestimmung und ökologische Zerstörung[15].

Так, в приведенном примере представители партии „Левых“ используют синтаксическое средство — перечисление. Перечисление способствует стройному и логическому изложению информации, являясь при этом средством усиления выразительности, экспрессии речи. При этом автор устанавливает эффективные способы эмоционального воздействия, привлекает внимание реципиентов, убеждает в правильности политики партии и призывает проголосовать за них на выборах.

В нижеприведенном примере используется повтор:

Der Kampf gegen antidemokratische Positionen, gegen Antisemitismus, gegen Rassismus, gegen die Unterdrückung von Arbeiterorganisationen und gegen Kriegstreiberei ist daher für uns mit einem gelebten Antifaschismus verbunden [11, c. 89].

Повторение усиливает экспрессивность и выразительность фрагмента политического текста, заостряя внимание граждан на том, что в понимании представителей партии „Левых“ означает антифашизм. Этот мощный экспрессивный инструмент речевой манипуляции гармонизирует текст, привлекает всеобщее внимание, выделяет и формирует потаенный смысл и повышает эмоциональный фон манипулируемых.

Использование авторами эллипсов в нижеприведенном предложении оказывает определенное персуазивное воздействие:

Die Gewinne der Globalisierung werden privatisiert, die Verluste sozialisiert [15].

Так, в эллиптических конструкциях недостает некоторых членов предложения, придавая речи интригу, сжатость, лаконичность, динамичность, выразительность и экспрессивность. Читателю приходится самому заканчивать высказывание, фактически становясь при этом соавтором политического дискурса и невольно соглашаясь с взглядами автора.

Подводя итог, следует подчеркнуть, что перечень выявленных средств персуазивного воздействия в политическом дискурсе не является исчерпывающим, исследования в этой области могут быть продолжены. Результаты данного исследования могут быть использованы специалистами в области практической коммуникации: профессионалами по речевому имиджу, журналистами, практикующими психологами и. т.д.

Литература:

  1. Шейгал Е. И. Семиотика политического дискурса: монография / Е. И. Шейгал. — Волгоград: Перемена, 2000. — 367 с.
  2. Михалёва О. Л. Политический дискурс. Специфика манипулятивного воздействия. — М.: Либроком, 2009. — 256 с.
  3. Стернин И. А. Введение в речевое воздействие. — 2-е изд. — Воронеж: Истоки, 2002. — 252 с.
  4. Головин С. Ю. Словарь психолога-практика. — 2-е изд. — М.: Харвест, 2003. — 976 с.
  5. Шелестюк Е. В. Способы, типы, приемы и инструменты речевого воздействия // Классическое лингвистическое образование в современном мульти культурном пространстве: материалы междунар. науч. конф.: в 2 ч. — Ч. 2. — 2006. — С. 153–164.
  6. Полуйкова С. Ю. Средства суггестивного речевого воздействия в современном просветительском послании // Вестник Пермского университета. — 2013. — № 3(19). — С. 45–50.
  7. Bundeswahlprogramm 2013 von BÜNDNIS 90 / DIE GRÜNEN // URL: http://www.gruene.de/fileadmin/user_upload/Dokumente/Wahlprogramm/Wahlprogramm-barrierefrei.pdf (дата обращения: 18.04.2016).
  8. Чернявская В. Е., Логинова И. Ю. Программа политической партии как персуазивный текст // Изв. Рос. гос. Педагогического ун-та им. А. И. Герцена. -2005. — № 11. — С. 64–75.
  9. Rede von Bundeskanzlerin Merkel bei der Festveranstaltung zum 150-jährigen Bestehen von BASF am 23. April 2015 // URL: http://www.bundeskanzlerin.de/Content/DE/Rede/2015/04/2015–04–23-merkel-basf.html;jsessionid=69C3 (дата обращения: 18.04.2016).
  10. Grundsatzprogramm Piratenpartei Deutschland, 2013 // URL: https://www.piratenpartei.de/wp-content/uploads/2013/01/Piratenpartei_Grundsatzprogramm_Dezember_2012.pdf (дата обращения: 18.04.2016).
  11. Programm der Partei DIE LINKE, 21. bis 23. Oktober 2011 // URL: http://www.die-linke.de/partei/dokumente/programmderparteidielinke/ (дата обращения: 18.04.2016).
  12. Голоднов А. В. Персуазивность как универсальная стратегия тектообразования в риторическом методискурсе (на материале немецкого языка): автореферат дис. … д-ра фил.наук / Голоднов Антон Владимирович. — СПб.: Изд-во РГПУ им. Герцена, 2011. — 41 с.
  13. Rede der Vorsitzenden der Christlich Demokratischen Union Deutschlands Bundeskanzlerin Dr. Angela Merkel. 25. Parteitag der CDU Deutschlands // URL: http://www.kas.de/upload/ACDP/CDU/Reden/2012–12_parteitag_rede_merkel.pdf (датаобращения: 18.04.2016).
  14. DW.de 02.06.2014 Separatisten greifen Grenzschützer in der Ostukraine // URL: http://www.dw.de/separatisten-greifen-grenzsch %C3 %BCtzer-in-der-ostukraine-an/a-17677839 (датаобращения: 18.04.2016).
  15. Die Neujahrsansprache der Kanzlerin // URL: http://www.bundesregierung.de/Content/DE/Podcast/2012/2012–12–31-neujahrsansprache/links/download-PDF.pdf?__blob=publicationFile&v=2 (дата обращения: 18.04.2016).

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle