Библиографическое описание:

Гао Я. Эквивалентность юридических терминов в русско-китайском переводе // Молодой ученый. — 2016. — №9. — С. 1263-1265.



По мере развития сотрудничества и обмена между Китаем и Россией в сферах торговли и экономики, на практике в этих сферах требует правовой регламентации, квалифицированной помощи со стороны переводчиков и правильного перевода юридических текстов и юридических терминов. Эта статья посвящена подробному анализу проблемы эквивалентности юридических терминов в русско-китайском переводе на основе теории переводческого соответствия.

Ключевые слова: референциальное значение, переводческое соответствие, юридические термины, переводческая эквивалентность

Предметы, процессы, качества, явления реальной действительности, обозначаемые знаками, принято называть референтами знаков, а отношение между знаком и его референтом — референциальным значением знака (referentialmeaning). [1, c.54].

В текстах разных жанров разные типы значения играют неодинаковую роль. Референциальное значение в юридических текстах играет преобладающую роль. Наиболее существенная информация, содержащаяся в юридических текстах, представляет собой референциальные значения.

Единица ПЯ, регулярно используемая для перевода единицы ИЯ, называется переводческим соответствием этой последней [2, c.159]. В целом все типы семантических соответствий между лексическими единицами двух языков можно свести к трём основным: 1) полное соответствие; 2) частичное соответствие; 3) отсутствие соответствия. Рассмотрим эти три случая в отдельности

Случаи полного совпадения лексических единиц разных языков во всем объеме их референциального значения относительно редки. По мнению Л. С. Бархударова это слова однозначные, то есть имеющие в обоих языках только одно лексическое значение. Как одины виды из терминов, некоторые юридические термины в русско-китайском переводе совпадают полностью во всем объёме своих референциального значения. Сюда относятся слова, принадлежащие к названиям собственных международных организаций и международных договоров, например: ЕСПЧ (Европейский Суд по правам человека) —欧洲人权法院,Женевская конвенция - 日内瓦公约

Случаи полного соответствия, то есть совпадение слов в русском и китайском языках во всем объёме их референциальных значений, очень редки. При передаче референциальных значений переводчик часто сталкивается с основной проблемой — это несовпадение круга значений, свойственных единицам ИЯ и ПЯ.

Наиболее распространенным случаем при сопоставлении лексических единиц двух языков является частичное соответствие, при котором одному слову в ИЯ соответствует не один, а несколько семантических эквивалентов в ПЯ. Подавляющее большинство слов любого языка характеризуется многозначностью, причем система значений слова в одном языке, как правило, не совпадает полностью с системой значений слов в другом языке. При этом могут наблюдаться разные случаи.

В первом случае круг значений юридического термина в русском языке оказывается шире, чем у соответствующего термина в китайском языке. В этом смысле у юридического термина в русском языке имеются все те же значения, что и у слова в китайском языке, но, кроме того, у него есть и значения, которые в китайском языке передаются иными словами. Когда мы переводим слово «суд», нам нужно переводить по контексту. Прежде всего, русское суд как и китайское法院имеют значение: ‘государственный орган, ведающий разрешением гражданских споров и рассмотрением уголовных дел’. Например, термину верховный суд РФ соответствует китайское словосочетание俄罗斯联邦最高法院.. Кроме того, слово «суд» в русском языке имеет следующие значения: 1) ‘Общественный орган, рассматривающий проступки членов какого-нибудь коллектива’. Например, при переводе названия Международный коммерческий арбитражный суд при Торгово-промышленной палате Российской Федерации мы употребляем термин 俄罗斯联邦工商会国际商事仲裁院в китайском языке. 2) ‘разбирательство дел в таких органах’. Например, в предложении Под судом не бывал значение русского суд соответственно передаётся в китайском языке словами审判или审理.

Во втором случае круг значений юридического термина в русском языке оказывается уже, чем у соответствующего термина в китайском языке. В сфере юриспруденции термину 行为соответствуют некоторые слова в русском языке, например, действие, акт, поступок, поведение, сделка и деликт. Юридические поступки — это действия, влекущие за собой гражданско-правовые последствия при достижении результата безотносительно от направленности воли лица, совершающего юридический поступок. Юридические акты представляют собой действия. Согласно статье 153 Гражданского Кодекcа РФ, понятие сделки — сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. [3, c.99]

Более распространённый случай имеет место, когда термины — в ИЯ и в ПЯ — имеют как совпадающие, так и расходящиеся значения. Словосочетания 仲裁法院и仲裁庭, в зависимости от контекста, могут выступать в качестве переводных эквивалентов юридического термина арбитражный суд в русском языке. В России арбитражный суд представляет собой государственный орган, который обычно рассматривает экономические споры между хозяйствующими субъектами. А в Китае термин仲裁обозначает рассмотрение споров в негосударственных органах, которые часто решают коммерческие и имущественные делах.

Наконец, третий возможный случай взаимного отношения лексики двух языков — это полное отсутствие соответствия той или иной лексической единице одного языка в словарном составе другого языка. В этих случаях принято говорить о так называемой безэквивалентной лексике. Под безэквивалентной лексикой, стало быть, имеются в виду лексические единицы (слова и устойчивые словосочетания) одного из языков, которые не имеют ни полных, ни частичных эквивалентов среди лексических единиц другого языка [1, c.54].

Имена собственные, географические наименования, названия учреждений, организаций, газет, проходов и, пр., не имеющие постоянных соответствий в лексиконе другого языка относятся к безэквивалентной лексике. Например, при просмотре контрактов и договоров нам часто встретились названия разного рода компаний, фирм в России.

Реалии тоже относятся к безэквивалентной лексике. Так называемые реалии, то есть слова, обозначающие предметы, понятия и ситуации, не существующие в практическом опыте людей, говорящих на другом языке. При переводе юридических терминов с русского языка на китайский к реалии относятся слова, обозначающие разного рода предметы, свойственные только русскому языку, например, названия государственных органов и так далее. (напр., Дума, третий суд, мировой суд и т. п.)

Неправильно было бы понимать термин «безэквивалентная лексика» в смысле «невозможности перевода» этой лексики. Безусловно, перевод «безэквивалентной лексики» представляет собой определенную трудность, но трудность эта вполне преодолима. В своей работе Л. С. Бархударов отмечал следующие способы передачи безэквивалентой лексики.

1) Переводческая транслитерация и транскрипция. При транслитерации передается средствами ПЯ графическая форма (буквенный состав) слова ИЯ, а при транскрипции — его звуковая форма [1, c.82]. Этот способ широко применяется при передаче реалий. Так, в сфере юриспруденции нам часто встречается термин Государственная дума(Госдума). Государственная (Госдума) — нижняя палата Федерального собрания, высший законодательный орган власти в Российской Федерации наряду с Советом Федерации, правовой статус которой определён в пятой главе Конституции Российской Федерации [7, c.94]. Трудно передать его значение, поэтому Государственная Дума переводится как国家杜马.

2) Калькирование. Этот приём заключается в передаче безэквивалентной лексики ИЯ при помощи замены её составных частей — морфем и слов их прямыми соответствиями. В качестве примера мы возьмём термины Конституционный Суд и Суд по интеллектуальным правам. Конституционный суд является частью государственного строя России. Он представляет собой судебный орган конституционного контроля, который самостоятельно и независимо осуществляет судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Мы переводим конституциоонный Суд как калька宪法法院.

3) Описательный («разъяснительный») перевод. При переводе этот способ передачи безэквивалентной лексики заключается в раскрытии значения лексической единицы ИЯ при помощи развернутых словосочетаний, раскрывающих существенные признаки обозначемого данной лексической единицей явленияю. [1, c.84]. Например, пожизненное заключение представляет собой вид уголовного наказания, заключающийся в лишении свободы на срок со дня вступления суда в законную силу приговора до биологической смерти заключённого. В китайском языке пожизненное заключение переводится как终身监禁.

4) Приближный перевод (перевод при помощи «аналога») заключается в подыскании ближайшего по значению соответствия в ПЯ для лексической единицы ИЯ, не имеющей в ПЯ точных соответствий [1, c.85]. Но этот приём редко употребляется при переводе терминов в сфере юриспруденции.

В русском языке некоторые юридические термины, которых не существуют не только в китайском праве, но и в китайском языке. Например, как следует переводить термины третейский суд? В России третейский суд представляет собой негосударственный судебный орган, который разрешает споры по экономическим (хозяйственным) договорам юридических лиц между собой, юридических лиц и граждан, граждан между собой. Система третейских судов является институтом самоурегулирования гражданского общества, который осуществляет правоприменительную деятельность (разрешение гражданско-правовых споров) на основе взаимного волеизъявления сторон (третейского соглашения). Авторитетный переводчик российского права переводит третейский суд как公断庭.

Таким образом, мы видим, что отсутствие прямых эквивалентов юридических терминов российского права в словарном составе китайского языка отнюдь не означает «непереводимость» на китайский язык.

Одним словом, перевод юридических терминов с русского языка на китайский язык представляет большую трудность для переводчиков. В процессе перевода юридических терминов должен быть учтен ряд факторов. Так как юридические термины обладают правовым содержанием, которое не всегда понято неспециалистам. Для перевода юридических терминов с русского языка на китайский язык это означает необходимость учитывать специфику законодательной и правовой системы России, а также китайской юриспруденции.

Литература:

  1. Бархударов Л. С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода). — М.: Междунар. отношения, 1975. — 240 с.
  2. Комиссаров В. Н. Теория перевода (лингвистические аспекты). — М.: Высшая .шк., 1990. — 253с.
  3. Янь Имэй. Своевременный труд, освещающий современное состояние российского гражданского права. Издательство: Китайский политико-правовой университет, 2006. — 435с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle