Библиографическое описание:

Трошин В. А. Особенности развития Тарента в архаический и классический периоды // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 831-833.



Тарент (современный Таранто, греч, Τάρας, αντος) [1] — это самая поздняя колония VIII в. до н. э. в Великой Греции. Географическое положение Тарента весьма уникально: он медленно заполняется морем, и создает приморскую равнину, после чего остается небольшой полуостров. Этот полуостров разделял две большие бухты — внутреннюю (Малое море) и внешнюю (Большое море), которые были соединены узким каналом в сто метров. Канал отделял оконечность полуострова на другой стороне материка — Сколио-дель-Тонно. Узкая оконечность полуострова (сейчас это Читта Веккья, т. е. Старый город) могла быть перекрыта стеной в районе низинного перешейка. И получалось, что колонисты обладали defacto островным положением. [2, с. 135]

Тарент был основан спартанскими ойкистами во главе с Фалантом [3, VI.III.2], [4, X.X.6], хотя эти сведения несут оттенок недостоверности. Данные археологии датируют возникновение Тарента последней четвертью VIII в. до н. э. Первое поселение возникло на территории Старого города. И в отличие от колонистов Сиракуз, первопоселенцы Тарента не распространялись за перешеек на юго-восток, поскольку там они хоронили своих умерших. Также, возможно они опасались коренных жителей. И в целом создается впечатление, что это был акт насильственной колонизации. [2, с. 136] Если раньше считалось, что пришедшие греки подавили местную культуру, то сейчас утверждать подобное опрометчиво. По археологическим материалам было выяснено, что о синойкизме с местным населением говорить не приходиться. Хотя на первых этапах заселения элементы сожительства нельзя отвергать. [5, р. 59]

Эти земли в то время заселяли япигские племена. Они обитали на территории Апулии, и греки их идентифицировали в следующем порядке (с севера на юг): давны, певкеты и мессапы. Именно последние из них были в непосредственном контакте с Тарентом, поскольку и те и другие обитали на территории Саллентинского полуострова, который и при тарентийцах сохранял свой мессапский характер. Это подтверждает и керамический материл, найденный на территории Апулии, для которого характерно использование традиционной япигской геометрики. Также и в геополитическом положении, Тарент находился неподалеку от мессапских городов Мандурии, Монте-Санначе. [6, с. 812]

Для истории Тарента была характерна вражда с этими народами. И их борьба протекала с переменным успехом. [7, р. 9] Триумфом греческого города могут являться трофеи, награбленные в ходе войн с япигами, которые он жертвовал в Дельфы: это и работы Оната из Эгины, или произведение Агелада из Аргоса. [4, X.X.6], [4, X.XIII.5]

Хотя япиги и были политически разобщены, но, несмотря на это, могли выставить большое войско. Противоположным примером являются события в 473 г. до н. э., когда уже тарентийцы понесли крупное военное поражение от рук мессапов. Как сообщает Геродот, город был почти разрушен; это была кровавая резня. Причем в этом сражении тарентийцам помогали граждане Регия, которые также пострадали (Геродот пишет о том, что на подмогу пришли 3000 регинцев). [8, VII.170]

Но было и культурное влияние: народ Апулии быстро научился у тарентийцев искусству письма, через Тарент мог идти греческий импорт. [6, с. 817] В этих процессах участвовали и другие города, иначе как бы в япигских поселениях оказывались вещи, сделанные греческими мастерами. Но и изолировать Тарент от данного регионального обмена тоже не следует, поскольку они активно торговали хлебом, который был главным товаром вывоза из Италии на Пелопоннес. [9, с. 132]

Если подытоживать, то необходимо отметить, что хотя Тарент находился в весьма выгодном для экономических связей регионе, но его геополитическое положение оставалось весьма уязвимым, поскольку данная колония находилась в постоянной конфронтации с италийским населением, которое не исчерпывались япигскими племенами: проблемы создавали луканы, а в дальнейшем и Сиракузы.

Литература:

  1. Дворецкий И. Х. Древнегреческо-русский словарь: в 2 т. М., 1958.
  2. Грэхем А.-Дж. Колониальная экспансия Греции // Кембриджская история древнего мира. T.III. Ч.3: Расширение греческого мира VIII-VI века до н. э. /под ред. Дж. Бордмэна, Н.-Дж.-Л. Хэммонда, Д.-М. Льюиса, М. Оствальда / пер. с англ. А. В. Зайкова. М.: Ладомир, 2007. С. 103–195.
  3. Страбон. География в 17 книгах / пер. Г. А. Стратановского. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1964. 943 с.
  4. Павсаний. Описание Эллады / пер. С. П. Кондратьева. В 2 т. Т. 2. СПб.: Алетейя, 1996. 538 с.
  5. Greco E. Città greche di Magna Grecia e Sicilia: caratteri e strutture // Magna Grecia. Città greche di Magna Grecia e Sicilia, 2012. P. 55–70.
  6. Салмон Э.-Т. Железный век: народы Италии // Кембриджская история древнего мира. Т. IV: Персия, Греция и западное Средиземноморье. Ок. 525–479 гг. до н. э. /под ред. Дж. Бордмэна, Н.-Дж.-Л. Хэммонда, Д.-М. Льюиса, М. Оствальда / пер. с англ. А. В. Зайкова. М.: Ладомир, 2011. С. 804–851.
  7. Huffman C. A. Architas of Tarentum: Pythagorean, Philosopher and Mathematician King. Cambridge: Cambridge University Press, 2005. 683 p.
  8. Геродот. История / пер. Г. А. Стратановского. Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1972. 600 с.
  9. Лурье С. Я. История Греции. СПб.: Изд-во С.-Петербургского ун-та, 1993. 680 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle