Библиографическое описание:

Маркова А. Ю. Контроль органов судебной власти в Российской Федерации // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 756-759.



Судебная власть, как одна из трех ветвей органов власти, играет важную роль в любом правовом государстве, с помощью которой реализуется судебная защита прав и свобод человека и гражданина, законных интересов юридических лиц.

Судебная защита традиционно остается легитимным и наиболее приемлемым правовым способом принудительной реализации прав и свобод в правовом государстве. По сути это деятельность органов судебной власти по отправлению правосудия, осуществляемая в форме определенного вида судопроизводства.

Конституционный Суд РФ, суды общей юрисдикции и арбитражные суды в пределах своей компетенции решают задачи по обеспечению законности и правосудия.

Эффективность судебной власти определяется уровнем результативности, действенности и конструктивности всей судебной системы.

Действующим механизмом реализации судебной власти в целом, гарантией ее функционирования, а также существования прав и свобод граждан и организаций, инструментом принудительной реализации норм материального права являются отрасли процессуального права.

Соответствующим образом задействован механизм реализации и для того, чтобы судебная власть была самостоятельной и независимой от законодательной и исполнительной, она должна быть наделена реальными полномочиями и механизмами контроля над законностью деятельности органов законодательной и исполнительной власти, над соответствием принимаемых ими решений Конституции РФ [6].

Суды обязаны принимать решение в соответствии с законом, если, к примеру, при рассмотрении дела будет установлено несоответствие ему акта государственного или иного органа, это означает, что суд, принимая решение по существу, одновременно осуществляет контроль над содержанием подзаконных актов. Подзаконные нормативные акты (приказы, распоряжения, инструкции) принимаются на основе и во исполнение конкретных законов и должны им соответствовать.

Таким образом, при рассмотрении гражданского или уголовного дела является проверка соответствия закону актов, принятых государственным или иным органом. В данном случае предусмотрена форма конкретного судебного контроля над содержанием подзаконного акта при рассмотрении конкретного дела, и это является неотъемлемой чертой правосудия.

Конституционный Суд РФ занимает центральное место в системе органов судебной власти и осуществляет высшую форму судебного контроля. Предметом его деятельности является проверка соответствия Конституции федеральных законов, нормативных актов высших органов государственной власти и управления России и субъектов РФ. Следовательно, создается гарантия соблюдения законности. Это тем более важно, что с расширением прав республик в составе Российской Федерации — ее субъектов и приравненных к ним краев, областей, городов федерального значения, автономной области и автономных округов, они получили право иметь свое законодательство [4]. Проверка соответствия Конституции принимаемых ими законов означает судебный контроль в форме конституционного надзора.

Организационно-правовая форма осуществления конституционного правосудия представляет собой совокупность судебных органов (органа) конкретного государства, наделенных определенным объемом властных полномочий для защиты конституционных основ государства, и видов (вида) судопроизводств для их осуществления с присущими этим органам структурно- организационными и функциональными особенностями их строения и деятельности.

Понятие «организационно-правовая форма осуществления конституционного правосудия» выражает сущность такого обозначаемого правового явления как организация конституционного судебного контроля, рассматриваемого с различных ракурсов:

– во-первых, как организацию системы органов государственной власти и установление, посредством определения компетенции, правомочия государственных органов данного государства осуществлять правовыми средствами конституционный контроль в формализованной судебной процедуре;

– во-вторых, как установленное национальным законодательством организационное и функциональное устроение органа (органов) специализированного конституционного контроля.

Одной из проблем, связанных с обеспечением надлежащего контроля органов судебной власти в Российской Федерации является разобщенность и зачастую противоречивость судебной практики.

В этой связи можно предложить ряд дополнений, которые, являются необходимым звеном процесса их надлежащего исполнения.

Для обеспечения единства судебной практики в целях должного исполнения решений необходимо введение института постоянного (полномочного) представителя Верховного Суда РФ в Конституционном Суде РФ и выделение в качестве особого направления деятельности Конституционного Суда РФ его взаимодействие с Верховным Судом РФ по вопросам «учета» федеральными судами правовых позиций.

Как отмечает А. Н. Кокотов, механизм исполнения решений Суда «в его функциональной составляющей» подразумевает действия по непосредственному исполнению судебных решений и по обеспечению их надлежащего исполнения [3].

Механизм реализации такого взаимодействия должен включать:

– подготовленный Конституционным Судом РФ обзор изменений правового регулирования с учетом правовых позиций Конституционного Суда РФ и представление соответствующих материалов Пленуму Верховного Суда РФ для последующего обязательного доведения сведений до всех судов страны;

– организацию доступа судов других юрисдикций к базе данных «Правовые позиции Конституционного Суда РФ», созданной средствами современных информационных технологий для внутреннего пользования судьей и сотрудников аппарата Конституционного Суда;

– обобщение и анализ Верховным Судом РФ практики пересмотра решений судами общей и арбитражной юрисдикции, связанных с принятием Конституционным Судом постановлений, и представление соответствующих данных в Конституционный Суд РФ;

– организацию силами структурного подразделения Конституционного Суда РФ и аппарата Полномочного представителя Верховного Суда РФ в Конституционном Суде РФ проведения обязательных предварительных согласований и консультаций между Конституционным Судом РФ и Верховным Судом РФ во время подготовки последним руководящих разъяснений и при формировании обзора судебной практики [2].

Нередко нарушения конституционных прав и свобод граждан происходят вследствие применения закона не в его конституционно- правовом смысле, выявленном Конституционным Судом РФ, то есть причина кроется в непонимании правовой позиции Суда.

Помимо итогового вывода о соответствии или несоответствии норм оспариваемого закона Конституции РФ позиция Конституционного Суда содержит систему аргументов, обосновывающих вывод. Позиции Конституционного Суда применимы не только к конкретному случаю, но распространяют свое действие на аналогичные ситуации, «то есть обладают нормативным и прецедентным характером» [1].

Это такие правоположения, которые устанавливают конституционно-правовой смысл действующих правовых норм, они могут быть «правотворческими, правоконкретизирующими или интерпретационными» [5].

Следует отметить, что правовые позиции служат правовым основанием решений Конституционного Суда РФ и представляют собой «нормативно-доктринальные выводы, установки и оценки по вопросам права». Их уяснение уже является научно- познавательным процессом, требующим дополнительного времени и усилий, поэтому самостоятельный «учет» правовых позиций Конституционного Суда при отправлении правосудия судами общей и арбитражной юрисдикции (в условиях чрезмерной загруженности судов, особенно, общей юрисдикции) зачастую происходит с искажением смысла правовой позиции Конституционного Суда.

Во многом по этой причине введена норма, обязывающая учитывать позиции Конституционного Суда с момента вступления в силу соответствующих постановлений, поскольку задолго до введения указанной нормы практика судов в подавляющем большинстве признавала обязательность правовых позиций Конституционного Суда РФ.

В налаживании более тесного взаимодействия между Конституционным Судом РФ и Верховным Судом РФ может быть в новой форме реализована ценность «американской» модели конституционного правосудия, позволяющей всем судам решать вопросы защиты основных прав и свобод граждан.

При выборе организационно-правовой формы осуществления конституционного правосудия в числе положительных моментов создания конституционной палаты или коллегии в составе Верховного Суда называлась унификация судебной практики.

Не меняя установленного Конституцией РФ способа конституционного судебного контроля, можно добиться большей согласованности действий судебной системы Российской Федерации в вопросе защиты фундаментальных прав и свобод граждан, сохранения и укрепления конституционной законности в обществе и государстве.

Введение института постоянного представителя Верховного Суда РФ в Конституционном Суде РФ и выделение в качестве самостоятельного направления «неюрисдикционной» деятельности Конституционного Суда РФ регулярных консультаций по вопросам учета его правовых позиций в правоприменительной практике может стать не только одним из способов обеспечения надлежащего исполнения решений Конституционного Суда, но и логическим продолжением развития взаимоотношений федеральных судов конституционной, общей и арбитражной юрисдикции.

Законом, увы, до сих пор не предусмотрено каких-либо форм контроля за исполнением судебного решения, что является существенным пробелом. Не определен и орган, который должен осуществлять такой контроль.

Не установлено никакой ответственности за неисполнение такого судебного решения либо возможности, например, денежной компенсации заявителям, пострадавшим от неэффективного расследования. Из всех решений об удовлетворении жалобы почти в 90 % случаев сведений об их исполнении от органов предварительного расследования и прокурора в суды вообще не поступило. Поэтому в большинстве судов контроль за исполнением решений, принятых в порядке ст. 125 УПК РФ, фактически вовсе не осуществляется.

Несмотря на такой правовой вакуум, суды иногда по своей инициативе используют несколько форм контроля за исполнением подобных решений. Некоторые суды в сопроводительном письме о направлении должностному лицу вступившего в законную силу судебного решения предлагают уведомить суд о его исполнении.

Однако должностные лица органов, осуществляющих уголовное преследование, крайне редко сообщают суду о принятом решении.

В отдельных судах контроль за исполнением таких решений осуществляется посредством направления последующих запросов соответствующим должностным лицам с требованием представить необходимую информацию. Имеются случаи многократных запросов и напоминаний о необходимости исполнения судебных решений.

Таким образом, отсутствие контроля за исполнением судебных решений, включающего обязанность представления информации об исполнении судебного решения, принятого в порядке ст. 125 УПК РФ, является существенным пробелом, который сказывается на эффективности указанной нормы.

В целях совершенствования работы по контролю за исполнением судебных актов, осуществляемому органами судебной власти, можно предложить:

– усилить контроль за соблюдением сроков направления исполнительных документов в подразделения Управления Федеральной службы судебных приставов;

– проводить ежеквартальные сверки выданных, принятых на исполнение и исполненных исполнительных документов между подразделениями службы судебных приставов и судами и судебными участками, направлять письменные запросы об исполнении выданных исполнительных документов,

– возложить на конкретного работника (работников) аппарата каждого суда и судебного участка соответствующие обязанности по взаимодействию с должностными лицами службы судебных приставов в рамках осуществления судебного контроля исполнения судебных актов,

– обратить внимание судей на необходимость более активного реагирования частными постановлениями (определениями) на нарушения судебных приставов в связи с неисполнением судебных постановлений.

В заключение следует отметить, что контроль органов судебной власти имеет существенное значение в реализации законности в правовом государстве, выработке единства подходов правоприменительной практики, устранению недостатков работы судебной деятельности и органов исполнительной власти.

Литература:

  1. Анишина В. И. Функции судов как самостоятельной ветви государственной власти в Российской Федерации // Российский судья. М.: Юрист. — 2015. — № 10.
  2. Аносова Л. С. Конституционный принцип гласности судопроизводства: правовое регулирование и практика реализации: автореф. дис. …канд. юрид. наук: 12.00.02 / Аносова Лидия Сергеевна. — М., 2012. — 23 с.
  3. Кокотов А. Н. Исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации // Журнал российского права. 2013. № 5.
  4. Соколов Т. В. Формы взаимодействия конституционного и уголовного судопроизводств в контексте доктрины судебного права: автореф. дис. …канд. юрид. наук: 12.00.02; 12.00.09 / Соколов Тимур Викторович. — Санкт- Петербург, 2014. — 30 с.
  5. Стребкова Е. Г. Принципы транспарентности судебной власти: конституционно-правовые вопросы: автореф. дис. …канд. юрид. наук: 12.00.02 / Стребкова Елена Геннадьевна. — Саратов, 2012. — 22 с.
  6. Шугрина Е. С. Гарантии права на осуществление местного самоуправления: автореф. дис. …док.юрид. наук: 12.00.02 / Шугрина Екатерина Сергеевна. — М., 2011. — 57 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle