Библиографическое описание:

Руденко А. М., Довлатян А. М. Религиозный экстремизм как фактор угрозы национальной и духовной безопасности российского общества // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 1262-1265.



В статье анализируется различные аспекты и формы проявления религиозного экстремизма, создающего угрозу национальной и духовной безопасности российского общества. Делается вывод о том, что национальная и духовная безопасность достижима в случае активного противостояния терроризму и экстремизму со стороны государства и общества в целом.

Ключевые слова: религия, экстремизм, безопасность.

В настоящее время вопрос экстремизма на почве религиозных убеждений той или иной конфессии является одним из самых актуальных. Важно отметить, что он не только представляет собой безусловную опасность для жизнедеятельности общества, но и развивается в полной мере как источник негативного влияния на состояние духовности россиян, которое в данный момент оставляет желать лучшего. Учитывая то, что в свете последних событий ситуация с государственным и национальным контролем религиозного экстремизма сталкивается с рядом трудностей, имеет смысл назвать ее самым громким явлением современности, борьба с которым не должна прекращаться, так как она стратегически важна.

Одним из главных действий, приводящих к дестабилизации внутренней социально-политической обстановки Российской Федерации, является активное привлечение к участию любых групп населения россиян во всевозможных протестных акциях, шествиях, митингах, в частности и тех, которые не были согласованы, что всегда чревато плохими последствиями. Как правило, они порождают массовые беспорядки, которые влекут за собой новые вспышки террористических актов или же ведение осведомительной пропагандистской деятельности в обществе, направленной на политику жестокого экстремизма.

Для того чтобы произвести обзор данной проблемы, рассмотрим понятие «экстремизм» детально: в сущности, это приверженность к крайним взглядам и методам воздействия на общество, к использованию крайних мер (включая террористические акты и взятие заложников) для достижения собственных целей. В настоящее время идеология террора и экстремизма успешно распространяется посредством использования медиа-ресурсов (особенно пространства сети Интернет) для обращения к публике всевозможными способами привлечения внимания общества [1, С. 22]. Наиболее уязвимой его частью, разумеется, считается молодое поколение, которое руководствуется еще не до конца сформировавшимися убеждениями, способными перевернуться благодаря таким опасным идейным течениям. Они существуют в интерпретации исключительно религиозных мотивов, привлекающих россиян с помощью громких позывов и лозунгов, основанных на определенных верованиях с радикальной основой.

Угроза терроризма будет сохраняться до тех пор, пока существуют источники и каналы распространения этой идеологии, успешно и открыто действующие на территории практически любой страны, включая Россию, а также рассчитывающие на как можно большее число новых лиц в этой катастрофически опасной для общества стезе. В свою очередь, распространение экстремистских идей, в частности мнений о приемлемости насильственных действий для достижения поставленных целей, угрожает общественной безопасности в Российской Федерации ввиду усиления агрессивности идеологии экстремизма и увеличения масштабов ее пропаганды в обществе.

Особую опасность на глобальном уровне представляют приверженцы различных течений ислама, которые не относятся к представителям народов, традиционно исповедующих ислам, однако отличаются религиозным фанатизмом, вследствие чего их легко склонить к совершению террористических актов, в том числе в качестве смертников. В данной идеологии преобладает принцип шариата, который, в первую очередь, нацелен на повсеместное следование идеологии ислама.

Но существует масса других проявлений религиозного экстремизма, крайних радикальных взглядов в рамках нетрадиционных культов (неокультов, альтернативных культов), которые представляют собой относительно новое явление в духовной культуре современности. Большинство из них зародились в США в 1950–60 годы. Сегодня они начали распространяться по всему миру. Появление нетрадиционных культов связано с особенностями современного этапа эволюции религии, с ослаблением ослабление влияния и падением авторитета традиционных религий. Их элементы и проявления встречаются и в современном российском обществе.

Неокульты чаще всего являются «молодежными религиями», т. к. в число их сторонников входят преимущественно молодые люди от 18 до 25 лет. Для привлечения последователей в рамках неокультов часто формируется сеть общественных организаций, в том числе образовательных, медицинских, спортивных и др., где впоследствии утверждаются особые правила, согласно которым организуется жизнь общины, техники контроля за обращенными и коллективный культ.

В России осуществляют свою деятельность как культы, пришедшие из других регионов, так и культы, возникшие на постсоветском пространстве. К их числу отосятся такие культы, как «Международное общество сознания Кришны», «Церковь сайентологии» («Дианетика»), «Церковь объединения» Муна, «Аум-Сенрике» («Учение истины Аум»), сатанисты, «Великое Белое Братство» («Юсмалос», «Институт «Атма»), «Богородичный центр»; «Церковь Виссариона») и другие. Все эти религиозные общества появлялись и распространялись на постсоветском пространстве в основном в результате усилий иностранных миссионеров, а некоторые, неорелигиозные объединения, зародились исключительно на российской почве.

Многие религиозные секты в России являются различными формами протестантизма (адвентизм седьмого дня, баптизм, пятидесятничество и т. п.). Однако существуют и внутриправославное сектантство и раскольничество. При этом не следует забывать о том, что далеко не все они носят экстремистский характер. Так, в Федеральном законе «Особенности применения законодательства Российской Федерации о противодействии экстремистской деятельности в отношении религиозных текстов» сказано: «Библия, Коран, Танах и Ганджур, их содержание и цитаты из них не могут быть признаны экстремистскими материалами» [2]. В то же время интерпретация данных текстов в неокультах, сектах и раскольнических организациях часто может весьма далеко отходить от канонической.

Говоря о сектантстве в христианстве (православная ветвь) и о раскольничестве, следует изучить подробнее данное понятие. Оно представляет собой различные религиозные группы, которые, находясь с одной стороны внутри церковных устоев, вместе с тем, исповедуют отдельные убеждения, отступающие от учения православия или же искажающие его частично. В данном случае богослужебная деятельность Церкви не только уходит на второй план, но и тщательно искореняется.

Из этого непременно следует, что, несмотря на свою причастность и связь с Церковью, такого рода сектантство не имеет решительно ничего общего с истинными канонами православия, которые берут начало в Священном Писании в исконных его трактовках, не подвергнутых деформациям и идейным изменениям со стороны деятелей сектантских движений [3, С. 45]. Если обратиться к истории нашего государства, в том числе и к истории его культурных и духовных начал, можно сделать вывод о том, что все вышеперечисленное входит в ряд псевдоправославных тенденций, которые стали содержат потенциальную угрозу появления экстремизма в этом религиозном аспекте, зачастую связанном с оккультизмом.

Секты и раскольнические течения, так или иначе, оказывают влияние на людей не только в духовной сфере, но и в социально-политической. Раскольнические организации — это такие религиозные группы, которые не исповедуют принципиально нового вероучения, отличного от ортодоксального православия, но имеют свою церковную иерархию, не всегда имеющую апостольскую преемственность. Таким образом, мы имеем дело с религиозными образованиями, которые откололись от Русской Православной Церкви не на почве разногласия в вероучительных истинах, а по политическим, организационным, национальным и другим причинам. Классифицируется раскольничество на «правое» и «левое»: первое характеризуется РПЦЗ (Русская Православная Церковь Заграницей), второе же — расколом, породившим Катакомбные Церкви, появление которых привело к критическим последствиям. Духовное оскудение и неправильная система новых идеалов, основанных на этих учениях, способствовало стремительному развитию бесчинства человека по отношению к среде, в которой он находится [4, C. 26]. Задействован был не только аспект духовности и нравственности, но и нарушение порядка в общей национальной безопасности, подталкивающие массы людей творить хаос, следуя жестоким намерениям из религиозных убеждений, которые считались единственно верными для этой социальной группы.

Конечно, внутриправославное сектантство и раскольничество трудно сравнивать с некоторыми псевдоисламскими сектами по своим социальным последствиям, в том числе и на территории России. Именно поэтому деятельность одного из действующих течений с политикой религиозного террора — Исламского Государства (сокр. ИГИЛ) и любая поддержка источников, связанных с этой преступной организацией, карается законом и запрещена на территории нашего государства, а потому является полностью неправомерной [5]. Углубляясь в законодательство РФ, можно опираться на множество фактов и нормативно-правовых актов, в которых подчеркнута противоправность любых насильственных действий и пропаганд, в том числе и пропаганд экстремизма. Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» гласит: «Противодействие экстремистской деятельности основывается на следующих принципах:

 признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина, а равно законных интересов организаций;

 законность;

 гласность;

 приоритет обеспечения безопасности Российской Федерации;

 приоритет мер, направленных на предупреждение экстремистской деятельности;

 сотрудничество государства с общественными и религиозными объединениями, иными организациями, гражданами в противодействии экстремистской деятельности;

 неотвратимость наказания за осуществление экстремистской деятельности» [6].

Следовательно, на территории РФ ведется активное противостояние и сопротивление любым пропагандам, указывающим обществу на политику экстремизма и нарушения в социальной безопасности всех групп населения. Сегодня в России осуществляется попытка привития традиционных ценностей, в школах и вузах читаются курсы «Основы православной культуры», «Основы духовной культуры» и т. п. Создаются и соответствующие учебные и учебно-методические материалы [7].

В заключение необходимо сказать, что государственный аппарат РФ оказывает значительную поддержку в поддержании уровня защищенности и национальной безопасности граждан, ведь прямые или косвенные последствия экстремизма затрагивают все основные сферы общественной жизни: политическую, экономическую и социальную. Это выдвигает новые требования к организации деятельности по противодействию экстремизму на всех уровнях.

Литература:

  1. Самыгин С. И., Верещагина А. В., Печкуров И. В. Социальная безопасность России в условиях информационной реальности (актуальные проблемы социологической рефлексии): монография. Отв. ред. П. С. Самыгин. — М.: РУСАЙНС, 2016. — 156 с.
  2. Федеральный закон от 25. 07. 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности (ст. 3) // Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/12127578/#ixzz45ANRAPlD
  3. Благовещенский Г. Полная история тайных обществ и сект мира. — М.: АСТ, 2009. — 191 c.
  4. Краснова А. Г. Православное сектантство и раскольничество в свете духовной безопасности России: монография. — Новочеркасск, Лик, 2015. — 168 c.
  5. Указ Президента РФ от 31.12.2015 N 683 «О Стратегии национальной безопасности Российской Федерации» (ст. 4.1) // https://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_191669/
  6. Федеральный закон от 25.07.2002 N 114-ФЗ (ред. от 23.11.2015) «О противодействии экстремистской деятельности» (ст. 6.2) // Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/12127578/#ixzz45ANRAPlD
  7. Основы духовной культуры: учебное пособие / Е. Ю. Положенкова, А. М. Руденко. С. И. Самыгин, П. А. Пономарёв, Д. Н. Бурменская; под ред. Е. Ю. Положенковой, А. М. Руденко. — Ростов-на-Дону: Феникс, 2016. — 256 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle