Библиографическое описание:

Вьюнов В. Н., Филиппова М. Г., Абулов Р. М., Ларькин А. Р., Кубаев М. Б., Накашидзе А. Р. Евразийская экономическая интеграция // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 517-520.



В статье рассматриваются наиболее общие итоги развития евразийской экономической интеграции за 2010–2015 гг., цели и задачи Таможенного союза (ТС), предпосылки Евразийского экономического союза (ЕАЭС), проблемы и некоторые перспективы данных интеграционных проектов.

Ключевые слова: евразийская экономическая интеграция, Таможенный союз, Таможенный кодекс ТС, Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), Евразийский экономический союз, межгосударственная кооперация.

На кафедре «Общий и таможенный менеджмент» МГУПП за последние 2 года подготовлены и изданы статьи по проблемам формирования разных форм интеграции государств СНГ [1], по роли в ТС и ЕАЭС Республики Беларусь [2] и Республики Казахстан [3], по углублению процесса интеграции в рамках ЕАЭС [4].

Сразу же после распада СССР уже в 1992 г. в рамках СНГ были предприняты попытки восстановить многостороннее сотрудничество в рамках новых современных проектов интеграции постсоветских государств. Это и договоры о зонах свободной торговли, и Договор 1993 г. о создании Экономического союза с целью формирования общего рынка товаров, услуг и капиталов. В 1997г. создается проект Союзного государства России и Белоруссии, в 2000 г. — Евразийское экономическое сообщество (ЕврАзЭС), в 2010 г. — Таможенный союз и Единое экономическое пространство ЕврАзЭС. Большинство проектов евразийской интеграции, к сожалению, остались лишь именно проектами, амбициями новых политических элит регионов. Центробежные тенденции в 90-е годы и желание ориентироваться на новых партнеров в мире как предпосылке быстрой модернизации, демократизации и интеграции в мировое сообщество в итоге не позволили запустить в действие интеграционные процессы в СНГ.В то же время с конца 20 века регионализация в многих странах рассматривалась как более приоритетная модель по сравнению с глобализацией (это и ШОС, БРИКС и др.) В то же время в постсоветских странах Азии процесс глобализации часто виделся элитам как средство возможного повторения опыта быстрой и эффективной модернизации «новых азиатских тигров». Многие особенности стран ЮВА не учитывались, как и иное международное положение. Естественно, что ряд сырьевых товаров (золото, уран, цветные металлы, газ и др.) крайне востребованы в мире, но чисто сырьевая экономика и экспорт — уже не гарант экономической независимости, стабильности и успешности. Ввиду этого страны Центральной Азии по-прежнему использовали методы протекционизма во внешней торговле, ограничивая движение капиталов, товаров, технологий. Локальные региональные таможенные союзы в центре Азии (Таджикистан, Кыргыстан, Казахстан и др.) не могут быть успешным выходом из нынешнего состояния, поэтому и интеграция с РФ, Беларусью есть выход из состояния системного отставания и закрытости.

В январе 1995 г. было подписано Соглашение о Таможеном союзе (ТС) России и Беларуси, к которому в последующие годы присоединились Казахстан, Кыргыстан и Таджикистан. В 2000 г. в Астане упомянутыми государствами был подписан Договор о учреждении Еразийского экономического сообщества (ЕврАзЭС), главные цели которого:

Развитие экономической интеграции

Создание зон свободной торговли

Формирование ТС

Модернизация экономик и повышение уровня жизни населения стран.

До 2010 г. большинство решений Межгоссовета ЕврАзЭС и ТС оставались лишь политическими проектами, декларациями, реальных шагов по реализации воли элит со значимыми результами почти не было.

2010 год — важный рубеж институирования ТС, когда принятые 40 международных договоров в рамках ТС начинают реализовываться, создается единое таможенное пространство, принимается Таможенный кодекс ТС На Едином экономическом пространстве (ЕЭП) России, Беларуси и Казахстана новый орган Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК) постепенно начинает как орган наднационального управления и координации интеграции осуществлять почти 170 конкретных экономических функций.

Первые годы развития ТС отмечены заметными позитивными результатами. Так, за период 2010–2012 гг. общий объем взаимной торговли вырос с 47 млрд.долл. до 67,8 млрд.долл. Доля РФ — от 63 до 66 %. [5] Структура товаров очень различна. Например, в экспорте Беларуси готовые товары значительно превышают объемы сельскохозяйственной продукции, минералов. Экспорт Казахстана — нефть, газ, металлы, сельскохозяйственные товары и сырье. В 2010–2012 гг. заметно вырос объем взаимных поставок продукции машиностроения, химической и обрабатывающей промышленности. В это время сони предприятий стран ТС реально восстановили и значительно расширили прямые связи между собой, создаются совместные предприятия индустрии с самыми современными технологиями. В то же время внешний экспорт (за пределы ТС) данных позиций крайне незначителен. По-прежнему стран ТС ввозят значительное число товаров высокотехнологичных — машины, станки, транспортные средства. Если доля нефтегазовых товаров во взаимной торговли упала с 39 % до 30 %,, то во внешней торговли они составляют до 70–75 %.

Начиная со второй половины 2013 г. заметен процесс сокращения объемов взаимной торговли, что имело ряд причин и происходило еще до введения США и ЕС санкций. Например, если в 2013 г. Беларусь значительно увеличила экспорт сельхозпродуктов и нефтепродуктов в Казахстан, то резко упал экспорт машин, оборудования, транспортных средств (на 23 %) А экспорт Казахстана в Беларусь упал почти в 2 раза, в РФ — на 12 %, экспорт РФ в Казахстан — на 25 % [6]..Нисходящий тренд 2013 года усилился в период 2014–2015 гг. В 2014 г. общий объем взаимной торговли составил 89 % от 2013 г, в 2015 г. падение составило не менее 25 % [7]

За первое полугодие 2015 г. товарооборот Беларусь-Россия упал до 70 % от 2014 г, Казахстана и РФ до 76 %, Беларусь-Казахстан — до 68,7 % Удельный вес взаимной торговли в общем объеме внешней торговли сократился в Беларуси — с 50 % до 48,7 %, а в РФ и Казахстане незначительно вырос. Структура взаимной торговли за 2015 г. заметно не изменилась. По-прежнему минеральные товары доминируют (35 %), продовольственные товары составляют 15 % (из них 60 % — доля Беларуси),-До 10 % — продукция нефтехимии, 15 % — машины и оборудование (60 % — поставки РФ). За первое полугодие внутренний экспорт Беларуси упал на 33 %, Казахстана — на 236,8 %, РФ — 22,4 % [8]

В I квартале 2015 года удельный вес взаимной торговли в общем объеме внешней торговли стран ЕАЭС составил 11,5 %. Сокращение взаимной торговли между нашими странами в 2014 году составило 11 % относительно уровня 2013 года. В I квартале 2015 года по отношению к I кварталу 2014 года снижение взаимного товарооборота стран ЕАЭС составило 30,5 %, — отмечает министра Комиссии ЕАЭС Т.Сулейменов летом 2015 г [9].

Резко сократился товарооборот с ЕС, США и даже КНР. В рамках деятельности ТС стал заметен полускрытый протекционизм, набирает обороты «серый импорт», Казахстан нередко выступает как реэкспорт товаров из Турции с поставкой их в РФ, как и Беларусь с товарами из Украины и ЕС.

Общее падение экономических показателей в странах ТС и сокращение взаимной торговли в 2014–2015 гг. связано с рядом факторов:

снижение спроса на сырье, нефть, газ ввиду сохранения действия негативных последствий мирового кризиса

крайне сильная зависимость курса национальных валют от мировой конъюнктуры

низкие темпы модернизации национальных экономик, общая стагнация большинства отраслей

постепенное исчерпание ресурсов роста торговли за счет традиционных товаров

усиление конкуренции на мировых рынках

сохранение в ТС значительных нетарифных барьеров

отсутствие единой стратегии торгово-экономической политики стран ТС и ЕЭП

последствия санкций США и ЕС к в отношении РФ, а также антисанкционная политика России виде эмбарго

чрезмерная бюрократизация внутри ЕЭК и правительств стран ТС, крайне сложный и долгий процесс согласования общих действий и др.

Процесс развития евразийской экономической интеграции в рамках ТС и ЕврАзЭС с мая 2014 г. вышел на качественно новый уровень, когда в Астане Был дописан Договор о создании Евразийского экономического союза (ЕАЭС), который с января 2015 г. институирован первоначально в составе России, Беларуси и Казахстана, а затем к нему присоединились Армения и Кыргыстан. Как отмечает большинство неоколокремлевских исследователей, ЕАЭС в большей степени инициирован не реальными современными экономическими потребностями и возможностями, потенциалом участников Союза, прежде всего и по-прежнему волей политического руководства стран Союза.

ЕАЭС должен стать в перспективе формой и базой реальной интеграции на основе модернизации экономик, структурной перестройки, интенсификации производства, создания единых требований, норм и программ, стратегий развития самых разных сегментов экономик, что облегчит создание единой таможенной и транспортной территории, банковской и страховой систем, энергетической базы,межгосударственной производственно-технологической кооперации и др. Предстоит создать и абсолютно новый тип перераспределения главных ресурсов внутри ЕАЭС.

В ст. 1 Договора о создании ЕАЭС отмечается, что «необходимо обеспечить свободу движения товаров, услуг, капиталов и рабочей силы, проведение скоординированной, согласованной и единой политики в отраслях экономики…», а ст.2 согласованную политику как» осуществляемую государствами-членами в различных сферах на основе гармонизации правового регулирования, в т. ч. на основе решений органов Союза» [10].

Проект ЕАЭС должен ускорить создание в рамках Союза надгосударственного органа, исключительной компетенцией которого сейчас являются вопросы:

регулирование таможенного союза и законодательства, таможенного администрирования;

единая торговая политика в отношении третьих стран;

согласованная политика в области конкуренции

техническое регулирование в рамках ТС, единые санитарный, ветеринарный и фитосанитарный регламенты и др.

В ст.6 Договора о создании ЕАЭС четко сформулирована система права ЕАЭС: Договор о ЕАЭС, международные договора ЕАЭС с третьими странами, решения высшего Совета ЕАЭС и ЕЭК. Подчеркивается, что нормативно-правовые акты государств-членов Союза постепенно должны унифицироваться и в соответствующих сферах не противоречить нормам права ЕАЭС, что до сих пор является актуальным препятствием процесса дальнейшей интеграции членов Союза.

Унификация норм, институтов и механизмов регулирования и развития интеграционных процессов в рамках ЕАЭС не должна быть поспешной, подстроенной только под волю первых лиц государств, схематичной, учитывая и особенности ЕЭП, и сложившиеся экономические системы, институты, традиции. Поэтому и либерализация здесь не выступает синонимом модернизации, интенсификации, оптимизации, рационализации. Поэтому либеральные принципы регулирования в области кредитов, налогов и в бюджетной политике в рамках ЕАЭС будут явной ошибкой.

В каждой стране ЕАЭС должны быть определены конкретные отрасли и предприятия, имеющие особое приоритетное значение как будущие локомотивы евразийской модернизации и интеграции, наиболее привлекательные объекты инвестиций и инноваций, межгосударственной производственной кооперации и специализации, которые обладают наибольшим перспективным экспортным потенциалом. К сожалению, за последние 20–25 лет усилился разрыв между достижениями в НИОКР и предприятиями, процессом реализации инноваций. Приоритетными секторами экономик ЕАЭС могут выступить: ВПК, авиационная промышленность, приборостроение, микробиология, ядерная энергетика, нефтехимия.

Евразийская экономическая интеграция в проекте ЕАЭС формируется в крайне сложных внутренних и глобальных условиях. Процесс развития ЕАЭС столкнулся с рядом серьезных вызовов и его успех зависит не только от воли правящих элит, но прежде всего от эффективности экономической политики и реальных достижений в социально-экономической области каждой страны Союза.

Литература:

  1. Вьюнов В. Н., Нур Ф. И., Пискарев А. Е., Иванова Т. А., Самсонова М. А., Сидельникова А. А. Евразийская интеграция: сложный и длинный путь. //Молодой ученый. 2015. 3 2, с.258–260.
  2. Вьюнов В. Н., Нур Ф. И., Иванова Т. А., Самсонова М. А., Савотиков А. М. Промышленное и экономическое взаимодействие Республики Беларусь в рамках соглашения о ТС.// Молодой ученый, 2015. № 5, с.247–250
  3. Вьюнов В.Н, Нур Ф. И., Иванова Т.А, Сидельникова А. А., Бочкова Т. В., Смутина В. В. Анализ экономических показателей промышленности Республики Казахстан как страны-участницы ТС и ЕАЭС.// Молодой ученый, 2015.№ 3. с.250–253.
  4. Вьюнов В. Н., Филиппова М. Г., Бочкова Т. В., Егошин Е.Е., Смутина В.В., Коломин А. А. Противоречия и перспективы Евразийского экономического союза.// Молодой ученый, 2015, № 12. с. 588–592.
  5. Итоги взаимной торговли (экспорта) государств-членов ТС и ЕЭП за 2010–2012 годы. М,ЕЭК,2012.
  6. Взаимная торговля товарами государств-членов ТС и ЕЭП за 2014 год. Статистический бюллетень. М, ЕЭК, 2015.
  7. Второй Евразийский экономический конгресс. Москва, 1 декабря 2015 года. \\euraiancenter.ru\perspektive\2015\203
  8. Взаимная торговля товарами государств-членов ЕАЭС за 1 полугодие 2015 года. Статистический бюллетень. ЕЭК. http://www.eurasiancommission.org/ru/act/integr_i_makroec/dep_stat/tradestat/publications/Documents/Int_II_2015.pdf8.
  9. http://www.interfax.by/news/belarus/1185690
  10. Договор о ЕАЭС. 29 мая 2014 года, г. Астана. http://eurasiancommission.org/ru/Lists//EECDocs

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle