Библиографическое описание:

Мишкуро М. А. Соотношение понятий «война» и «вооруженный конфликт» в международном гуманитарном праве // Молодой ученый. — 2016. — №8. — С. 763-765.



В статье анализируется содержание терминов «вооруженный конфликт» и «война». Показано, что термин «вооруженный конфликт» является родовым понятием, так как содержание его значительно шире.

Ключевые слова: война, вооруженный конфликт, международное гуманитарное право

Нормы международного гуманитарного права (далее — МГП), основной целью которых является защита жертв войны, а также ограничение применения жестоких средств и методов ведения вооруженной борьбы, вступают в действие в период вооруженных конфликтов. Любопытным является то обстоятельство, что в международно-правовых актах, как универсального характера, так и непосредственно кодифицирующих МГП, не содержится самого определения вооруженного конфликта или войны. А ведь такое определение, как справедливо отмечает Э. Давид, имеет ключевое значение — ведь право вооруженных конфликтов, начинает применяться только с момента, когда имеет место вооруженный конфликт. Следовательно, очень важно уточнить понятие, обозначающее реалию, наличие которой дает сигнал для выполнения норм соответствующего права [2, с. 113].

Представляется, что, в общих словах, «вооруженный конфликт» можно определить следующим образом: «вооруженный конфликт охватывает любую ситуацию, независимо от ее правовой квалификации, в которой две стороны противостоят друг другу с оружием в руках» [4, с. 240].

Для правильного понимания такого многогранного понятия, каким является «вооруженный конфликт», необходимо уяснить разницу в употреблении таких терминов как «вооруженный конфликт» и «война», которое исторически появилось ранее, нежели понятие «вооруженный конфликт», и до второй половины ХХ в. применение этого термина было преобладающим. В основном содержанием войны является применение силы одним государством с целью навязать свою волю другому [6, с. 137]. В соответствии с традиционным пониманием, МГП регламентировало допустимость или недопустимость действий, причиняющих вред, лишь в случае возникновения состояния войны между государствами. Таким образом, понятие войны в международном праве имело решающее значение не только в вопросе о запрещенной и недозволенной силе, но и в вопросе об определении сферы применения целой отрасли права [5, с. 873–874]. Определение войны существует в двух измерениях: в субъективном и объективном.

Субъективное измерение войны предполагает намерение вести войну. Так, из анализа ст. 1 III Гаагской конвенции об открытии военных действий 1907 г. видно, что для войны характерен такой признак, как формальный акт ее объявления [1]. После формального объявления войны наступает, как правило, разрыв дипломатических отношений между воюющими государствами и прекращают действовать большинство международных договоров. Однако история показала обратное, так как государства достаточно часто развязывали войны без их объявления. Это означает, что государства, отрицая намерение вести войну, могли сократить сферу действия норм МГП, что с точки зрения защиты жертв вооруженных конфликтов и других его целей, неприемлемо. В целом можно сказать, что международно-правовое понятие войны, используемое при определении сферы действия норм МГП, оказалось слишком ограниченным [5, с. 874].

С учетом указанного опыта в международных договорах, заключенных в области МГП по окончании Второй мировой войны, включая Женевские конвенции о защите жертв войны 1949 г., вместо понятия войны употребляется дефиниция «вооруженный конфликт», которая охватывает более широкий спектр ситуаций. Так, в соответствии со ст. 2, общей для всех четырех Женевских конвенций, говорится о том, что она «будет применяться в случае объявленной войны или всякого другого вооруженного конфликта, возникающего между двумя или несколькими Высокими Договаривающимися Сторонами, даже в том случае, если одна из них не признает состояния войны» [3], что явно подтверждает тот факт, что понятие вооруженного конфликта шире понятия войны.

Таким образом, в контексте всего вышеизложенного, в качестве промежуточного итога можно привести выдержку из статьи С. Витэ: «в то время как понятие войны уже существовало и существует в самых старых договорах МГП, Конвенции 1949 г. ввели понятие вооруженного конфликта в этот правовой режим впервые. Таким семантическим дополнением составители этих инструментов хотели показать, что применимость международного гуманитарного права не должна более зависеть от воли правительств. Она больше не основывалась исключительно на субъективности, которой характеризуется признание войны государством, но зависит от изменяющихся факторов в соответствии с объективными критериями» [7]. Благодаря такой новации в 1949 г. была разработана и «принята на вооружение» концепция международного вооруженного конфликта, основу которой составляет принцип фактического существования конфликта. Соответствующие нормы применяются, когда соблюдены определенные фактические условия. В этой связи получила развитие новая теория об определении сферы применения норм о вооруженных конфликтах [5, с. 874]. Следовательно, субъективное определение ситуаций, в которых применяются эти договорные нормы, оказалось несовместимым с новым направлением развития.

Иначе обстоит дело с объективным измерением, в частности рассматривающим определенную интенсивность враждебных действий в качестве предпосылки для определения понятия войны. Многие специалисты, рассматривают понятие войны в том, что касается интенсивности военных действий, пишут, что последние, «согласно правилу minimis, должны превысить определенный порог, чтобы стать войной... Таким образом, войной является борьба, имеющая некоторую продолжительность во времени, ведущаяся посредством вооруженной силы и достигающая некоторой интенсивности, между группировками определенного размера, состоящими из индивидуумов, которые носят оружие, имеют отличительные знаки, подчинены военной дисциплине и находятся под ответственным командованием» [2, с. 111- 112]. В данном случае, как справедливо отмечает Э. Давид, игнорируются ситуации, не достигающие порога состояния войны, — действия «short of war», так сказать, «на грани войны» [2, с. 111]. В соответствии с принципом фактического существования конфликта, соответствующие нормы МГП применяются, когда соблюдены определенные фактические условия. Что же касается характера этих условий, то обычно признается, что он должен оцениваться свободно, поскольку уровень напряженности (интенсивности), требуемый для того, чтобы конфликт регулировался правом международных вооруженных конфликтов, очень низок. Ситуации, предусматриваемые соответствующими документами, просто должны существовать.

Таким образом, «как только вооруженные силы одного государства получают раненых или сдавшихся в плен лиц из состава вооруженных сил или гражданских лиц другого государства, как только они задерживают пленных или фактически начинают осуществлять контроль над частью территории государства противника, они должны соблюдать соответствующие конвенции» [7]. Однако нет необходимости в том, чтобы вооруженные действия достигали конкретно-определенной степени интенсивности или становились причиной определенного числа жертв, чтобы квалифицировать такие действия как вооруженный конфликт. Другими словами, как было отмечено в решении Международного трибунала по бывшей Югославии по делу «Тадич»: «вооруженный конфликт имеет место, всякий раз, когда государства прибегают к силе…» [7]. Таким образом, в результате всего вышеизложенного можно с уверенностью утверждать, что термин «вооруженный конфликт» имеет более широкое содержание, нежели термин «война» и является родовым понятием, т. е. война всего лишь является одной из форм вооруженного конфликта.

Литература:

  1. Гаагская конвенция от 18 октября 1907 года об открытии военных действий. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.pravo.ru/document/view/20791161/19877157/
  2. Давид Э. Принципы права вооруженных конфликтов. Курс лекций, прочитанных на юридическом факультете Открытого Брюссельского университета. Москва: издательство Международного Комитета Красного Креста, 2011. — 1144 с.
  3. Женевская конвенция от 12 августа 1949 года об обращении с военнопленными. [Электронный ресурс]. http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/geneva_prisoners_1.shtml
  4. Кувырченкова Т. В. К понятию вооруженных конфликтов: проблемы определения // Вестник ТвГУ. Серия «Право». Тверь, 2014. — № 4. С. 240–246.
  5. Международное право: под ред. Витцтума В. Г. Москва — Берлин: Инфротопик Медиа, 2011. — 992 с.
  6. Международное гуманитарное право. Коллектив авторов (Пикте Ж., Нахлик С., и др.). Москва: Институт проблем гуманизма и милосердия, 1993. — 424 с.
  7. Сильван Витэ. Типология вооруженных конфликтов в международном гуманитарном праве: правовые концепции и реальные ситуации. [Электронный ресурс].URL: https://www.icrc.org/rus/assets/files/other/vite.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle