Библиографическое описание:

Попов А. С., Знаменская Т. А. Аллюзии в текстах комиксов как элемент жанра // Молодой ученый. — 2016. — №7.5. — С. 14-15.



История культуры комиксов насчитывает уже более полувека и плотно вошла в культурное наследие многих западных стран. Однако в России ситуация являлась диаметрально противоположной. Вплоть до начала 2000-х годов, мы могли наблюдать лишь отголоски западной индустрии комиксов — обывателю были доступны лишь локализованные версии западных графических романов. Тем не менее, несколько лет назад ситуация изменилась. Благодаря спонсорской поддержке и энтузиазму художников начали возникать издательства, занимающиеся не только распространением комиксов, но и их созданием.

На протяжении многих лет бытовало мнение, что комиксы — продукт развлекательного характера, не несущий практически никакой просветительской, или смысловой нагрузки. Но с появлением новых, более модернистки-настроенных поколений художников и сценаристов, графические новеллы превратились в своеобразное подобие настоящих романов. Авторов начали номинировать на престижные премии в области литературы, многие из них занесены в реестры национального наследия. Помимо сюжета и графической составляющей, рассчитанной на взрослую аудиторию, любое произведение этого жанра несомненно свидетельствует о специфической роли языка делает сложным комплексность языка, которым он написан.

На наш взгляд, самым действенным и частым стилистическим приёмом, употребляемым в комиксах, являются аллюзии. Эти стилистические фигуры, заключающиеся в соотнесении описываемого в действительности с устойчивым понятием или словосочетанием литературного, исторического, мифологического порядка. Согласно определению, данному К. Р. Новожиловой: «Аллюзия представляет собой риторическую фигуру, которая отсылает к предметной ситуации других текстов... Аллюзия выражается скрытой, анонимной цитатой и содержит в себе намек на литературный или общекультурный факт, входящий в тезаурус и автора, и читателя» [3, с. 24]. Идентификация аллюзии в тексте и дешифровка заложенной в ней импликации зависят, таким образом, от интертекстуальной компетентности читателя. Результатом же аллюзивной деятельности читателя является процесс рецептивного смыслотворчества и обогащения значения текста новым смыслом. Благодаря им, читатель может сильнее прочувствовать тот или иной эпизод, полностью проникнуться эмоциями и понять, что же именно хотел сказать автор.

Исследовав некоторые графические романы, нами был сделан вывод, что одним из существенных объектов для аллюзий в комиксах является мифология. Однако помимо частичных отсылок, существуют примеры комиксов, сюжет которых полностью основан на мифологии, например, серия “Loki Agent of Asgard”. Это можно подтвердить, основываясь на следующих примерах:

- «The stories we feed on. That we’ve ever fed on, in Ragnarok after Ragnarok»

- «When the fire of Ragnarok comes»…

Так как данный графический роман основан на скандинавской мифологии, в нем очень часто упоминается Рагнарёк — конец света. Согласно древним верованиям, это версия апокалипсиса. В данном комиксе Рагнарёк предстаёт не как естественное течение событий, а как способ удержания людей под контролем богов.

- «The Great Oak is on fire»

В скандинавских сказах упоминается дуб, как символ бога Тора, а также как врата из Асгарда в Мидгард (мир людей).

- «‘tis the sound of the thunderer’s hammer»…

- «The great thunderer with is sky-hammer»

В скандинавской мифологии Тор является богом грома и молнии. Мьёльнир—молот бога Тора. Соответственно, через описание оружия, принадлежавшего этому богу, читатель понимает, что речь идет о Торе.

- «The God-King who built the world»…

О́дин, является верховным богом в германо-скандинавской мифологии.

«And the trickster, who takes no side and plays no favorite».

«Do tricks. No more evil».

Как в мифологии, так и в комиксе, Локи предстаёт хитроумным и расчетливым богом. Благодаря данному выше описанию, читатель видит явную аллюзию на Локи.

- «Ten Realms! Ten ringing spheres on the great tree of everything»!

- «Ten worlds of Gods and Demons and living myths»!

Данные фразы являются аллюзией на 9 миров из скандинавской мифологии:

Мидгард — в центре вселенной вы найдёте мир людей. Он постоянно находится под угрозой. Муспельхейм — на юге находятся силы хаоса и разрушения. Невероятная жара Муспельхейма очень скоро сожжёт мир и превратит его в прах. Асгард — на горе в середине вселенной, высоко над миром людей, находится мир богов. Хель — мир, полностью принадлежащий тёмной богине. Находясь ниже всех остальных, именно он таит невероятные опасности и тёмные таинства. Ванахейм. Этот мир населён расой древних богов, бережно хранящих секреты волшебства и магии. Ётунхейм. Где-то за границей известного мира, на востоке от Мидгарда, можно услышать звучные и тяжелые шаги гигантов. Они населяют этот мир, ожидая своего часа. Свартальвхейм — это мир обитания гномов — лучших кузнецов. Глубоко внизу под землёй они создают сокровища богов. Юсальфхейм. Этот мир населён существами невероятной красоты. Лессальвхейм находится между Асгардом и Мидгардом. “Greattree” является отсылкой на великое дерево Иггдрасиль, в виде которого древние скандинавы представляли себе модель вселенной.

Не менее интересны и отсылки к другим комиксам. Являясь довольно часто употребляемым стилистическим приёмом, аллюзии на другие графические романы особенно выделяются, ведь без знания серии комиксов читатель может упустить из виду достаточно открытую отсылку на другого персонажа или событие:

«The Silver Surfer’s somewhere around here»

В данном случае читатель может наблюдать прямую отсылку к другому герою комиксов — Cеребряному Cёрферу. Будучи персонажами разных серий, они являются частью одной вселенной.

Отсылки к скандинавской мифологии можно увидеть практически в каждом знаменитом произведении, и, более того, значительная часть из них не просто эпизодически обращается к ней, а полностью черпает сюжет из того или иного народного фольклора, адаптируя его сюжетную линию для нужд графического романа. Опираясь на приведенные примеры, можно сделать вывод, что, не будучи достаточно компетентным в области мифологии Скандинавии, можно не только упустить важную авторскую отсылку, но и не понять сюжет в целом. Благодаря сложности языка, обилию стилистических приемов и структурой повествования, рассчитанной на взрослую аудиторию, можно утверждать, что графические романы являются сложным литературным произведением.

Литература:

  1. Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. — М.: Искусство, 1986. С — 445.
  2. Бахтин М. М. Автор и герой в эстетической деятельности. — М.: Искусство, 1979. С — 180.
  3. Новожилова К. P. Стилистика повествовательного текста. Теоретические и исторические основы. — СПб.: Издательство СПГУ, 2007. С — 84.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle