Библиографическое описание:

Колотнина Е. В., Кремлёв Н. С. Метафорическое отражение российской действительности в англоязычном политическом дискурсе // Молодой ученый. — 2016. — №7.5. — С. 10-12.



Используя свой разум для восприятия ситуации на политической арене, человек выстраивает в своём сознании антропоцентричную модель, по средствам которой, опираясь на свои представления о соотношении индивида и мира, концептуализирует политические реалии. А поскольку «наша обыденная понятийная система, в рамках которой мы мыслим и действуем, метафорична по самой своей сути» [1, с. 387], для создания у реципиента определённого образа, в политической речи используется метафорическая модель структуризации информации. В значительной степени проблема восприятия в сознании реципиента, обуславливается надежно закрепившимися в ней стереотипами.

Одним из мощнейших воздействующих факторов на формирование национальных стереотипов, является безустанная работа средств массовой информации и навязывание предопределённой схемы восприятия.

Для усиления эффекта такой когнитивной манипуляции, используются ярко-окрашенные концептуальные метафоры, отражающие политическую обстановку, доступными и упрощенными для восприятия реципиента средствами.

Далее будут рассмотрены метафоры, используемые зарубежными СМИ, в ракурсе различных моделей, заложеных адресантами.

Из встречаемых моделей восприятия российской действительности, выявленных в рамках данного исследования, превалирующей являет модель «монархия», такая модель часто привлекается как американскими, так и британскими СМИ для метафорической экспансии образа России и её правителя. Could the poisoner be from Prince Putin's court? (А не из двора ли князя Путина отравитель?); Russia does not have a government; it has a prince, and a court riven by factions trying to win access to the resources they crave. (В России нет правительства; у нее есть князь и двор, расколотый на фракции, которые пытаются заполучить доступ к желанным ресурсам.)[6, Dec. 2006.]

В политическом дискурсе США и Великобритании часто выстраивается концепт царской России и её верховным правителем В. В. Путиным. Западные СМИ приводит в недоумение тот факт, что, рейтинг Путина в России необычайно высок, даже на фоне тотального контроля сверху и тягостям, которым подвержено население.

Наиболее яркие метафоры используются, когда речь заходит о Кремле и первых лица государственного строя. Следующие примеры выстраиваются с помощью модели отождествления поведения Российских политиков с «Животным миром», где они сравниваются с агрессивными животными.

Oh yes, there are politics in the Kremlin, vicious politics. It's just that they've reverted to the form famously described by Winston Churchill as a bulldog fight under a rug: «An outsider only hears the growling, and when he sees the bones fly out from beneath it is obvious who won». (Политики в Кремле предостаточно, причем злой и жестокой — они просто вернулись к старым ее формам, говоря о которых, Уинстон Черчилль и употребил выражение “схватка бульдогов под ковром”: “сначала наблюдатель слышит только рычание, а когда из-под ковра летят кости, уже понятно, кто победил”.);

For now it is in Putin's interest to stay out of the fray. Once he proposes an heir, after all, he's a dead duck — sorry, lame duck. (Поэтому сам Путин сегодня больше всего заинтересован в том, чтобы ни в какие схватки не вступать: ведь стоит ему объявить, кто будет преемником — и он “мертвая утка” [5, Dec. 2006]

Sergei Ivanov, Putin’s chief of staff, dismissed the possibility of running, saying one “shouldn’t change horses in midstream.” Nor is it likely that either the broader population or the political elite would support the ostentatious Kadyrov. (Сергей Иванов, начальник главного штаба Путина, отклонил вероятность участия в гонке, сказав что “коней на переправе не меняют.” Вероятнее всего, что показного Кадырова поддержат либо массы, либо политическая элита) [6, Feb. 2015]

Также примечателен тот факт, что агрессивное поведение приписываться всему Российскому обществу в целом. Russian responses to western failures of deference have often been indistinguishable from those of the yob on a suburban train who assaults an innocent commuter because he dislikes the way the man looks at him. (Реакция русских на то, что Запад не выказывает по отношению к ним должного уважения, очень часто неотличима от действиий хулигана в электричке, избивающего ни в нем не повинного пассажира, потому что ему не понравилось, как тот на него смотрел.) Why, having tasted freedom and democracy, should they wish to return to the murderous practices of Stalinism? (Почему сейчас, когда русские наконец узнали вкус свободы и демократии, они решили вернуться к убийствам эпохи сталинизма?) [4, 2006]

За частую западные СМИ (как и любые другие) раскритиковывают действия оппозиционного им государства, всеми возможными средствами, в следующих примерах резко выражены метафоры, сферой-мишенью которых является «порча сбалансированных механизмов».

«AnattemptbyRussiaandIrantopropup [SyrianPresidentBashar] Assadandtrytopacifythepopulationisjustgoingtogetthemstuckina quagmireanditwon'twork», Obamasaid; (Стараясь помочь президенту Сирии Башару Эль Ассаду, и пытаясь успокоить местное население, Россия и Иран, поставили их в затруднительное положение, и это не срабатывает.) The Syrian leader appeared more threatened last summer than he had been in years, as American-backed and Islamist insurgents coordinated more effectively and began to threaten his coastal strongholds. ButtheRussianinterventionturnedthetables. (Прошлым летом, Сирийский лидер начал представлять более серьёзную угрозу, чем на протяжении всех лет, когда поддерживаемые Америкой Исламистские повстанцы, координировались более эффективно, и представляли угрозу для прибрежных крепостей Ассада. Но Российская интервенция нарушила все планы. [3, March 2016]

Таким образом абсолютное большинство функций метафор, используемых западными СМИ, нацелены на фиксацию у реципиента определенного эмоционального состояния и мировосприятия, по средствам выражение новой «сложной» информации путем ярко-окрашенных образов, «уберегая» субъекта от излишних мыслей и формирования собственного мнения об окружающей его политической действительности. Данные метафоры содержат уже готовую модель с четко выстроенными связями между её элементами.

Литература:

  1. Д. Лакофф, М. Джонсон. // Метафоры которыми мы живём. (1990)
  2. А. П. Чудинов. // Россия в метафорическом зеркале: когнитивное исследование политической метафоры (1991–2000)
  3. LosAngelesTimes. [Электронный ресурс] // URL.: http://www.latimes.com/
  4. The Guardians. [Электронныйресурс] // URL.: http://www.theguardian.com/
  5. The International New York Times. [Электронный ресурс] // URL.: http://international.nytimes.com/
  6. The Washington Times. [Электронный ресурс] http://www.washingtontimes.com/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle