Библиографическое описание:

Вахрушева К. И. Влияние ярмарочного торга на социально-экономическое развитие провинциального города в конце XVIII – середине XIX веков (на примере города Вологды) // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 542-545.



В статье рассматриваются основные аспекты ярмарочного торга в конце XVIII — середине XIX вв. Какую выгоду он приносила как городу в целом, так и отдельным категориям населения. Показано влияние ярмарки на взаимоотношение людей разных сословий и на культурное развитие горожан.

Ключевые слова: провинциальный город, ярмарка, торговля, благоустройство города, развлечения.

Испокон веков взаимодействие людей способствовало развитию общества, в котором они жили. Ярким примером такого взаимодействия является ярмарка. Но что такое ярмарка? Какими признаками должна обладать торговля, чтобы стать ярмарочной?

В словаре Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона ярмарка характеризуется как «место периодических съездов торговцев и привоза товаров главным образом для оптового торга» [19, с. 782]. Схожее толкование дает и В. И Даль: «большой торговый съезд в срочное в году время» [11, с. 645]. Таким образом, отличительными признаками ярмарочного торга являлись: срочность — установление строгих временных рамок проведения ярмарочного торга; локализация в пространстве — постоянное место проведения; периодичность — регулярность функционирования; оптовый характер торговли.

Точная дата учреждения ярмарки в Вологде не известна. Из сообщения Вологодского городового магистрата о состоянии г. Вологды от 8 декабря 1782 года известно, что в это время ярмарки в городе еще не проводились [4, Оп. 5. Д. 16. Л. 13.]. Впервые упоминание о ярмарке в Вологде встречается в ведомости Вологодского городового магистрата о состоянии г. Вологды за 1795 год [10, Оп. 1. Д. 671. Л. 18]. Из данного документа известно, что в 1795 году городская ярмарка проводилась в Вологде с 6 января по 1 февраля. Ярмарочные балаганы располагались в Нижнем посаде, и занимали территорию Гостинодворской площади и дальше вдоль Дворянской улицы.

Ярмарка в Вологде проходила с 6 января по 1 февраля и называлась «Январская». Существовало и второе название ярмарки. Так как на период проведения ярмарки падал один из важнейших двунадесятых церковных праздников — Крещение Господне (19 января), поэтому в народе ее часто называли Крещенской.

В мае 1796 года вологодские купцы (30 человек) обратились к вологодскому губернатору с прошением о переносе сроков ярмарки на 25 октября — 5 декабря 1796 года [9, Оп. 2. Д. 29. Л 2]. Данный факт говорит о том, что ярмарочный торг в Вологде, в этот период был еще не устоявшимся явлением, где еще не были установлены строгие сроки проведения ярмарки. Причиной появления такой просьбы купцов была заинтересованность в получении большей прибыли. Во-первых, это осуществлялось за счет продукции купленной у крестьян в отдаленных деревнях и селах. Так как в сентябре — октябре заканчивался сбор урожая и к 25 октября, купленный товар как раз успевали доставить в Вологду [13, c. 174]. Во-вторых, купцы занимались перепродажей не только крестьянской продукции, но и товаров, купленных на других, более крупных ярмарках.

Одним из крупнейшим центров оптовой и розничной торговли в России в этот период была Макарьевская ярмарка под Нижним Новгородом, которая проходила с 15 июля по 1 августа. В ассортимент этой ярмарки входили не только российские, но и европейские товары (каперсы, оливки, масло деревянное и другие), и даже азиатские — китайские (чай, шелковые ткани, жемчуг и другие), бухарские (разные меха, шали и платки), персидские, грузинские и армянские товары [17, c. 211–212.], которые в Вологде могли иметь большой спрос. Так как Вологда не имеет границ с иностранными государствами, то данные предметы могли попасть к вологжанам только посредствам ярмарок.

Несмотря на возможное получение большей прибыли от проведения ярмарки осенью, перенос сроков ярмарки был невозможен. Период проведения ярмарки зависел от проходимости дорог. Летом и осенью сухопутные дороги были не проходимы, и провоз товара обходился в несколько раз дороже зимнего [1, c. 90; 12, c. 172]. Даже в 1876 году городской голова А. Сорокин в отчете о январских ярмарках за 1874–1876 гг. отмечал, что: «В г. Вологде в январе месяце каждого года учреждена ярмарка, потому что в это время есть самый удобный зимний путь для сбыта привозимых товаров» [6, Oп. 1. Д. 1972. Л. 6.].

Получить наибольшую прибыль от ярмарки хотели не только купцы, но и администрация города. В 1820 году 30 января городские власти купили у купца 3-й гильдии М. И. Хомутникова за 40000 руб. ассигнациями (11428 руб. серебром) трехэтажный каменный дом в центре города [9, Оп. 2. Д. 217. Л. 51.]. Внутреннее пространство здания было переоборудовано под торговые помещения. И на период проведения ярмарки в Вологде все торговые помещения этого здания сдавались в аренду местным и приезжим торговцам, поэтому за ним закрепилось название Ярмарочного дома. Он являлся визитной карточкой Январской ярмарки и одним из отличительных признаков ярмарочного торга — локализации в пространстве. Наряду с Ярмарочным домом временные навесы для торговли — балаганы возводились на центральных городских площадях — Гостинодворской и Казанской — и во дворе самого Ярмарочного дома [8, Оп. 2. Д. 18. Л. 32.]. Такое активное участие губернских и городских властей в обустройстве ярмарки говорит об их заинтересованности в процветании Январской ярмарки в Вологде, для получения большей прибыли. Потому что во время ярмарки в пользу города поступали средства от найма лавок и балаганов. Так, например, в 1841 году «в пользу города поступило 2,921 руб. 42коп. серебром» [3, c. 66]. Для сравнения можно привести годовой доход Вологды. В том же 1841 году, он составлял 14,697 рублей серебром [15, c. 101]. Таким образом, это составляло почти 1/5 годового дохода Вологды.

Средства, полученные с ярмарочных балаганов, в большей степени шли на благоустройство города. Большая заслуга в этом, принадлежит Николаю Петровичу Брусилову, который занимал пост гражданского губернатора с 1821 по 1834 года.

Так, с 1820-х годов начинается активная работа по озеленению Вологды. Одной из инициатив Н. П. Брусилова было устройство бульвара на Дворянской улице, которое осуществилось за счет средств, поступивших в пользу города с ярмарки и за счет пожертвований богатых дворян [5, Оп. 1. Д. 2224. Л. 48.]. А уже в 1836 году доходы с ярмарки частично были направлены на исправление мостов в городе [9, Оп. 2. Л. 38.].

Помимо города, большую прибыль ярмарка приносила и владельцам питейных заведений и гостиниц. Так как ярмарка длилась не один день, а почти целый месяц, торговцам, приехавшим из других уездов и губерний, нужно было искать место для ночлега. В первой половине XIX века в Вологде насчитывалось — 3 гостиницы, 4 трактира и 16 питейных домов или кабаков. Питейные заведения в эти дни были наиболее востребованными. Например, в месяц проведения Крещенской ярмарки доход кабаков в Вологде увеличивался, как минимум, в три раза [12, c. 248]. Неформально разные питейные заведения, предназначались для разных категорий населения. Так, к примеру, ресторан, который находился в гостинице, посещали только состоятельные слои населения. Контингент трактиров там был попроще — люди со средним достатком, потому что цены были более приемлемые. Наибольшей популярностью пользовались питейные дома, завсегдатаями таких заведений были низшие сословия городского населения, в том числе и крестьяне. Вологодского семинарист Евгений Грязнов вспоминал о трактирах в Вологде в XIX веке, что «все трактиры располагались в центральной части города, около базара, мало различались между собой по внутреннему убранству, не щеголяли комфортом. Во всех трактирах собирался одинаковый по общему виду сорт посетителей; большею частью встречались там мелкие торговцы, лавочники, разные городские промышленники, совершавшие за чайком или графинчиком свои сделки, могарычи (угощение, обычно с вином, как вознаграждение за что-либо), встречались разночинцы, приказные со своими клиентами и разные сельские дельцы» [2, c. 165–166]. Эти воспоминания подтверждают большую посещаемость торговыми людьми данных заведений.

Помимо своей главной функции — места торговли, ярмарка играла важную роль, как социальное явление. Это проявлялось во взаимодействии людей различных социальных категорий — купцов, дворян, мещан и крестьян. Также происходил обмен информацией, знаниями и опытом людей, приехавших из разных регионов страны. Так на Январскую ярмарку съезжались купцы из Владимирской, Костромской, Петербургской, Новгородской, Вятской и других губерний [7, Оп. 4. Д. 1944. Л. 32.]. «Больше всего купцов было из Москвы и Ярославля» [14, c. 62]. Каждый из участников являлся носителем определенных традиций, стереотипов и, главное, информации, которой делился с окружающими. Особенно важными источниками информации были купцы, которые имели сношения с иностранными торговцами. Узнать о том, как протекает жизнь за Российскими границами, можно было только благодаря путешественникам или купцам. Первые появлялись в провинции не так уж часто, особенно в Вологде, расположенной вдали от границ Российской империи с другими государствами. Поэтому только купцы, которые в связи со своей профессиональной деятельностью общались с представителями разных стран мира (а некоторые купцы и сами бывали в этих странах), могли поведать провинциальному горожанину или крестьянину из ближайших уездов о заграничной жизни, нравах и обычаях. Вне ярмарочных дней такая информация для данных слоев населения была малодоступна. Такое взаимодействие способствовало культурному развитию горожан.

Ярмарка притягивала к себе возможностью увидеть что-то новое, что-то необычное, потому что включала в себя целый спектр развлечений и зрелищ. По мнению С. Е. Юркова, именно ярмарка формировала новые жанры устной рекламы [18, с. 14]. Это было необходимо, в связи с большой конкуренцией торговцев. Общение продавца с покупателем разворачивалось по всем правилам театрального представления, и чем выше было «актерское мастерство» продавца, тем больше у него было шансов быстро и выгодно продать свой товар. Нередко уговор продавца на Январской ярмарке был рифмован и полон юмора: «Навались, навались, у кого денежки завелись!» [16, с. 34] или«Варварушка, подходи да тетку Марью подводи!» [16, с. 34].

Информационно-игровое начало ярмарочного фольклора было составляющей частью всеобщего торгово-развлекательного комплекса, где развлечение и торговля сливались воедино и вовлекали покупателя в неповторимый мир ярмарки. Одной из составляющих этого комплекса были традиционные ярмарочные развлечения — медвежья комедия, балаганы, театр Петрушки, которые не были исключены и из Вологодской ярмарки.

Таким образом, в конце XVIII — середине XIX вв. Январская ярмарка в Вологде оказывала влияние на социально-экономическое развитие города. С экономической точки зрения, обеспечивала город дополнительными финансами, приносила значительную прибыль владельцам гостиниц и питейных заведений. В социальном плане, влияла на взаимодействие разных категорий населения, являлась генератором и рассадником разнообразных жанров устного народного творчества и просто нарушала обыденную жизнь провинциальных горожан, внося атмосферу развлечений и праздника.

С 70-х годов XIX века роль ярмарочной торговли во внутреннем рынке страны значительно падает. Это было связано с развитием железнодорожного транспорта в России. И Вологда не стала исключением. Январская ярмарка начала приходить в упадок с 1872 года, когда появилась возможность доставлять товар в город на поезде в любое удобное время. С этого периода времени ярмарки представляли из себя простой пережиток старины и кое где держались лишь из простых традиций.

Литература:

  1. Веселовский А. Старинные русские ярмарки (XVI и XVII вв.). К истории русских ярмарок на Севере (Краткая историко-экономическая заметка) // Кооперация Севера. — 1923. — № 4. — С. 87–91.
  2. Вологда в воспоминаниях и путевых записках: к. XVIII — нач. XX века / сост. М. Г. Ильюшина. — Вологда: Русь, 1997. — 379 с.
  3. Вологодские губернские ведомости. Вологда: Тип. Губернского правления. 1841. 8 марта. № 10.
  4. Государственный архив Вологодской области. Фонд 1.
  5. Государственный архив Вологодской области. Фонд 14.
  6. Государственный архив Вологодской области. Фонд 18.
  7. Государственный архив Вологодской области. Фонд 388.
  8. Государственный архив Вологодской области. Фонд 475.
  9. Государственный архив Вологодской области. Фонд 476.
  10. Государственный архив Вологодской области. Фонд 833.
  11. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4-х т. СПб., 1881 Т.1.С. 678.
  12. Курукин И. В., Никулина Е. А. Повседневная жизнь русского кабака от Ивана Грозного до Бориса Ельцина / И. В. Курукин, Е. А. Никулина. — М.: Молодая гвардия, 2007. — 560 с.
  13. Лебединская Т. А., Морозов Ю. П. Из истории ярмарок в Вологодской области (XVII — начало XX века) // Вологодский государственный технический университет. — Т. 1. — Вологда, 2000. — С. 174.
  14. Мерцалов А. Е. Вологодская старина / А. Е. Мерцалов. — СПб.: Тип. Л. Ф. Пантелеева, 1889. — 276 с.
  15. Пушкарев И. Описание Вологодской губернии. СПб., 1846. — 128 с.
  16. Сахарова Ю. Вологодские ярмарки// Вестник НСО. Серия: Гуманитарные науки. — Вып. 2. — Вологда, 2004. — С. 31- 37.
  17. Список существующих в Российской Империи ярмарок. СПб., 1834. С. 211–212.
  18. Энциклопедический словарь / Под ред. проф. И. Е. Андреевского. СПб., 1904. Т. 28. С. 808.
  19. Юрков С. Е. Под знаком гротеска: антиповедение в русской культуре (ХIХ — нач. ХХ вв.). — СПб., 2003. — 210 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle