Библиографическое описание:

Гамова С. А., Варламова Е. В. Трудовые ресурсы в Европе и проблема «чужого» // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 313-316.



Сегодня многие нации обеспокоены вопросами своей культурной безопасности. Будучи толерантными, они также стремятся сохранить свою национальную идентичность. Европа ощущает угрозу со стороны Востока не только из-за большого количества мигрантов, но и по причине угрозы исчезновения своей культуры. Проблемы современной Европы во многом связаны с интеграцией мигрантов, которые воспринимаются принимающим сообществом как нечто «чужое», непонятное, неприемлемое, но все же присутствующее в их обществе. Однако по утверждению немецкого правительства, высококвалифицированные мигранты могут сыграть решающую роль в решении проблем немецкой экономики.

Ключевые слова: толерантность, чужой, другой, иной, свой, чайлдфри, мультикультурализм, миграционное прошлое, квалифицированные мигранты.

«Германия самоуничтожается», «Час азиатов. Как вытесняется Европа», «Что станем с нами? Конец господства Запада», «Один среди турок», «Война в наших городах. Исламизация Европы», «SOS Европа. Медленная исламизация Европы» — вот названия книг, наиболее популярных в Германии последние десятилетия и отражающих опасения коренного населения Германии. В подтверждение всем этим книгам добавилось заявление канцлера ФРГ А. Меркель, сделанное ею осенью 2010 года, о крахе идей мультикультурализма. [3] Жители Германии перестали скрывать свою агрессию по отношению к мигрантам, проживающим в их стране. Выразителем общего настроения стал Тило Саррацин, бывший член совета директоров Бундесбанка и бывший министр финансов Берлина, ставший в одночасье известным своей книгой «Германия самоуничтожается. Или как мы ставим на карту нашу страну». Популярность самого Саррацина и его книги подтверждает тот факт, что с августа по ноябрь 2010 г. его бестселлер вышел уже в пятнадцатом издании, а скорость продаж составляла около десяти тысяч в день. Квинтэссенцией книги является обоснованный печальный прогноз развития социальной ситуации в Германии, как следствие падения рождаемости и большого притока мигрантов — мусульман, практически не способных к интеграции [6].

Основной причиной экономических и культурных проблем страны, по мнению Саррацина, являются мигранты-мусульмане (турки, арабы и выходцы из африканских стран), которые даже во втором и третьем поколении в большинстве своём не могут, да и не хотят интегрироваться в немецкое общество. Опираясь на статистику по безработице и преступности, где фигурирует много мусульманских мигрантов, Т. Саррацин делает вывод, что население Германии из-за постепенного изменения этнического состава теряет свой социальный и интеллектуальный уровень. Однако опасения Саррацина из-за высокой рождаемости в семьях мигрантов, уже давно проживающих в Европе, покажутся совсем незначительными, если мы будем сравнивать перспективы Европы в контексте сегодняшних миграционных потоков [9].

Итак, имея в своих странах значительное количество иностранных мигрантов, европейцы однозначно рассматривают их присутствие как некое инородное, чужое или другое явление в своей среде. Как показали результаты опроса, проведенного автором в Германии, «чужое» для многих немцев — это непонятное, неприемлемое, незнакомое, что-то дискомфортное, это может быть не только явление окружающей действительности или предмет, но и ощущение. Однако со временем чужое обязательно переходит в другую стадию, когда оно также остается не совсем понятным, но уже более знакомым и воспринимается как вполне нормальное явление действительности, не вызывающее негативных эмоций. [6] Тема «чужого» особенно заметна в конткесте мультикультурализма, однако находит свое проявление и в других сферах повседневности [1, 259] от семьи и конфликта поколений [2, 270] до социального расслоения и неравенства. Парадигму «свое»-«чужое» мы также встречаем в языке и литературе [7], в рекламе [8, 246] и политике.

Для современной Германии такая группа мигрантов как российские немцы уже перестала быть чужим, а перешла в разряд другого или даже своего, в зависимости от степени интеграции этой группы населения. Мерилом готовности к интеграции, по словам Т. Саррацина, является брачное поведение. Оно управляет ликвидацией параллельных обществ, точнее предотвращает появление их в большом объеме. В случае с турками ситуация, крайне сложная, поскольку «только 3 процента молодых мужчин и 8 процентов молодых женщин турецкого происхождения заключают брак с немецким партнером, в то время как у российских немцев этот показатель достигает 67 процентов» [7, 254]. Мусульманские мигранты, а среди них и турки, интегрируются значительно медленнее, чем мигранты других конфессий, однако и они тоже меняются. Это не является ассимиляцией в чистом виде, но в определенной степени размыванием традиционной идентичности. Если турок вырос в Германии, то в Турции замечают, что он теперь «онемеченный», а не настоящий турок. И это уже проблема тех, кто находится «между», поскольку многие «онемечившиеся» перестают быть «настоящими турками», но и «настоящими немцами» тоже не становятся. Именно такие представители чужой культуры и воспринимаются современным европейским сообществом как «другие», а не «чужие». Бывшие некогда чужими, и ощущавшие себя таковыми в новой, незнакомой для них среде обитания, многие мигранты освоились, интегрировались, выучили язык, заимствовали часть традиций (например: турецкие семьи, проживающие в Европе, ставят дома рождественскую елку, потому что их дети также хотят праздновать праздник, как и их одноклассники; перед мусульманским праздником рамадан, турецкие дети, живущие в Германии, получают Ramadankalender, некий аналог рождественского календаря со сладостями, сделанного по аналогии с немецким).

Своими в Германии турки пока еще не стали, но и чужими они тоже уже не являются. Принятие их как части своей истории и повседневной жизни, как неотъемлемый образ «другого», постоянно присутствующий в восприятии современников, заставляет немецкое общество смотреть на эту группу населения не только сквозь призму своего восприятия, но также старается понять этого «другого», посмотреть на принявшую их страну их «другими» глазами. Свидетельством такого подхода является популярный сегодня в Германии художественный фильм “Almanya. Willkommen in Deutschland” (в переводе «Альмания. Добро пожаловать в Германию»), вышедший на экраны в феврале 2011 года и рассказывающий о сложности интеграции турецкой семьи в Германии, об их страхах, о желании стать «своими» в этой стране. Рассказ ведется от лица турецкого мальчика, эмигранта в третьем поколении, испытывающего кризис самоидентификации.

Ситуация, связанная с мигрантами в Европе, имеет также и другую сторону. В след за дебатами по поводу идей Саррацина начиная с 2010 года в немецких масс медиа стали появляться высказывания о потребности Германии в высококвалифицированных мигрантах. Так по подсчетам специалистов, уже в 2010 году немецкая экономика потеряла около 10 миллиардов евро из-за нехватки специалистов в сфере информатики, математики, техники и естественных наук. В связи с этим назревает необходимость выработки новой концепции приема мигрантов и использования их потенциала. Изучая вышеупомянутый феномен немецкой действительности, профессор Хартмут Гризе из университета в г. Ганновер провел социологическое исследование, которое показало, что многие мигранты, получив образование в Германии, возвращаются на родину своих предков, имея очень хорошие перспективы с трудоустройством. Таким образом, Германия теряет трудовые ресурсы, не желая брать на работу людей с миграционным прошлым. Не исключением в немецкой действительности являются также и случаи, когда выходцы из других стран становятся немецкими учеными и политиками. Однако чаще всего, шансы на успешную карьеру в Германии у немецких граждан с миграционным прошлым, даже если они родились и получили образование в Германии, остаются ограниченными. В подтверждение вышесказанному Хартмут Гризе приводит биографии двух турецких профессоров, родившихся в Германии и получивших там ученую степень, но понимая, что шансов сделать карьеру в Германии (т. е. получить должность профессора в немецком университете) у них очень мало, они эмигрировали на родину предков, где к ним относились с уважением. [4]

Профессор Бременского университета Ясмин Каракашулю, выступая с приветственной речью перед иностранными студентами-стипендиатами в Берлине, отметила: «Вы приехали в страну, где вопросы интеграции и адаптации мигрантов стоят особенно остро. Германия — одна из немногих стран Европы, позволяющая себе такую роскошь как изгнание иностранцев, получивших здесь высшее образование. Однако, несмотря на все вышесказанное, вы, сидящие сегодня в этом зале, являетесь будущим немецкой науки!» Говоря о непозволительной роскоши «разбрасываться высококвалифицированными кадрами из академической среды» профессор Каракашулю имела в виду законодательные ограничения по приему на работу иностранных граждан. Вместе с тем немецкие экономисты продолжают утверждать, что страна ежегодно нуждается в более 3.5 миллионах высококвалифицированных специалистах и несет многомиллиардные финансовые потери в виду отсутствия таковых [5]. С целью решения данной проблемы немецкие законодатели обсуждают законопроект об отмене так называемого правила преимущества немецких граждан и граждан ЕС, если речь идет о приеме на работу высококвалифицированного специалиста из академической среды. На повестке дня также закон о признании действительными дипломы о высшем образовании, полученные за рубежом. В случае этих изменений в законодательстве, мобильность специалистов, не являющихся гражданами, ЕС поможет решить проблемы немецкой экономики. Ведь мигранты из стран Ближнего Востока, на которых так надеется немецкое правительство и рассматривает их как ресурс для решения многих проблем, являются в большинстве своем безграмотными и не могут восполнить недостающих специалистов высокого класса.

Как показал анализ биографий молодых российских ученых, получивших финансовую поддержку зарубежных фондов, а также участников программ культурного обмена, это люди целеустремленные, активно участвующие в научных и общественных мероприятиях, хорошо знающие свое дело и иностранный язык, а также постоянно развивающиеся. Всех их можно описать одним общим термином «академическая элита».Такие специалисты востребованы на сегодняшний день в Германии и соответственно, смогут стать той группой мигрантов, которая будет гордостью страны, принявшей их. Наличие таких специалистов будет способствовать поднятию немецкой экономики и будет формировать толерантное отношение ко всему «чужому», другому, новому, незнакомому и непонятному.

Литература:

1. Бичарова М. М. Типология «другого» и проблемы тождества и различия // Каспийский регион: политика, экономика, культура. № 2 (35), 2013. С.251–264.

2. Бичарова М. М., Лебедева И. В. Брак с иностранным партнером: «другой» в семье // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2011. № 4. С. 315- 324.

3. Варламова Е. В., Сатюкова Е. Г. Война между «своим» и «чужим» в современном мире // В сборнике: Война в контексте мировой культуры Сборник научных статей: материалы научной конференции. Под общей редакцией Е. В. Гайнутдиновой. 2015. С. 257–263.

4. Лебедева И. В., Бичарова М.М Мигранты в Европе и культурная безопасность // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. № 3 (44). С. 330–337.

5. Лебедева И. В. Образ «другого» глазами носителя европейской культуры // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2011. № 4. С.294–301.

6. Лебедева И. В., Лебедева Л. К. Турецкий взгляд на проблему мультикультурализма в Германии // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. № 3. С.443–446.

7. Приорова И. В., Амирханян А.М, Лебедева И. В. Языковая, социальная и политическая констелляция в условиях переходности «чужого» в «свое» // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2014. № 1(35). С. 145–151.

8. Приорова И. В., Бичарова М. М., Дудникова М. В. Зависимость «своей» социальной рекламы от «чужой» свободы восприятия // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2013. № 3 (36). С. 246–254.

9. Фролова Ю. С., Григорьев А. В., Лебедева И. В. Социальное эхо миграционного дрейфа в странах Европы // Каспийский регион: политика, экономика, культура. 2015. № 4 (45). С. 205–211.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle