Библиографическое описание:

Склейнис В. А. Психосемантические корреляты жизненного сценария личности // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 336-340.



Статья посвящена сопоставлению типов жизненного сценария с одной стороны и факторов личностного семантического дифференциала с другой. Автором производится сопоставительный анализ концепции жизненного сценария с одной стороны и модели трёхслойной структуры образа мира с другой, сопоставляя процесс реализации жизненного сценария с динамической схемой взаимодействия слоёв образа мира.

Ключевые слова:образ мира, семантические структуры, семантический дифференциал, жизненный сценарий личности

The article is devoted to the comparison of types of lifescript and factors of personal semantic differential. The author made a comparative analysis of the theory of lifescript and the three-layer model of the structure of an image of the world, comparing the implementation process of a lifescript with a dynamic model of interaction between the layers of an image of the world.

Keywords: image of the world, semantic structures, semantic differential, lifescript

Целью данной работы является сопоставительный анализ типов жизненного сценария личности с одной стороны и семантических структур с другой. В работах В. П. Серкина [12] данные о сходстве образов жизни школьников и их родителей, проявляющегося в корреляции оценок времени наступления значимых событий рассматриваются как косвенное эмпирическое подтверждение концепции жизненных сценариев Э. Бёрна. В наших работах [7] было показано сходство семантических профилей оценивания своего образа жизни, а также типов жизненного сценария подростков и их родителей, однако изучение взаимосвязи структур образа мира и параметров жизненного сценария не производилось.

Решение задачи моделирования жизненного сценария личности средствами психологии субъективной семантики открывает перспективы для решения ряда практических задач. К таковым относятся, в частности, задачи психотерапевтической практики — моделирование жизненного сценария посредством создания корректирующего сообщения [9]. Также к сферам применения полученных закономерностей можно отнести практику связей с общественностью [9, 10] — конструирование сообщения, инициирующего запуск скрипта и оказывающего глубинное воздействие

В работах Д. А. Леонтьева [5] рассматриваются механизмы трансляции смыслов. В наших работах [8, 9] осуществляется сопоставительный анализ концепции смысловой сферы личности Д. А. Леонтьева [5], моделей структуры образа мира как системы значений [11, 12] и проявления сценарных структур [1, 2, 15 и др.]. Соответственно, мы можем говорить о перспективах задействования сценарных структур в процессах направленной трансляции смыслов, а также при конструировании художественного произведения как превращённой формы смысловой сферы личности.

Решение данных задач ставит перед нами задачу сопоставления эмпирических проявлений жизненного сценария личности с одной стороны и психосемантических структур с другой.

Рассматривая структуру образа мира, Е. Ю. Артемьева совместно с Ю. К. Стрелковым и В. П. Серкиным [11, 12] выделяет в ней три слоя на основании формы фиксации структур в том или ином слое.

Первый слой — перцептивный мир. Данный слой воспринимается субъектом как множество объектов, упорядоченных в пространстве и времени. Элементы перцептивного мира модальны, но вместе с тем соотнесены с внемодальными структурами вышележащих слоёв. Так, личностный смысл, приписываемый объекту перцептивного мира, может вызывать трансформацию пространственных или временных параметров перцептивного слоя или же отдельных объектов.

Следующий слой — семантический поставлен в соответствие пятому «квазиизмерению», выделяемому А. Н. Леонтьевым и является промежуточным звеном между перцептивным слоем и слоем амодальных структур. Содержание данного слоя представляет собой совокупность отношений субъекта к актуально воспринимаемым объектам. Семантический слой, в отличие от перцептивного, целостен, но вместе с тем он не является полностью амодальным, поскольку система отношений, составляющих данный слой, отторгнута от модальностей, но членима по ним.

Наконец, глубинные структуры образа мира составляют ядерный слой. Его составляющие представляют собой относительно устойчивые амодальные структуры, образующиеся при переработке семантического слоя.

Процесс образования смысловых структур рассматривается в рамках трёхслойной модели как непрерывное взаимодействие различных слоёв. Семантический слой, или «картина мира», являющаяся промежуточным звеном между перцептивным и ядерным слоями, обеспечивает взаимодействие между ними. С одной стороны, образ мира управляет картиной мира, проецируя на неё часть отношений и, таким образом, оказывая влияние на процесс восприятия. С другой стороны, отношения к объектам, возникающие в процессе деятельности, находят отражение в картине мира и могут передаваться ядерному слою, включаясь в его структуру.

Жизненный сценарий личности, согласно Э. Бёрну [2], представляет собой бессознательный план жизни, в котором субъект размечает длительные отрезки жизни, наполняя их деятельностью, времяпрепровождением и играми. В соответствии с содержанием выделяют следующие типы жизненного сценария личности: сценарий победителя, сценарий побеждённого и сценарий не-победителя или банальный. [15]

Сценарий победителя характеризуется лёгким достижением поставленной цели. Сценарий побеждённого предполагает недостижние цели, либо же достижение её с неоправданно высокими издержками. Наконец, человек, имеющий сценарии не-победителя, представляет собой «золотую середину». День ото дня он терпеливо несет свою ношу, не много при этом выигрывая и не сильно проигрывая. Такой человек никогда не рискует. Поэтому такой сценарий часто называют банальным. [2]

С. П. Гурская [3] выделяет следующие признаки проявления программы сценарного поведения: повторяемость жизненных событий, непроизвольность их характера, а также наличие единой зафиксированной последовательности сценарных мыслей, чувств и действий, воспроизводящаяся каждый раз при актуализации сценария.

Таким образом, рассматривая жизненный сценарий личности, как компонент структуры ядерного слоя образа мира, мы можем провести параллели между процессом его реализации с одной стороны и динамической схемой взаимодействия слоёв образа мира. Реализация жизненного сценария, сопровождающаяся наделением ряда объектов детерминированным сценарными структурами смыслом врамках трёхслойном модели структуры образа мира может быть рассмотрена как проецирование структур ядерного слоя на семантический, оказывающее влияние на процесс восприятия.

Для выявления типа жизненного сценария личности нами использовалась специально разработанная анкета, основанная на опроснике С. П. Лукьяновой [4], а также данных С. П. Гурской [3]. Опросник включал в себя вопросы о типичных для испытуемого жизненных ролях, ранних воспоминаниях, повторяющихся приятных и неприятных ситуациях, ранних детских воспоминаниях, а также ряд вопросов, в которых испытуемому предлагалось написать о себе сказку.

Люди, различающиеся по типу жизненного сценария личности, различным образом оценивают свою роль в процессе его реализации. Соответственно, в качестве психосемантической методики, использовавшейся для сопоставления компонентов сценария со структурами семантического слоя образа мира нами использовался личностный семантический дифференциал [12].

На основании данных анкеты нами были отобраны три группы испытуемых с различными типами жизненного сценария личности: победитель (37 человек), непобедитель (40 человек), побеждённый (25 человек). Далее производился сопоставительный анализ степени выраженности в каждой из групп факторов личностного семантического дифференциала (оценка, сила, активность) [12, 14]. Показатель фактора рассчитывался для каждого испытуемого как сумма показателей входящих в данный фактор дескриптором. Затем производилось попарное сопоставление полученных совокупностей показателей На основании полученных данных (попарное сравнение несвязанных совокупностей, распределение не является нормальным), для осуществления статистической обработки нами использовался U-Критерий Манна-Уитни [6].

При сопоставлении групп испытуемых с типами жизненного сценария «победитель» и «побеждённый» были получены статистические значимые различия по всем факторам. При этом показатели различий по факторам «оценка» и «сила» входят в зону значимости, а показатель различий по фактору «активность» — в зону неопределённости. Во всех случаях большее среднегрупповое значение показателей наблюдалось в группе «победителей»

Таблица 1

Сопоставление групп испытуемых с типами жизненного сценария «победитель» и «побеждённый»

Факторы личностного семантического дифференциала

Значение U — критерия Манна-Уитни

Критические значения U- критерия Манна-Уитни

Попадание в зону значимости

Оценка

234.5

p≤0.01

p≤0.05

245

287

Полученное эмпирическое значение находится в зоне значимости.

Сила

223

p≤0.01

p≤0.05

245

287

Полученное эмпирическое значение находится в зоне значимости.

Активность

260.5

p≤0.01

p≤0.05

245

287

Полученное эмпирическое значение находится в зоне неопределённости.

При сопоставлении групп испытуемых с типами жизненного сценария «победитель» и «не победитель» были получены статистические значимые различия по фактору «сила» (табл. 2). Большее среднегрупповое значение показателей наблюдалось в группе «победителей». На наш взгляд, это обусловлено тем, что входящие в данный фактор дескрипторы (независимый, самостоятельный) релевантны особенностям данного типа жизненного сценария.

Таблица 2

Сопоставление групп испытуемых с типами жизненного сценария «победитель» и «не победитель»

Факторы личностного семантического дифференциала

Значение U— критерия Манна-Уитни

Критические значения U- критерия Манна-Уитни

Попадание в зону значимости

Оценка

664

p≤0.01

p≤0.05

546

618

Полученное эмпирическое значение находится в зоне незначимости.

Сила

603,5

p≤0.01

p≤0.05

546

618

Полученное эмпирическое значение находится в зоне неопределённости.

Активность

712

p≤0.01

p≤0.05

546

618

Полученное эмпирическое значение находится в зоне незначимости.

При сопоставлении групп испытуемых с типами жизненного сценария «не победитель» и «побеждённый» были получены статистические значимые различия по фактору «оценка» и «сила» (табл. 3). Во обоих случаях большее среднегрупповое значение показателей наблюдалось в группе «не победитель». Низкие значения фактора оценки указывают на критическое отношение человека к самому себе, его неудовлетворенность собственным поведением и уровнем достижений, что соответствует особенностям сценария «побеждённый».

Таблица 3

Сопоставление групп испытуемых с типами жизненного сценария «не победитель» и «побеждённый»

Факторы личностного семантического дифференциала

Значение U— критерия Манна-Уитни

Критические значения U- критерия Манна-Уитни

Попадание в зону значимости

Оценка

466

p≤0.01

p≤0.05

426

488

Полученное эмпирическое значение находится в зоне неопределённости.

Сила

485.5

p≤0.01

p≤0.05

426

488

Полученное эмпирическое значение находится в зоне неопределённости.

Активность

495

p≤0.01

p≤0.05

426

488

Полученное эмпирическое значение находится в зоне незначимости.

Интерпретируя полученные данные, следует отметить, что наименьшая степень межгрупповых различий наблюдается при сопоставлении показателей фактора «Активность». Данный фактор самооценках интерпретируется как свидетельство экстравертированности личности. Положительные значения указывают на высокую активность, общительность, импульсивность; отрицательные — на интровертированность. Отсутствие статистически значимых различий по данному фактору при сопоставлении групп испытуемых с типом жизненного сценария «непобедитель» с другими группами говорит о нерелевантности показателей экстраверсии и типа жизненного сценария личности.

Наибольшая степень выраженности различий наблюдается при сопоставлении групп с типами жизненного сценария «победитель» и «побеждённый». По всем факторам личностного семантического дифференциала наибольший показатель имеют носители типа жизненного сценария «победитель», затем в порядке убывания следуют испытуемые с типами сценария «непобедитель» и «побеждённый». Таким образом, сопоставляя значения факторов семантического пространства ОСА у обладателей различных типов жизненного сценария, мы можем отметить, что сценарий «непобедителя» занимает промежуточное положение по степени их выраженности между «полярными» типами сценариев («победитель», «побеждённый»).

Резюмируя вышесказанное, мы можем говорить о наличии статистически значимых различий факторов оценки представлений о себе у испытуемых с различным типом жизненного сценария личности. При этом полученные данные могут быть проинтерпретированы исходя из особенностей типов жизненного сценария.

Литература:

  1. Абдульманова, Д. М. Жизненный сценарий человека// психология XXI века Материалы Международной научно-практической конференции молодых ученых 21–23 апреля 2011 года Санкт-Петербург. — с. 3–4
  2. Берн, Э. Люди, которые играют в игры. М.: Эксмо, 2003. — 576 с.
  3. Гурская, П. Программа сценарного поведения — феноменология явления// Вестник ЮрГУ, серия «Психология». 2013, т.6 № 1. — с. 101–104
  4. Лукьянова, С. П. Метод исследования жизненного сценария личности//Теоретическая и экспериментальная психология, 2011, т.4 № 3. — с. 55–61
  5. Леонтьев, Д. А. Психология смысла: природа, строение и динамика смысловой реальности. — 3-е изд., доп. — М.: Смысл, 2007. — 511 с.
  6. Сидоренко Е. В. Методы математической обработки в психологии. СПб.: ООО «Речь», 2004. 250 с.
  7. Склейнис В. А. Сравнительный анализ образа мира, а также жизненных сценариев школьников и их родителей/ Идеи, гипотезы, поиск: сб. Статей по материалам научных конф.аспирантов, соискателей и молодых исследователей Северо-Восточного Государственного Университета — Магадан, изд-во СВГУ, 2009. — с.15–20
  8. Склейнис В. А. Проявление образа мира в межкультурной художественной коммуникации// Диалог культур: состояние межкультурных коммуникаций в условиях посткризисной экономики: сборник научных трудов Международной научно-практической конференции. — СПб, издательство Санкт-Петербургского Университета управления и экономики, 2012. — с. 374–379
  9. Склейнис В. А. Моделирование жизненного сценария личности в интегрированных PR-коммуникациях/ Экономика и управление. — № 8 (106). — 2014. — С. 97–101
  10. Склейнис В. А. Использование иерархических моделей организации информации при конструировании коммуникативного сообщения// Международная научная конференция «Психология в России и за рубежом» (Санкт Петербург, ноябрь 2013) СПб, Реноме, 2013. — с. 1–7
  11. Серкин, В. П. Структура и функции образа мира в практической деятельности. дисс.... докт. психол. наук. На правах рукописи. М.: МГУ, 2005–356 с.
  12. Серкин, В. П. Психосемантика: учебник и практикум для бакалавриата и магистратуры.М.: Юрайт, 2016. — 318 с.
  13. Стюарт, Й, Джонс, В. Жизненный сценарий: как мы пишем историю своей жизни. Электронный ресурс. http://psylib.ukrweb.net/books/stewj01/index.htm
  14. Фетискин Н. П., Козлов В. В., Мануйлов Г. М. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп. М., Изд-воИнститутаПсихотерапии. 2002. — 490 с
  15. Steiner, C. Script and Counterscript// Transactional analysis journal, vol. 5, no.18, April, 1966, pp. 133–135

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle