Библиографическое описание:

Приходько Е. А., Назаренко А. А. Российский путь к демократии // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 565-568.



В течение 30 с лишним лет проблемы демократического развития страны постоянно обсуждаются и выносятся на всеобщее обозрение. Процесс демократизации оказался сложным и не таким гладким, как хотелось бы. Но этого стоило ожидать, ибо переход к столь новому, кардинально иному политическому режиму подразумевал большие трудности как для самого государства, так и для его граждан. Поскольку единая интерпретация понятия «демократия» среди исследователей отсутствует, мы будем трактовать его как систему демократических практик, пронизывающую все общество и интегрирующую его в то, что можно назвать «демократическим разумом общества» [1. с. 66].

В развитии процессов демократизации современной России, на наш взгляд, можно выделить следующие этапы:

  1. 80-е годы. Демократия рассматривалась как социалистическая демократия либо как синоним перестройки, т. е. попытки сохранить административно-командный социализм, придав ему элементы демократии и рыночных отношений, не затрагивая коренных основ политического строя.

Политическая элита страны недвусмысленно восприняла демократию как инструмент в борьбе за политическую власть и влияние. При этом политические игры элиты воспроизводили подмену ценностей, манипулируя общественным сознанием посредством новых мифов:

 свобода сама по себе создает гарантии прав;

 существует воля народа, способная определять управленческие решения;

 воля народа может быть выявлена простым голосованием, после чего она приобретает силу закона [1. с. 22].

В этот период была мифологизирована идеология, правящее партийное руководство, новые реформы и возможности для политической и творческой деятельности. Номенклатура, стремясь к обладанию крупной собственностью, материальными ценностями, прикрывалась целями демократических движений. Народ же прислушивался к новым политическим лозунгам, не вникая глубоко в смысл происходящего.

  1. 90-е годы. Слом прежней советской модели, создание нового государства было началом формирования новой общественности, принятия ценностей плюрализма и гражданских свобод.

Но деструктивные изменения, которые происходили в общественном сознании — расхищение государственной собственности и сосредоточение её в руках сравнительно небольшой группы лиц, безработица, раскол общества на бедных и богатых, приоритет наживы, потеря возможности социальной защиты, несоблюдение принципов справедливости — не способствовали утверждению в стране демократических принципов [2. с. 20]. Интеллигенция, погрузившись в мифы гласности, не ощущала контроля и манипуляции в процессе смены политической элиты. Это был период, который некоторые исследователи условно называют «хождение интеллигенции во власть».

Исследования 90 х годов показывают, что сам концепт демократии в то время (а его рассматривали с сугубо прагматической точки зрения) вызывал остро негативные чувства у большинства опрошенных, которые связывали это понятие с политическими практиками, приведшими к ухудшению экономического положения граждан.

И все же нужна ли была тогда России демократия? Оправданными ли были эти перемены, которые не закончились и по сей день? Наверное, да, преимущества демократии нельзя было отрицать и игнорировать, она богата и динамична в своем развитии, она раскрывает человеческую натуру, пробуждает ответственность и активизируют роль индивида в обществе и государстве в целом, хотя, возможно, поначалу такой путь выглядит менее эффективным. Решая сам свою политическую судьбу, практикуя демократию, человек тем самым реализует свое человеческое естество. Собственный, а не чей-то другой выбор всегда позволяет человеку и обществу лучше найти и осуществить себя. «Все, что сообщество может сделать само, оно и должно делать само, по собственному желанию и собственными силами, а не по указанию и принуждению свыше» [3. с. 46].

На фоне происходящих перемен народ присматривался к новому государственному устройству. В этот период политическая оптика общества была весьма расфокусированной: симпатизировали одним политикам, доверяли другим, а голосовали за третьих. Но, несмотря на все трудности и преграды, настроения в обществе, связанные с демократией, изменялись, постепенно доля людей, считающих, что России нужна демократия, стала возрастать, но народ по-прежнему не мог полностью поверить в такой режим.

  1. 2000 е годы. Произошла своего рода консолидация общества в отношении власти, демократии, политики в целом, сблизились люди разных поколений, регионов, профессий и пр. При путинских реформах, проведенных в 2000-х годах, большинство людей, по их мнению, оказались в выигрышной ситуации, они почувствовали, так сказать, глоток свежего воздуха, получили желанную стабильность и некий позитивный заряд, они были удовлетворены, чего нельзя сказать о ельцинских реформах, которые, по мнению граждан, принесли лишь убытки, разруху и ухудшили экономическое положение.

В то же время на фоне перемен происходило постоянное изменение восприятия гражданами политической и социальной реальности. Согласно данным обследований, с 2000 г. по 2012 г. доля респондентов, которые согласны с тем, что Россия должна быть демократической страной, последовательно выросла до 77 % [4. с. 28]. В основном этот процент возрос благодаря людям, которые до этого еще не определились, но теперь сделали выбор в пользу демократии. Народ начал привыкать к ней, он на собственном опыте ощутил ее плюсы, но еще не стал однозначно полагаться на нее. Большое количество людей выражало надежду и идею того, что Россия может быть страной с демократический политикой, но и сильной государственной властью.

Особо подчеркнем, что в российском массовом сознании представление о демократии интерпретируется через соединение двух смысловых парадигм: с одной стороны, как «социальной справедливости, равенства прав, сильного государства, заботящегося о своих гражданах», с другой, как «прав человека, демократии, свободы самовыражения личности» [5. с. 47].

Конечно, в обществе тогда, да и сейчас, наблюдается размытость, неопределенность в отношении демократических процессов. Например, далеко не все поддерживают систему многопартийности, регулярные выборы. У народа не сформировалась единая позиция, иногда он дает взаимоисключающие ответы. Так, в ходе опроса, проведенного в 2012 г., с одной стороны, 52,4 % респондентов довольно четко выразили уверенность, что конкуренция между политическими партиями делает нашу политическую систему сильнее, тогда как противоположную точку зрения высказали только 38 %. Кроме того, 62 % россиян поддержали прямые выборы губернаторов, в то время как не согласились с таким подходом всего лишь 15,6 % опрошенных граждан. С другой стороны, 55,2 % респондентов отметили, что для нашей страны больше подходит политическая система с сильным, уверенным в себе и решительным лидером, которого не ограничивают ни парламент, ни выборы. Противоположную позицию заняли только 30,2 % опрошенных [4. с. 29]. Народные массы хотят некой промежуточной позиции, они поддерживают прямые выборы, но желают видеть у трона лидера, которого не ограничивают те самые выборы, а значит и мнение людей, выраженное через голосование. Возможно, это отголоски советской системы, где центром всего был тот самый мощный лидер, недаром народ и по сей день считает самой главной характеристикой власти силу. После принудительной диктаторской политики советского времени сложно заставить человека начать самому принимать решения. Но отказ от такой политики был вопросом времени, ведь авторитаризм, в свою очередь, беден и статичен, он не считается с человеком и не дает развиваться ему в творческую сторону и не имеет права на существование в современном мире.

Но демократия не должна быть лишь на бумаге, она должна работать, она должна ощущаться народом, а не быть пустым звуком. Например, в 2011 г. нынешнюю политическую систему не считали демократией 76 % процентов опрошенных [7. с. 139]. Это колоссальная цифра, которая показывает, что народ представлял демократию совсем по — другому, он представлял себе другой вектор развития. Народ принял систему многопартийности, но взамен получил партию монополиста, которая ни с кем не считается, и это не просто крупная партия, это правящая партия, в ней даже реализованы различные отдельные платформы — патриотическая, социальная, либеральная. О какой конкуренции и борьбе может идти речь, когда все решения принимаются в закромах одной партии, путем дискуссий, но дискуссий внутрипартийных. Даже самая мощная оппозиция не имеет веса и должных рычагов воздействия, а оппозиции, только появляющиеся, давят в зародыше. В слова «Свобода слова» и «Демократия» верится с трудом, в обществе существуют реальные опасения даже не за то, насколько их слово свободно, а за то, насколько свободны и защищены сами они. Люди не могут поверить в силу демократии, когда большинство людей за чертой бедности, когда коррупция остается безнаказанной, когда в Думе проходят законопроекты, выгодные лишь правящей власти, когда страна находится в кризисе, когда ты не в силах что-то менять. Как принять такую демократию?

  1. 2014 и 2015 годы стали исключительно значимыми с точки зрения консолидации российского общества на других основаниях- патриотических, что связано, прежде всего, с новыми образами своей страны и самих себя, которые сложились в условиях внешней угрозы, событий на Украине и в Сирии. Что же касается поддержки демократии, то она снижается. Люди выражают тревогу по поводу ужесточения политики администрирования, игнорирования интересов народа и в то же время защиты интересов богатых слоев населения, вновь акцентируется внимание на авторитарных пристрастиях россиян. Факторами, определяющими политическую культуру современного российского человека как преимущественно авторитарную, являются слабость гражданского общества, низкий уровень политического образования и воспитания, слабая развитость политического движения в России [6. с. 365].

Идеальную модель демократии большинство россиян связывает с «равенством всех граждан перед законом» и с «небольшой разницей в уровне доходов людей». Демократия в представлении наших сограждан — это, прежде всего, эффективно работающие институты, это позитивная динамика уровня и качества жизни, социальная защищенность граждан, реальная борьба с коррупцией и т. п. Такие представления дают основания утверждать, что желаемая модель общественного устройства и его демократического обеспечения базируется в массовом сознании на двух китах: правовой защищенности граждан и социальной справедливости [8. с. 24].

Снижение поддержки демократии обусловлено и неоднозначным мнением россиян по поводу западной «враждебной» демократии, некоторые граждане даже считают, что тот самый Запад, который все сильнее ассоциируется с врагом, но никак не с партнером, «наслал» на нас демократию. Сегодня тема «Запад» является «наболевшей» для населения России, и это не может пройти бесследно, это оставляет свой отпечаток в общественном сознании. Этими факторами нельзя пренебрегать, ведь психологические изменения играют роль не только фона политических изменений, но и одного из факторов этих изменений.

Нежелание принять западную модель развития общества актуализирует разработку альтернативного западному цивилизационного проекта развития. Альтернативность данного проекта — не в отсутствии в нем институтов демократии, не в авторитарных чертах власти, а в иных содержании, функциях и соподчиненности демократических институтов, в ином наборе функций государства, которому вменяется их последовательная реализация. Главные из этих функций — правильное целеполагание, гарантирующее оптимальное стратегическое и тактическое развитие нации, истинная забота о «вверенном» населении, измеряемая не «объемом социальных подачек», а созданием в России условий для успешной и самостоятельной экономической активности людей [8. с. 26]. Иными словами — условий, обеспечивающих равенство шансов, равенство всех перед законом, дающих разумную поддержку социально слабым группам.

Краткий анализ становления российской демократии позволяет отметить, что львиная доля гражданских ресурсов в стране не активизирована, и задача политического просвещения и воспитания народа далеко не решена. Необходимо постоянное пробуждение в народе чувства собственного достоинства и ответственности. Но где та сила, которая может и хочет заняться воспитанием народа, может толково сформулировать требования народа к власти? На наш взгляд, эту важнейшую роль должна взять на себя российская интеллигенция, ее прерогатива — свобода мысли и критика общественных явлений, свобода деятельности для народного блага. Именно интеллигенция в силу способности к рефлексии, самокритичности и сомнений, умения сострадать, выработанного нашей трагической историей и еще не окончательно потерянного, способна интегрировать российское общество на разных его уровнях, выступить в роли духовного наставника народа. Сегодня речь должна идти о реанимации в какой-то форме традиционной российской интеллигенции, поскольку ее остатки еще не так плотно инкорпорированы в кланово-бюрократическую систему, как нынешняя властная и околовластная элита.

Переход к демократии сулил проблемы и трудности для граждан, и он еще не завершился, мы много добились, но в тоже время нам есть что изменить, всё в наших руках. И на вопросы: «Какой страна будет завтра? Какой будет российская демократия?» — можем дать ответ только мы сами.

Литература:

  1. Сергеев В. М. Народовластие на службе элит. М.: МГИМО-Университет. 2013. 265 с.
  2. Тощенко Ж. Фантомы российского общества. М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга. 2015. 668 с.
  3. Зубов А. Б. Органические преимущества демократии // Полис: Политические исследования. 2013. № 2. с. 40–50.
  4. Козырева П. М., Смирнов А. И. Сдвиги в общественной жизни и проблема поддержки демократии в России // Полис. Политические исследования. 2013. № 5. с. 27–40.
  5. Петухов В. В., Бараш Р. Э. Хотят ли россияне демократию, и, если хотят, то какую?// Мониторинг общественного мнения. Экономические и социальные перемены сентябрь-октябрь 2012. № 5(111). с. 46–58.
  6. Лясина И. Ю., Приходько Е. А., Соколов Р. В. Гражданское общество в восприятии различных поколений россиян (анализ результатов социологического исследования в г. Волжском Волгоградской области) // Молодой ученый. 2012. № 5. с. 360–365.
  7. Шестопал Е. Б. Четверть века политических реформ в России с точки зрения психологии // Полис. Политические исследования.2015. № с. 136–150.
  8. Горшков М. К., Тихонова Н. Е. Мечты россиян и реальность демоскопии // Полис. Политические исследования. 2013. № 5. с. 7–26.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle