Библиографическое описание:

Атрашкевич В. Н. Моральный вред — какой он? // Молодой ученый. — 2016. — №7. — С. 455-457.



Статья посвящена анализу оснований компенсации неимущественного вреда, причиненного физическим лицам. В статье рассказывается об аспектах нематериального вреда, в частности о психических и физических страданиях. Кроме того, в статье приводятся критерии, которыми руководствуется Европейский суд по правам человека при исчислении размера нематериального вреда.

Английский термин «non-pecuniary damage», в переводе означающий «неимущественный (нематериальный) ущерб», соотносим с нашим пониманием о «моральном вреде». Однако по своему объему понятие «неимущественный ущерб», используемое в практике Европейского суда по правам человека, шире понятие «моральный вред», и по смыслу включает моральный вред (причиненные физические или нравственные страдания) лишь в качестве одного из аспектов.

Нематериальный вред по самой своей природе не поддается точному математическому исчислению, поэтому Европейский суд при определении его размера руководствуется соображениями справедливости. Размер и основания выплаты данного вида компенсации в каждом конкретном случае зависят от обстоятельств дела и прецедентной практики Суда по делам, вынесенным против соответствующего государства-ответчика.

Согласно прецедентной практике Европейского суда нематериальный вред включает в себя: физическую боль и страдания (physical pain and suffering), вред жизни (damage to health), психический вред (psychological harm), эмоциональный стресс (stress), чувства разочарования (frustration) и унижения (humiliation), чувства тревоги (anxiety) и несправедливости (injustice), чувство неопределенности (uncertainty), а также эмоциональные переживания (distress) и беспокойство (inconvenience). Кроме того, Европейский суд относит к нематериальному вреду репутационный ущерб (loss of reputation), а также вред доброму имени (good name), вред, причиненный взаимоотношениям (loss of relationship), а также нарушение нормального хода частной жизни (disruption to lives). [1]

В частности, в деле «Познахирина против России» (Poznakhirina v. Russia)[1] Европейский суд указал, что поскольку заявительница по делу имела высокооплачиваемую работу. На этом основании Суд решил, что невыплата заявительнице денежных средств, присужденных судебным решением, не повлияла на уровень ее доходов и для компенсации достаточно просто констатации факта нарушения.

Резюмируя, можно сделать вывод, что при определении размера возмещения нематериального ущерба физическим лицам Европейский суд принимает во внимание следующие факторы: тяжесть и серьезность установленного нарушения, продолжительность этого нарушения, наличие тяжелых или необратимых последствий, наступивших для здоровья заявителя, продолжительность и степень нравственных и физических страданий, индивидуальные особенности заявителя (например, его возраст и состояние здоровья), а также требования справедливости.

Чем же должен руководствоваться судья при определении размера компенсации морального вреда в каждом конкретном случае, анализировать сложившуюся практику в своем регионе или применять критерии Европейского суда при решении этого вопроса, и должен ли размер зависеть от личностных особенностей потерпевшего, степени его эмоциональности, ранимости, уровня самооценки, физического развития, пола и т. д. Моральный вред возникает в результате физических либо нравственных страданий. Физические страдания, чувство физической боли — категория физиологическая. У разных людей разный болевой порог, разная способность терпеть физическую боль. И было бы неправильным считать, что удар одинаковой силы молодого человека, занимающегося спортом и девочки школьницы причинит им одинаковую физическую боль, а, следовательно, и одинаковый моральный вред, который может быть компенсирован равной денежной суммой.

Что касается нравственных страданий, то их можно определить, как совокупность отрицательных эмоций — чувства страха, унижения, обиды, угнетения, тревоги и т. д. Естественно, что степень и глубина подобных психических реакций напрямую зависит как от индивидуальных особенностей психики, уровня развития интеллекта, самооценки потерпевшего, так и от положения объекта, посягательство на который причиняет моральный вред, в системе ценностей самого потерпевшего. В соответствии со ст. 1064 ГК РФ вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме. Следовательно, размер денежной суммы, подлежащей взысканию в счет компенсации морального вреда, прямо пропорционален степени физических или нравственных страданий, характер которых в свою очередь зависит от индивидуальных особенностей потерпевшего. Таким образом, законодатель обоснованно предписывает судам (ст. ст. 151,1101 ГК) при определении размера компенсации морального вреда учитывать индивидуальные особенности потерпевшего.

Представляется ошибочным мнение о том, что компенсация морального вреда за психические страдания, вызванные шрамом на руке от укуса собаки, должна быть одинаковой как для девушки, планирующей начать работу модели и для которой вопрос о том, как она выглядит стоит на первом месте, так и для пожилого человека, не очень сильно озабоченного внешностью. Ведь если в системе ценностей потерпевшего его собственная внешность стоит на одном из первых мест, то и причинение ущерба внешнему виду вызовет у него глубокие переживания. В случае же, когда потерпевший вообще не придает значения красоте своего тела и не испытывает отрицательных эмоций от того, что его внешность пострадала, можно говорить лишь о компенсации морального вреда, выразившегося в физической боли от укуса собаки. Российское законодательство не конкретизирует, какие именно индивидуальные особенности потерпевшего могут влиять на размер денежных сумм, взыскиваемых в порядке компенсации морального вреда и нужно ли учитывать материальное положение потерпевшего при определении размера компенсации морального вреда. Возможно ли применение положений гл. 59 ГК («Обязательства вследствие причинения вреда») к обязательствам из причинения морального вреда. Законодатель предписывает учитывать доходы потерпевшего лишь при возмещении утраты этих доходов (ст. 1085 ГК). Применительно же к определению размера компенсации морального вреда необходимо во всех случаях учитывать материальное положение лица, которому такой вред причинен. При этом чем, выше доходы потерпевшего, тем большая сумма должна взыскиваться, так как для морального удовлетворения человека с высоким уровнем дохода необходима соответствующая компенсация в противном случае будет нарушен принцип равноправия граждан и требования о справедливости возмещения. Необходимость учета материального положения потерпевшего в данном случае продиктована спецификой компенсируемого вреда. При причинении материального ущерба, лицо лишается материального блага, имеющего денежную стоимость, затруднения при определении суммы возмещения могут возникнуть лишь в связи с установлением денежной стоимости этого блага. Моральный же вред, как категория нематериальная, не может быть оценен денежной суммой, как категорией исключительно материальной. Компенсация морального вреда — это возможность потерпевшему испытать за счет взысканной суммы положительные эмоции, соразмерные испытанным им физическим или нравственным страданиям. Предположим, что двум женщинам причинены нравственные страдания одинаковой степени тяжести, они испытали одинаковое количество отрицательных эмоций. При этом одна потерпевшая является руководителем крупной коммерческой фирмы имеющая очень высокий уровень дохода, а другая является уборщицей помещений, уровень ее доходов крайне низок. Естественно, что состоятельному человеку для того, чтобы испытать положительные эмоции, соразмерные причиненному моральному вреду, необходима гораздо большая сумма денег, чем человеку малообеспеченному. Уборщица может испытать точно такие же положительные эмоции от покупки на рынке новой пары сапог на взысканные деньги, как и руководитель — от приобретения брендовой обуви фирмы Лабутен. Соответственно двум лицам в равной степени компенсирован причиненный моральный вред, хотя взысканные суммы неодинаковы.

Таким образом, при определении размера суммы взыскиваемой в счет компенсации морального вреда судам необходимо руководствоваться индивидуальными психологическими особенностями потерпевшего, а также его материальным положением, что, не противоречит принципу равенства граждан, и соответствует требованию ст. 1064 ГК о праве потерпевшего на возмещение в полном объеме вреда, ему причиненного.

Литература:

  1. Д. В. Афанасьев Практика Европейского суда по правам человека по возмещению неимущественного ущерба

[1] Judgment of the Grand Chamber of the European Court of 24 February 2005 on the merits of the application N 25964/02 Poznakhirina v. Russia.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle