Библиографическое описание:

Шаповалова Д. А. К вопросу о земельных правах коренных малочисленных народов РФ // Молодой ученый. — 2016. — №6.6. — С. 53-55.



)

Данная статья затрагивает проблемные вопросы, связанные с земельными правами коренных малочисленных народов, проживающих на территории Российской Федерации, проанализированы спорные моменты законодательства, регулирующего данную область.

Ключевые слова: земельные права, коренные малочисленные народы, специфику землепользования.

Провозглашение Российской Федерации как социального, правового государства порождает целый ряд вопросов и проблем как теоретического, так и практического характера наиболее не защищенных этносов, являющихся носителями суверенитета и проживающих на территории России. Многообразие народов, населяющих РФ, и обусловливает актуальность данного исследования, в рамках которого будет проведен анализ земельных прав коренных малочисленных народов.

Последнее дополнение Единого перечня коренных малочисленных народов РФ, содержащегося в Постановлении Правительства РФ от 24.03.2000 г. № 255 «О Едином перечне коренных малочисленных народов Российской Федерации», расширило перечень коренных малочисленных народов, включив в него юкагиров. Данный факт отражает положительную динамику развития политики государства в отношении коренных малочисленных народов РФ. Как видно из данной нормы субъект земельного права достаточно ясно персонифицирован. Но в то же время возникает ряд вопросов, порождающих правовые коллизии. В частности, коренные малочисленные народы не включены в перечень участников земельных отношений, обозначенных в ст. 5 Земельного кодекса РФ. В настоящее время в законодательстве РФ содержится ряд норм, которые демонстрируют специфику землепользования коренных малочисленных народов [1, С.210].Так, согласно п. 1 ст. 8 Федерального закона от 30.04.1999 № 82-ФЗ «О гарантиях прав коренных малочисленных народов Российской Федерации» малочисленные народы, объединения малочисленных народов в целях защиты их исконной среды обитания, традиционных образа жизни, хозяйствования и промыслов имеют право безвозмездно пользоваться в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов землями различных категорий, необходимыми для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами и общераспространенными полезными ископаемыми [2]. Пункт 2 той же статьи дополняет: лица, относящиеся к малочисленным народам имеют право «безвозмездно пользоваться в местах традиционного проживания и традиционной хозяйственной деятельности малочисленных народов землями различных категорий, необходимыми для осуществления их традиционного хозяйствования и занятия традиционными промыслами, и общераспространенными полезными ископаемыми в порядке, установленном федеральным законодательством и законодательством субъектов РФ». Анализ данной статьи позволяет сделать вывод, во-первых, о существовании не исследованного правового титула, а во-вторых, о имеющих место одинаковых правах у народов, их общин и граждан РФ, входящих в состав коренных малочисленных народов, на одну и ту же территорию [3].

Возвращаясь к вышеназванным коллизиям, порождаемых именно нормой данного Федерального закона, необходимо отметить тот факт, что Земельный кодекс РФ, разграничивая понятия «земля» и «земельный участок» с точки зрения разновидности объекта земельных отношений, подчеркивает необходимость нахождения в собственности или на ином праве только сформированного земельного участка, поставленного на кадастровый учет, зарегистрированного в органах Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии, а также с четкой привязкой к границе. В этой ситуации представляется маловероятным формирование тысячи гектаров территорий вечной мерзлоты для дальнейшей передачи их в пользование коренным малочисленным народам или их общинам. В соответствии с п. 3 ст. 7 Земельного кодекса РФ «в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов РФ и этнических общностей в случаях, предусмотренных федеральными законами и иными нормативными правовыми актами субъектов РФ, нормативными правовыми актами органов местного самоуправления, может быть установлен особый правовой режим использования земель указанных категорий».

Такой же специальный режим для использования водных объектов установлен и в п. 3 ст. 11 Водного кодекса РФ, где указано, что «не требуется заключение договора водопользования или принятие решения о предоставлении водного объекта в пользование в случае, если водный объект используется для осуществления традиционного природопользования в местах традиционного проживания коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ».

Пункт 4 ст. 1 и пункты 5,6 ст. 10 Федерального закона от 24.07.2002 № 101-ФЗ «Об обороте земель сельскохозяйственного назначения» устанавливают, что оленьи пастбища не подлежат приватизации, а земельные участки предоставляются общинам коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ для осуществления сельскохозяйственного производства, хозяйствования и промыслов в аренду без проведения торгов. Специфика применения положений данного Федерального закона оправдана обширностью распространения оленьих пастбищ на территории РФ, площадь которых равняется 333,8 миллиона гектаров, 5,3 миллиона гектаров из которых было передано гражданам, занимающимся оленеводством [4, С. 71].

Весьма разнообразна зарубежная практика решения земельных вопросов аборигенов. Особенно показателен пример США, где аборигенам — эскимосам, индейцам и алеутам предоставлен специальный юридический статус. В соответствии с федеральными законами индейцы имеют национально-территориальную автономию в виде резерваций [5].

В целом конституционная обязанность, предусматривающая гарантию прав коренных малочисленных народов, выполняется федеральным законодателем достаточно эффективно. Но неточность формулировок, разрозненность нормативных правовых актов, регулирующих земельные права коренных малочисленных народов, отсутствие нормы, легально предусматривающей возможность предоставления земель в безвозмездное пользование малочисленным народам, дают повод либо к внесению серьезных изменений в Земельный кодекс РФ, путем выделения отдельной главы, посвященной регулированию довольно специфичного субъекта, либо к принятию совершенно нового закона.

Литература:

  1. Гринь Е. А. Некоторые вопросы правового регулирования изъятия земельных участков для государственных или муниципальных нужд. // Научные проблемы гуманитарных исследований. 2011. № 7.
  2. Остапенко А. Г. Вопросы судебной защиты сервитутных прав // Научный журнал КубГАУ. № 62 (08). 2010.
  3. Анисимов А. П. К вопросу о земельной правосубъектности коренных малочисленных народов Российской Федерации// Недвижимость и инвестиции. Правовое регулирование. 2009. № 2(39).
  4. Калинин Н. И. Земельные права коренных малочисленных народов // Имущественные отношения в Российской Федерации. 2011. № 2(113).
  5. Кряжков В. Право коренных народов на земли // [Электронный ресурс]. — Режим доступа.-URL: http://www.hrights.ru/text/b7/Chapter6.htm

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle