Библиографическое описание:

Охлопкова Е. А. Лексика природы в лирике С. А. Есенина // Молодой ученый. — 2016. — №6.4. — С. 30-32.



Без преувеличения можно утверждать, что ни один художник слова не обходится в своих произведениях без картин природы, созданных при помощи лексики соответствующей тематической направленности.

Неповторимы пейзажи в произведениях С. А. Есенина. Природа в его восприятии и лирическом осмыслении — это не просто окружающее пространство и совокупность природных явлений, это любимый край, малая родина как часть Родины-страны, как его духовный ориентир[ср: 4, с.21–31]. Это вечная красота и вечная гармония мира. Нежно, с трепетом и любовью, природа врачует людские души, снимая напряжение от неминуемых земных переживаний [ср.: 9, с.3]. Именно так воспринимаем мы стихи поэта о родной природе, именно так возвышенно-просветленно и благостно воздействуют они на нас.

Тематическая группа лексики «Природа», функционирующей в лирике С. А. Есенина, объемна и многообразна; в частности, она включает ряд компонентов: «Растительный мир», «Животный мир», «Ландшафт (рельеф, почвы, водоемы)», «Метеорологические явления», «Астрономия», «Части суток».

Степень отраженности и тем самым значимости тематического компонента измеряется количеством единиц, вербализующих его, и количеством словоупотреблений этих единиц. Этот аспект отражен, например, в «Словаре языка Есенина» Г. И. Шипулиной. Так, компонент «Растительный мир» представлен группами (при этом рядом со словом в скобках указывается количество его употреблений): «Деревья»: береза(32), клен(21), тополь(19), черемуха(18), ель(13), сосна (12), осина (11), рябина(9), яблоня(6), сирень(5) и др.; «Цветы и растения»: трава(56), рожь(41), роза(32), колокольчик(10), мак(7), ковыль(5), крапива(5) и др.Широко представлены и такие единицы компонентов, как «Животный мир»: конь(57), лошадь(28), петух(25), собака(17), кобыла(15), птица(21), соловей(14), лебедь(14), ворон(13), голубь(11), курица(11) и др.; «Ландшафт (водоемы)»: вода(59), река(37), озеро(30), волна(29), море(28), болото(11) и др.; «Ландшафт (рельеф)»: поле(127), земля(118), равнина(31), спеть(26), холм(23)и др.; «Астрономия»: небо(97), заря(92), звезда(77), солнце(65), рассвет(20), закат(17) и др.; «Метеорологические явления»: ветер(108), снег(70), туман(60), дождь(39), туча(39), дым(36), облако(35), буря(28), гроза(16), пурга(11)и др.; «Части суток»: день(102), ночь(93), вечер(52), утро(15). [См.: 12, с.520–562].

Первые позиции в компонентах занимают слова: береза, трава, конь(+лошадь, кобыла), вода, поле, небо, ветер, день.

Одним из самых любимых для поэта является образ березы. Это неслучайно, ведь с раннего детства С.Есенин видел неповторимую красоту русской природы, наслаждался и восхищался ее величественностью. Все это в дальнейшем отразилось на его творчестве. «Не я выдумал образ березы, он был и есть основа русского духа и глаза, но я первый развил его и положил основным камнем в своих стихах», — писал поэт. По словам М. Эпштейна, «береза во многом именно благодаря Есенину стала национальным поэтическим символом России» [см.:11, с.92–95]:Белая берёза/ Под моим окном /Принакрылась снегом, / Точно серебром. («Берёза»).С образом девушки-березки связывается возвращение поэта на Родину, его встреча с отчей землей: «Устав таскаться по чужим пределам, / Вернулся я в родимый дом. / Зеленокосая, в юбчонке белой / Стоит береза над прудом». Затем этот образ возникает каждый раз, когда поэт обращается памятью к родным и любимым местам [см.:10, с. 15–16].Берёза привлекает внимание Есенина стройностью, белизной ствола, тонкими ветвями и пышной кроной. Ветки берёзы превращаются то в «шёлковые косы», то в «зелёные серёжки», а цвет её ствола — то в «берёзовое молоко», льющееся по равнинам родной земли, то в «берёзовый ситец» [см.:1, с.37]. При дуновении летнего ветерка ветви берёзок колышутся и, как серёжки, звенят. Отсюда образ: «в роще по берёзкам белый перезвон».

Есенин пишет о родных местах, изображает все то, что его окружает, а потому так часто в его стихах встречается лексема равнина. Европейская часть России всегда была местом вдохновения для Сергея Есенина, самой значимой частью его души и сердца [см.:7, с.15]: Спит ковыль. /Равнина дорогая, /И свинцовой свежести полынь. / Никакая родина другая/Не вольет мне в грудь мою теплынь. («Спит ковыль. Равнина дорогая…»)

Для поэта, как и для каждого русского человека, символом родины и истинной России является поле: О Русь — малиновое поле /И синь, упавшая в реку,-/Люблю до радости и боли/Твою озерную тоску. («О Русь — малиновое поле»).

Поэт как, возможно, никто другой до него чувствует родную землю, понимает каждый ее вздох и говорит с ней на абсолютно новом для читателя языке, понятном и простом. М. Горький так писал о С. Есенине: «Романтик и лирик, влюблённый в поля и леса, в своё деревенское небо, в животных и цветы, он явился в город, чтобы рассказать о своей восторженной любви…» [см.:8, с.122].

Как носитель и выразитель русской идеи, поэт «в своем творчестве отобразил многие аспекты русского национального характера, его души, его самосознания и поведения, его прошлого, настоящего и будущего, поиски им национального духовного идеала» [см.:13, с.58].

Очень часто в творчестве Есенина встречаются образы бури и ветра, являющиеся символами неспокойного времени, символами чего-то нового, неизведанного (ветер перемен), либо зловещего, мрачного и потому тревожного — символ неодолимого действия стихии: Свищет ветер, серебряный ветер, /В шелковом шелесте снежного шума. / В первый раз я в себе заметил -/Так я еще никогда не думал. («Свищет ветер, серебряный ветер…»). Это неслучайно, ведь за свою недолгую жизнь Сергей Есенин стал свидетелем крупнейших исторических событий: революции 1905 года, периода жестокой реакции, империалистической войны, Февральской и, наконец, Великой Октябрьской революции. Всё это — реальные вехи пути России, узловые моменты её истории, на которые живо откликнулся поэт в своем творчестве.

Образ ветра у Есенина можно соотнести с образом ветра у А. Блока. Например: Надежды нет: вокруг и ветер бурный, /И ночь, и гребни волн, и дым небесных туч/

Разгонят всё, и образ Твой лазурный /Затмят, как всё, как яркий солнца луч... (А. Блок. «В болезни сердца мыслю о Тебе.»..). Чувство тревоги здесь создается не только с помощью метко подобранных образов ветра бурного, ночи, дыма небесных туч, но и с помощью сочетающихся с ними ярких, динамичных глаголов разгонят, затмят, которым отводится роль нагнетания обстановки чего-то безысходного, ужасного. Стихийность в природе Блок переносит на душевную неустроенность человека, что в конечном итоге приводит к некоему предощущению катастрофичности, трагичности мира и людей, живущих в нем [см.:6, с.15].

Так же часто прибегает Сергей Есенин и к образу коня (кобылы, лошади). Это и домашнее животное в хозяйстве крестьянина; и сложный аграрный-зооморфный образ вроде коня-избы; и боевой конь казака-кочевника; и мифологически солнечный и лунный конь; и пришедший из античности крылатый конь; и библейский конь-властитель судьбы, конь-вечности [см.:13, с.100].Иметь хорошую лошадь (коня) для русского человека было великим счастьем. Есенин включает образ коня в названия стихотворений или названия по первой строке: «Табун», «Эх вы, сани! А кони, кони!»...Так, розовый конь для Есенина — символ восхода, весны, радости жизни и благословения всего живого [см.:7, с.9]:Ятеперь скупее стал в желаньях, Жизнь моя? Иль ты приснилась мне? / Словно я весенней гулкой ранью/Проскакал на розовом коне. («Не жалею, не зову, не плачу…»).Красный конь является символом революции, решительных и кардинальных изменений в жизни общества [см.:7, с.8]: А за ним /По большой траве, /Как на празднике отчаянных гонок, /Тонкие ноги закидывая к голове, / Скачет красногривый жеребенок? (Из поэмы «Сорокоуст»).Черный конь — предвестник смерти, трагедии в жизни героя, его трагической гибели [cм.:7, с.11]: На коне — чёрной тучице в санках –/ Билось пламя-шлея… синь и дрожь. /И кричали парнишки в еланках:/ «Дождик, дождик, полей нашу рожь!» («Заглушила засуха засевки»...).

Лексика природы у поэта вовлечена в изобразительно-выразительные средства ‒тропы и стилистические фигуры. Поэт воспевает красоту средней полосы России: просторы полей, гладь озер и рек, синь родного неба, «топи да болота», «красные зорьки», «рощи золотые», «плакучие ивы» — во всем этом Есенин видел неповторимость родного края. В пейзажной лирике поэт использует разнообразные изобразительно-выразительные средства: здесь и красочные эпитеты: роща золотая, над голубым прудом, маковый цвет зари, сиреневую цветь, листва золотая, малиновое поле; и олицетворения:Заколдован невидимкой, /Дремлет лес под сказку сна. /Словно белою косынкой /Повязалася сосна. («Пороша»). Природа оживает: она дышит, смеется, говорит и плачет. Используется также прием сравнения. К примеру, молодая березка, стройная и кудрявая, ассоциируется у Сергея Есенина с молоденькой смеющейся девушкой:

Мне навстречу, как сережки, / Прозвенит девичий смех. («Гой ты, Русь, моя родная»...); или:Облак, как мышь, подбежал и взмахнул/В небо огромным хвостом. /Словно яйцо, расколовшись, скользнул/Месяц за дальним холмом. («Пропавший месяц»).

Характерны для Сергея Есенина метафоры-существительные: влунных перьяхсеребра («Темна ноченька, не спится…»); шепот сосняка («Я пастух, мои палаты…») Пример развернутой метафоры С. Есенина встречается в стихотворениях «Клен ты мой опавший», «Отговорила роща золотая…» и «Этой грусти теперь не рассыпать» (в строках «Отцвела моя белая липа…»). В данных литературных творениях осенний клен, облетевшая березовая роща и отцветшая липа — метафоры уходящей жизни поэта,

В лирике поэта обширно представлена антитеза. В стихотворении «Выткался на озере алый свет зари» настроение лирического героя изменяется: в первом двустишии его переполняет грусть: Выткался на озере алый свет зари./ На бору со звонами плачут глухари. В последних строках живительная природа воскрешает героя, заставляя переосмыслить происходящее. Он полон оптимизма: Ипускай со звонами плачут глухари,/ Есть тоска веселая в алостях зари.

С целью усиления выразительности речи и подчеркивания эмоционально-экспрессивного значения, сказанного Сергей Есенин при описании природы, использует инверсию[см.:1, с.62]: распустились кисти, горят снежинки («Береза»); лес зеленый, зашумели ветви, ревет сердито(«Буря»); загорелась зорька, в небе темно-голубом, блеске золотом, осветили вдруг («Восход солнца») и мн. др. случаи.

Для того чтобы придать изображаемому особую динамичность процессов, происходящих в природе, поэт нередко использует бессоюзие[см:5, с.63]: Дрогнули листочки, закачались клены, /С золотистых веток полетела пыль («Буря»); Цветы поблёкли;/ Деревья голы:/ Сады заглохли, /Печальны долы («Осень»).Для демонстрации же единства перечисляемого Сергей Есенин в своих стихах использует многосоюзие: Истоит береза/ В сонной тишине, /И горят снежинки /В золотом огне («Береза»).

В стихотворениях о природе Есенина представлен и прием звукописи [ср.: 3, с.41–51]. Например: Там вон встретил вербу, там сосну приметил, / Распевал им песни под метель о лете. («Клен ты мой опавший, клен заледенелый.»..) [см.:5, с.61]. Здесь аллитерация звука [в] воссоздает завывание вьюги. Примером проявления ассонанса являются строки: Тихо льется с кленов листьев медь.../ Будь же ты вовек благословенно, / Что пришло процвесть и умереть. («Не жалею, не зову, не плачу»..). Напевность [е] необходима для передачи мягкости и текучести повествования.

Таким образом, истоком лирики Есенина была та реальная действительность, которая его окружала.Он, всей душой понимавший и принимавший Русь, обладавший удивительным, тончайшим чувством прекрасного, в своей поэзии смог удивительно полно и глубоко отразить все те изменения в жизни родины, которые происходили на его глазах [см:10, с.190–198].Вдохновленный близкими для него темами, Сергей Есенин создает в своих стихах прекрасный и светлый мир. И для многих он навсегда останется певцом красоты родного края, его природы.

Литература:

  1. Воронова O. E. Сергей Есенин и русская духовная культура. — М.: Просвещение, 2002. — 291 с.
  2. Есенин С. Собрание сочинений в трёх томах. — М.: Правда, 1977. — 338 с.
  3. Климкова Л. А. Стихотворение С. А. Есенина «Тебе одной плету венок…» Опыт интегративного анализа. //Современное есениноведение. –2012. –№ 23. — С. 41–51.
  4. Климкова Л. А. Природа в художественной картине мира А. П. Гайдара. //Аркадий Гайдар и круг детского и юношеского чтения: материалы XVI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием/ отв. ред. Б. С. Кондратьев.- Арзамас: Арзамасский филиал ННГУ, 2014. — С.21–31.
  5. Локшина, Б. С. Поэзия Блока и Есенина в школьном изучении. — Л.: Просвещение, 1978. –160 с.
  6. Маркелова, В. М. Лексико-семантическое поле «тревога» в лирике А. А. Блока: автореферат дисс. кандидата филол. наук: 10.02.01. – Киров, 2009. –15 с.
  7. Марченко А. М. Поэтический мир Есенина. – M.: Знание, 1972. –156 с.
  8. Прокушев, Ю. Л. Вечный образ. — М.: Знание, 1977. –164 с.
  9. Прокушев Ю. Л. Сергей Есенин: Образ. Стихи. Эпоха. — М.: Просвещение, 1978. –320 с.
  10. Розанов И. Н. Воспоминания о Сергее Есенине // С. А. Есенин в воспоминаниях современников. Т. 1. — М.: Просвещение, 1999. –238 с.
  11. Смирнова, Л. А. Русская литература XX века. — М.: Просвещение, 1999. –334 с.
  12. Шипулина Г. И. Словарь языка Есенина. Имя существительное. — Баку: Мутарджим, 2013. –588с.
  13. Эвентов, И.С. Сергей Есенин. — Л.: Просвещение, 1978. — 128 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle