Библиографическое описание:

Сергеев В. А. Образ тела в лирике Сергея Есенина // Молодой ученый. — 2016. — №6.4. — С. 38-41.



В каком состоянии может находиться человеческое тело, с чем оно может сравниваться, каким способом может быть представлено в лирике? Попытка ответить на этот вопрос заставляет задуматься о сложности, противоречивости и многогранности поэзии. В частности, лирики знаковой фигуры российской поэзии, поэта «серебряного века» Сергея Есенина.

Цель данной статьи заключается не в полном обзоре всего творчества в целом, а лишь в рассмотрении одного из образов его лирики — образа тела. А если быть точнее, то в исследовании специфики образов телесности, глубинных взаимосвязей между образами тела, языком и общим построением самого текста, существующих в лирике Есенина. Помимо Есенина образы телесности использовали и другие поэты, его современники.

В есенинском творчестве можно увидеть множество образов-символов, которые являются как отдельными элементами живой/неживой природы, так и всей природы в целом, которыми поэт пытается обрисовать иносказательно свои мысли. Эти образы занимают большую часть его творчества. Например, метель, черемуха, окно, тройка, изба. Рассматривая образ тела, нельзя сказать, что он — главный образ творчества поэта, который зачастую доводит читателя до кульминационного, эмоционального накала, но в то же время он занимает немаловажную роль.

Рассматривая образы тела в творчестве Есенина в целом, можно выделить несколько пунктов:

  1. В некоторых стихотворениях образ тела играет очень важную роль, даже если этот образ занимает стихотворение частично. Рассматривая их, можно увидеть специфику авторского творчества, образные представления о мире, идеи.
  2. Образ тела разнообразен. Он выполняет разные функции: символическую, изобразительную, оценочную, эмоциональную, а так же участвует в создании определенного настроения стихотворения.
  3. Рассматривая образ тела, прослеживается связь образа с фольклорным наследием. Для Есенина важен не сам образ (изображаемый предмет), а его свойства, признаки.
  4. Данные образы не являлись статичными в его поэзии. Трансформация проходила на протяжении всего творчества поэта [6].

Если образ тела показан в достаточно небольших количествах, то можно заметить, что природа у Есенина занимает одно из главных мест его творчества, и лирический герой с ней непосредственно связан [8].

Можно рассмотреть самого автора как «тело» — образ разбойника и гуляки, который постоянно влюблен. Если рассматривать тело и природу, то можно увидеть, как обыгрываются человеческие части тела и сам герой с природой.

Автор показывает неразрывную часть себя с природой и свою любовь к ней:

Родился я с песнями в травном одеяле,

Зори меня вешние в радугу свивали [4, с. 36].

Природа — это мир, который противостоит человеку и развивается по своим законам независимо и отдельно от него, Есенин показывает свою тесную связь с ней, которая влияет на него и является частью его души и тела.

В своих строчках о природе он высказывает свое неравнодушие к ней и соотносит ее состояние со своим внутренним, что дает более эмоциональную окраску этого состояния:

Вечер черные брови насопил.

Чьи-то кони стоят у двора.

Не вчера ли я молодость пропил?

Разлюбил ли тебя не вчера? [4, c. 147]

С помощью персонификации и задействования бровей — одной из самых употребляемых частей тела при демонстрации своих эмоций — иллюстрируется общение автора с природой. В данном случае брови показывают неуверенность автора в сказанных самим же собою словах.

Автор, находясь в «тесных отношениях» с природой, ищет в ней поддержки, какой-либо помощи.

И когда с улыбкой мимоходом

Распрямлю я грудь,

Языком залижет непогода

Прожитой мой путь.

Гордо подняв грудь (поднятая грудь — символ уверенности) и улыбаясь, он идет смело по жизни, зная, что когда-то к нему придет наказание за все его «грешки», которые он сотворил на протяжении жизни.

Есенин не пытается показать свой внутренний мир просто живой природой, он пытается показать ее как живого человека, делая упор на «внешность» природы.

Кудрявый сумрак за горой

Рукою машет белоснежной.

Седины пасмурного дня

Плывут всклокоченные мимо.

Иллюстрируется не только одушевление природы и олицетворение самого поэта, но и имитируется общение его с ней: он выражает с ней духовное родство, природа наделяется внутренними качествами самого автора, но показывается это с помощью качественной характеристики отдельных компонентов тела, в данном случае — волос. (кудрявый, седины).

Если рассматривать как часть тела в образах телесности портретную характеристику в стихотворениях, то можно заметить, что она выражена с помощью соматизмов, зачастую выраженных лексемами волос. Волосы — это то, что встречается многократно в поэзии Есенина, и они играют определенную роль: волосы — это символ жизненной силы, энергии, силы мысли и мужества [3]. Несмотря на данные определения, можно отнести их к мужскому полу, но показаны во многих случаях именно женские волосы. Показывается так же цветовая характеристика волос: «тех волос золотое сено» [4, c. 137], «и треплет ветер под косынкой рыжеволосую красу» [4, c. 32], «кудри черные змейно трепал ветерок» [4, c. 34]. Возможно, при помощи ряда прилагательных, выражающих цвет волос показывается характер женщины: рыжий — хитрость, черный — сила духа и мужество. Так же женские волосы могут отображать внутренние чувства автора по отношению к их владельцу:

Пускай ты выпита другим,

Но мне осталось, мне осталось

Твоих волос стеклянный дым… [4, c. 143].

Волосы здесь — это отражение возраста возлюбленной Есенина, которая уже была зрела, «выпита другим», т. е. бывавшая замужем. Именно образный эпитет «стеклянный дым» подчеркивает и отображает ее возраст, «стеклянный дым» — седина, которая досталась вместе с его женщиной ему от ее бывшего мужа.

Цвет волос девушки может показать прежнее отношение к ней и настоящее:

Не больна мне ничья измена

И не радует легкость побед, -

Тех волос золотое сено

Превращается в серый цвет.

Показывается равнодушное и нейтральное отношение автора к женскому полу. Он любил немало женщин и немало женщин любили его, и это стало настолько обыденным, что автор начинает относиться к женщинам обыкновенно, без особого внимания и выделения их среди остальных. Для него — все одинаковы, поэтому ему не доставляет радости завоевание очередной женщины и не огорчает ее же уход и измена.

Отражается пессимистическое настроение автора:

Облетает моя голова

Куст волос золотистый вянет... [4, c. 116].

Сравнивая себя с деревом, которое, как и любой живой организм рождается и умирает, Есенин показывает свои негативные настроения и разочаровывается в себе как в поэте: «Новый с поля придет поэт, в новом лес огласится свисте». По его мнению он уже завял и не сможет больше цвести.

Рассматривая части тела в стихотворениях, можно заметить, что проскакивает их взаимосвязь с запахом. Запах является одним из главных показателей определенных черт предмета, характеризует его с той или иной стороны, добавляет ему определенные характеристики. Часть тела, соприкасаясь с запахом, дает понять глубже чувства лирического героя:

Красной розой поцелуи веют,

Лепестками тая на губах... [4, c. 177].

Аромат розы показывает, насколько нежен и чувствителен к своей возлюбленной лирический герой.

Так же аромат может служить инструментом для воспоминаний:

Но остался в складках мятой шали

Запах меда от невинных рук [4, c. 65].

Запах меда — один из традиционных запахов России. Благодаря ему девушка, упомянутая в данном стихотворении, обретает черты родного края, тем самым становясь для поэта ближе. Его память все хранит образ этой девушки, а так же воспоминания о гибком стане и хрупких плечах женщины, которые, несомненно, были любимы поэтом.

Описание аромата складывается из личных переживаний поэта, его чувств, воспоминаний, связанных с данным запахом.

Запах трав от бабьей кожи

На моих губах я слышу [4, c. 79].

Как и в предыдущем отрывке, он вспоминает о своей возлюбленной, с которой лежал и целовался на русских полях, отчего ее тело и пахнет травами. И Есенин вспоминает все это, слышала, т. е. чуя, любимый аромат на своих губах.

В синтезе с телом, помимо запаха, мы приближаемся к пониманию мыслей, идей и образа автора с помощью цвета. Цвет в большинстве случаев отражает внутренний мир поэта [1]. Черный цвет всегда был характерен для литературы. Символика этого цвета негативна. Одним из наиболее ярких примеров этого является поэма Есенина «Черный человек», где все страшное, беспощадное, злое отношение к душевному миру человека олицетворяется в черном, дьявольском подобии человека [7]. Черный человек — это не физическое осязаемое тело, а болезненная душа самого поэта, трагизм которой заключается в понимании героем собственной обреченности: все лучшее и светлое в прошлом, будущее видится пугающим и мрачно беспросветным. Помимо самого черного человека рассматриваются же опять отдельные части тела, которые играют большую роль в данном контексте [5].

Черный человек имеет власть над поэтом:

Черный человек

Водит пальцем по мерзкой книге… [4, c. 450].

Образ книги — это жизнь, судьба героя. А черный человек водит по ней пальцем. Палец — это средство познания, в то же время определяющий инструмент.

Черный человек

Глядит на меня в упор

И глаза покрываются

Голубой блевотой… [4, c. 450].

Глаза традиционно именуются зеркалом души. По ним можно многое узнать о человеке. Их идеальное состояние — чистота. А здесь глаза полны «блевоты», отражение духовного становится смутным и размытым, отторгающим. Это характеризует крайнюю степень безумия. В итоге, герой остается в темной ночи один:

Ах ты, ночь!

Что ты, ночь, наковеркала?

Я в цилиндре стою.

Никого со мной нет... [4, c 454].

Здесь появляется мысль о погубленной жизни, тоска по уходящей молодости и осознание своей ненужности и пошлости жизни. Все это осознание происходит благодаря черному человеку.

Есенина нельзя отнести к поэтам-символистам, но это не значит, что он не использует образы в своей лирике. В большинстве случаев у него сделан акцент не на образе целостного тела, а на отдельных его частях. Язык, как и тело, становится пространством нереализованных потенций. Динамичность и развитие телесности есть отражение динамики самого текста, который есть распад чего-то целого, разложение без возможности соединения обратно в единое тело. Таким образом, образ телесности играет немаловажную роль в лирике Сергея Есенина. Образы тела наделены функциями, позволяющими лучше понять само стихотворение и внутреннее состояние автора. Это способствует созданию цельного художественного образа и мира. Текст, наполненный подобными образами, оказывается трагической реальностью в конечном итоге и образом, сомневающимся в своей реальности в образе «самого себя» [9].

Так, язык тела в поэзии Есенина включает в себя движение, положение рук, манеру стоять и сидеть, осанку. Знание этого языка помогает лучше понять лирического героя, поскольку это еще и форма внутреннего движения [2].

Литература:

  1. Алексеев С. С. О колорите / Москва: «Изобразительное искусство», 1974. — 176 с.
  2. Валеева Е. В. Психофизические основы художественного образа. Монография. Саров. 2009. — 219 с.
  3. Джекс Трессидер. Словарь символов. Москва: «Фаир пресс», 2001. — 448 с.
  4. Есенин Сергей. Собрание сочинение в двух томах. Том 1. Москва: «Советская Россия», «Современник», 1990. — 479 с.
  5. Матвеева Е. В. Функции цветообраза в прозе ФРГ 60–80-х гг // Дисс. на соис.уч.ст. к.фил. н., Нижний Новгород, 1999. — 155 с
  6. Перелыгин П. В. Цветообразная поэтика в творчестве С. А. Есенина и Н. М. Рубцова. Опыт сопоставительного анализа. // Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. к. фил. н., Тамбов, 2008. — 188 с.
  7. Пяткин С. Н. «Я молюсь Ему по ночам…» (О последней поэме С. А. Есенина) // Современное есениноведение. 2006. № 4. С.78–97
  8. Пяткин С. Н. Поэтика «простого слова» в лирике С. А. Есенина 1924–25 гг. // Современное есениноведение. 2013. № 26. С. 13–17
  9. Фортунатова В. А., Фортунатов Н. М. Текст и текстология в пространстве русской классической литературы// Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции. Материалы II Всероссийской научной Интернет-конференции с международным участием. Сервис виртуальных конференций Pax Grid; ИП Синяев Д. Н.. — Казань, 2014. — С. 65–70].

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle