Библиографическое описание:

Пантурова Е. В. Мотивный анализ элегии Сергея Есенина «Возвращение на родину» // Молодой ученый. — 2016. — №6.4. — С. 32-35.



Данная статья посвящена рассмотрению мотива в элегии С. А. Есенина «Возвращение на Родину». Целью исследования является выявление границ, признаков, отличительных черт мотива. Для достижения поставленной цели нужно провести сопоставительный анализ мотива и других компонентов повествования, в результате которого вскроются их интегральные и дифференциальные признаки, и раскроется понятие «мотив».

Итак, в стихотворении преобладают несколько тем: тема Родины, тема возвращения, тема воспоминаний, тема революции. У Есенина тема Родины занимает главное место в творчестве, поэтому и в данном произведении он не оставляет ее без внимания, однако центральной темой выступает тема революции. Таким образом, тематическая сторона (возвращение — воспоминания — революция) находит свое выражение в событийной стороне. Ключевым событием стихотворения, вокруг которого и разворачивается лирическое повествование, является рефлексивное восприятие лирическим героем изменений, как в жизни природы, так и в жизни людей. Сюжет построен на образовании конфликта между старым и новым, конфликт между прошлым и настоящим. Уровень действия — внутренний: сравнение воспоминаний и нынешней жизни, возникновение конфликта между ними происходит внутри лирического героя. Действие здесь развертывается только в рамках действительного — того, что происходило в прошлом и того, что видит лирический субъект в настоящем [11].

Охарактеризовав сюжет и модальный план лирического действия, стоит обратиться к тематико-семантическому анализу, в рамках которого и обозначится мотивное содержание стихотворения [9].

Так, тема возвращения пронизывает все произведение с самой первой строки («Я посетил родимые места, Ту сельщину, Где жил мальчишкой…») [1], однако эксплицитно она развертывается в диалоге между лирическим героем и его дедом в шестой-девятой строфах через семантическую смежность с традиционным библейским мотивом возвращения блудного сына, который раскрывает и уточняет тему.

Следующая далее тема воспоминаний неразрывно связана с темой возвращения. Вернувшись на Родину, лирический герой вспоминает, как данное место выглядело раньше, и видит, как оно изменилось («Приметный клен уж под окном не машет,

И на крылечке не сидит уж мать», «Я с грустью озираюсь на окрестность:

Какая незнакомая мне местность» и др. [1]). Таким образом, к данной теме примыкает мотив ностальгии, потому что при возвращении в конкретное место, лирический герой не чувствует в нем отчий край, место кажется ему чужим, а Родина остается только в недосягаемых воспоминаниях.

На стыке этих двух тем возникает узловая, центральная тема — тема революции («Какмногоизменилосьтам, В ихбедномнеприглядномбыте», «Отцовский дом

Не мог я распознать», «Здесьжизньсестер, Сестер, а немоя», «Уже никто меня не узнает», «Ах, милыйкрай! Нетоттыстал, Нетот. Даужи я, конечно, сталнепрежний» [1]). Она связана с изменениями в природе, окружающем мире и жизни людей. Данная тема представлена сразу несколькими мотивами. Мотив тоски о быстротечности времени в четвертой строфе, мотив смерти, связанный с исчезновением, утратой прошлого в пятой строфе, мотив забвения в тринадцатой строфе, мотив смены поколений в четырнадцатой и шестнадцатой строфах и также мотив ностальгии.

Для того чтобы разграничить понятия мотив и событие следует обратиться к предикативным свойствам мотива. Существуют две точки зрения на предикативность мотива. Одни считают, что действие в мотиве является предикатом, т. е. центром, ядром, вокруг которого строятся аргументы-актанты. Тогда при разграничении понятий можно говорить о конкретности события в смысловом контексте всего произведения. Так, в литературной традиции существует мотив возвращения блудного сына, но нельзя говорить о событии возвращения блудного сына вне конкретного контекста. Событие всегда уникально в том или ином произведении, обусловлено не только фактором действия, но и многими дополнительными факторами (особенностями героя, объекта действия и пр.). Таким образом, в данном стихотворении можно говорить о проявлении мотива возвращения блудного сына в определенном событии, которое имеет свои индивидуальные черты — героем является лирический субъект, т. е. «я», действие — «посетил», объект — «родимые места», а именно «сельщина» и др.

Существует и другая точка зрения на предикативные свойства мотива. В отличие от предыдущего мнения, рассматривается способность мотива привносить новую, дополнительную информацию в текст произведения. «Категория мотива предполагает тема-рематическое единство», ведущая роль отдается предикативному компоненту — реме [13, С.8]. Таким образом, мотив возвращение блудного сына можно разделить на тематический компонент («быть сыном») и на предикативные компоненты («быть блудным», «возвратиться»), мотив смены поколений разделить на тематический компонент («наличие поколений») и рематический компонент («смена»).

Эти две точки зрения на самом деле близки, ведь если следовать второму мнению и говорить о значении рематичности, можно сделать вывод, что под предикативными компонентами «быть блудным», «возвратиться» понимается комплекс действий — уход из родительского дома, странствование, скитание, разочарование, осознание, исправление и др. Таким образом, действие и по первому, и по второму мнению является основополагающим компонентом мотива, который, соединяясь с уникальным героем, объектом действия, обстоятельствами и пр., образует конкретное событие в контексте произведения.

Следует также сказать об отношениях мотива и персонажа (героя). Какие же отношения важны для мотивики, если различать понятия «персонаж» и «герой»? При различении этих понятий, персонажи — те, кто либо выполняет действие, либо является участником действия, т. е. они нужны для развития фабулы, при этом нивелируется их значимость в смысловой наполняемости сюжета. Так, персонажами данного стихотворения являются лирический субъект, дед, комиссар, «собачонка», сестра. Герой — это тоже персонаж, но он важен также для развития, динамики и раскрытия смысла сюжета и смысла произведения в целом, в данном стихотворении героем является лирический субъект.

Таким образом, лирический субъект выступает и как персонаж, являясь участником фабульного действия, и как герой, потому что связан с мотивом и, соответственно, со смысловым планом сюжета. Он выполняет определенные действия (возвращение на Родину, погружения в воспоминания, разговор с дедом), которые приводят к конкретным событиям (сравнение мира воспоминаний и настоящего, анализ революции в мире природы и людей), в центре которых герой и находится. Эти события являются основой для раскрытия смысла сюжета и произведения.

Мотив и хронотоп также обнаруживает близость, поэтому стоит сказать об их связи. Близость этих понятий актуализируется лишь тогда, когда в структуре мотива значимыми становятся не только предикат и актанты, но и обстоятельственные (пространственно-временные) характеристики. Так, например, в данном стихотворении мотив ностальгии связан с категориями времени и места — Родина, отчий дом (место), которые находятся только в воспоминаниях, т. е. в прошлом (время) («Я посетил родимые места», но «Какая незнакомая мне местность» и «Ах, милыйкрай! Нетоттыстал, Нетот» [1]).

Сложным считается вопрос о соотношении темы и мотива. Часто эти понятия настолько близки, что заменяют друг друга, также невозможно существование только темы в произведении или только мотива, мотив всегда раскрывает тему. Так, в данном стихотворении широкая тема революции связана с несколькими мотивами, через семантическую смежность с которыми полноценно раскрывается ее смысл; тема возвращения конкретизируется мотивом возвращения блудного сына. «Мотив без темы — это не более чем чистая идея перемены». Тема без мотива слишком широка, обширна, чтобы понять ее значение в определенном произведении.

Отдельного внимания заслуживает проблема мотива в лирическом произведении. Особенность мотива в лирике во многом обусловлена спецификой лирического события. Событие в лирике отличается от события в эпосе, чаще всего оно развертывается не во внешнем мире, а во внутреннем мире лирического героя, поэтому оно связано с рефлексией, с переживанием героя. Так, событие часто принадлежит не объективному миру, а миру субъективному. Данное стихотворение не исключение: событием здесь, как мы отметили ранее, является рефлексивное восприятие лирическим героем изменений, как в жизни природы, так и в жизни людей. Говоря о мотиве в лирическом произведении, важно также подчеркнуть, что «событие непосредственно обращено к читателю как прямому участнику эстетической коммуникации — а тем самым и соучастнику этого события». Так, в стихотворении объективный мир, т. е. пейзаж, проходит через призму субъективного восприятия лирического героя, что приводит к изменению его состояния, разочарованию из-за несоответствия настоящего воспоминаниям из прошлого. Таким образом, событие в стихотворении — это «изменение состояния лирического субъекта, которое несет экзистенциальный смысл для самого лирического субъекта и эстетический смысл для обращенного к читателю лирического сюжета» [5].

Исходя из выше написанного, можно сказать, что мотив в лирическом и эпическом произведении крайне близок, так как в основе лежит то же свойство предикативности, а особенности, различия мотива связаны с лирическим событием.

В контексте лирического произведения стоит отметить и особенности соотношения мотива и темы. Особенностью лирической темы является ее эксплицитность, т. е. оформленность в словесной форме в названии или самом тексте. Так, в данном стихотворении одна из тем вынесена в названии «Возвращение на Родину». Тогда как повествовательная тема выступает как тема ретроспективная, как результат, а не повод для сочетания мотивов, — носит, как правило, имплицитный характер. Таким образом, в лирическом тексте, в отличие от эпического, не тема подчиняется мотиву, а мотив теме.

В целом же лирическая тема предельно рематична [6], а как ранее было замечено в обсуждении предикативных свойств мотива, одной из его главных черт является рематичность. Таким образом, объединение темы и мотива происходит на основе общности функции этих понятий. Именно эта тесная связь и взаимозависимость обуславливает совмещение темы и мотива в лирическом произведении, что происходит намного чаще, чем в эпическом тексте.

Еще одним соотношением, которое требует разъяснения, предстает «мотив — лейтмотив». Есть ли различие между этими литературоведческими терминами? Многие ученые разделяют их не по тематико-семантической характеристике, а по функциональной: характер повтора в тексте произведения. Литературоведы, придерживающиеся этого мнения, говорят о систематичной повторяемости лейтмотива в пределах одного произведения. Таковыми являются мнения В. И. Роднянской, которая определяет лейтмотив как «образный поворот, повторяющийся на протяжении всего произведения как момент постоянной характеристики какого-либо героя, переживания или ситуации» [12]; П. Г. Богатырева, который характеризует лейтмотив как «значимый повтор в пределах текста произведения» [14] и др. Таким образом, можно сделать вывод: лейтмотив — мотив, который повторяется внутри одного произведения. Если же говорить о самом мотиве, то он тоже часто повторяется, но не в одном произведении, а за его пределами. В данной элегии лейтмотивом является мотив ностальгии, он пронизывает все стихотворение, встречается почти в каждой строфе (в первой — «Ту сельщину, Где жил мальчишкой», в третьей — «Отцовский дом Не мог я распознать; Приметный клен уж под окном не машет, И на крылечке не сидит уж мать, Кормя цыплят крупитчатою кашей», в четвертой — «Я с грустью озираюсь на окрестность: Какая незнакомая мне местность», в четырнадцатой — «Здесь жизнь сестер, Сестер, а не моя», в пятнадцатой — «Уже никто меня не узнает», в шестнадцатой — «Ах, милый край! Не тот ты стал, Не тот…» [1]). Ностальгия у поэта встречается и в других стихотворениях, и в сборниках (например, сборник «Персидские мотивы»), следственно является мотивом. Таким образом, мотив, который часто встречается за пределами текста, может становиться лейтмотивом, при характерной повторяемости в конкретном произведении.

Существуют кардинальные разногласия в определении мотива, которые возникают при его рассмотрении только с одной стороны, при сравнении его только с одним компонентом нарратива. Для того чтобы избежать неразличения мотива и других частей повествования, чтобы избежать ошибочного его понимания, мы рассмотрели всю систему элементов, составляющих нарратив. При соотнесении мотива и события была выявлена структура мотива, которую составляют действие и актанты, и его рематичность. При рассмотрении пары «мотив — герой» была определена ведущая роль героя в раскрытии мотива (при соотнесении его со смыслом сюжета), его функция как носителя эстетической значимости произведения. При анализе близости мотива и хронотопа были выделены обстоятельственные характеристики мотива. Соотнесение мотива и темы позволяет говорить о тематическом наполнении структуры мотива. Сопоставление мотива и лейтмотива позволяет говорить о функционирования мотива вне конкретного текста. Таким образом, при данных сопоставлениях получено полноценное, системное, обстоятельное понимание мотива в данном стихотворении.

Литература:

  1. Есенин С. А. Полное собрание сочинений: В 7 т. / Гл. ред. Ю. Л. Прокушев. — М.: Наука; Голос. Т.2. Стихотворения (Маленькие поэмы) / Науч. ред. Ю. Л. Прокушев, 1997. — С. 89–93.
  2. Алексеев С. С. О колорите / Москва: «Изобразительное искусство», 1974. — 176 с.
  3. Валеева Е. В. Психофизические основы художественного образа. Монография. Саров. 2009. — 219 с.
  4. Джекс Трессидер. Словарь символов. Москва: «Фаир пресс», 2001. — 448 с.
  5. Фандо Р. А., Валеева Е. В. Формирование личности на стыке ее художественно-антропологических и биологических свойств // Вопросы культурологии. 2014. № 3. — С. 98- 102.
  6. Женетт Ж. Повествовательный дискурс // Фигуры: в 2 т. / пер. с фр. — Т. 2. — М., 1998. — С. 361–362.
  7. Матвеева Е. В. Функции цветообраза в прозе ФРГ 60–80-х гг // Дисс. на соис.уч.ст. к.фил. н., Нижний Новгород, 1999. — 155 с.
  8. Перелыгин П. В. Цветообразная поэтика в творчестве С. А. Есенина и Н. М. Рубцова. Опыт сопоставительного анализа. // Автореферат дисс. на соиск. уч. ст. к. фил. н., Тамбов, 2008. — 188 с.
  9. Пяткин С. Н. «Я молюсь Ему по ночам…» (О последней поэме С. А. Есенина) // Современное есениноведение. 2006. № 4. — С.78–97.
  10. Пяткин С. Н. Поэтика «простого слова» в лирике С. А. Есенина 1924–25 гг. // Современное есениноведение. 2013. № 26. — С. 13–17.
  11. Фортунатова В. А., Фортунатов Н. М. Текст и текстология в пространстве русской классической литературы// Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции. Материалы II Всероссийской научной Интернет-конференции с международным участием. Сервис виртуальных конференций Pax Grid; ИП Синяев Д. Н.. — Казань, 2014. — С. 65–70.
  12. Роднянская И. В. Лейтмотив // Краткая литературная энциклопедия. — Т. 4. — М., 1967, -1011 с.
  13. «Вечные» сюжеты русской литературы: «Блудный сын» и другие. Сб. науч. тр. / Отв. ред. Е. К. Ромодановская, В. И. Тюпа. — Новосибирск, 1996. — 180 с.
  14. Богатырев П. Г. Функции лейтмотивов в русской былине // Вопросы теории народного искусства. — М.,1971. — С. 432 -437.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle