Библиографическое описание:

Курмаева Г. Ф. Биноминанты в лирике С. А. Есенина // Молодой ученый. — 2016. — №6.4. — С. 25-28.



Вопрос об определении слова как основной единицы языка, установление его дифференциальных признаков является одним из актуальных в лексикологии.

Существует множество взглядов на признаки слова. Так, Н. М. Шанский выделяет 12 признаков. Однако не все признаки слова являются основными, поэтому выделяются ведущие свойства слова, основополагающие. По мнению Н. М. Шанского, таковыми являются фонетическая оформленность, семантическая валентность, недвуударность, лексико-грамматическая отнесённость и непроницаемость [11, с. 11–13]. Д. Н. Шмелёв даёт определение слову, акцентируя иные признаки: «Слово — это единица наименования, характеризующаяся цельнооформленностью (фонетической и грамматической) и идиоматичностью» [14, с. 47]. Е. И. Диброва конститутивными признаками слова как основной номинативной и когнитивной единицы языка выделяет: номинативность, информативность, индивидуальность, материальность, воспроизводимость, структурную цельнооформленность [3, с. 177].

Тем самым слово как лексическая единица отличается многогранностью, многомерностью. Оно представляет собой фонетическое, лексико-семантическое, морфологическое целое и поэтому может быть охарактеризовано с разных сторон.

Особое место среди языковых единиц занимают составные имена существительные, те, что представляют собой соположение компонентов: «характеризуются одним основным ударением, закреплённым местоположением» равных словоформ, например, диван-кровать [8, с. 160]. В Лингвистическом энциклопедическом словаре такие слова характеризуются как биномы, то есть единицы, совмещающие в себе признаки и слова, и словосочетания [15, с. 466]. Подобные сочетания — биномы — двучленны по структуре, состоят из двух компонентов или находятся на грани, на пересечении этих двух единиц. Для их номинации существуют разные термины: бином, номинативный бином, составные единицы, составные слова, билексемы, биномины. Терминологическое разнообразие отражает сложную сущность и неопределённый статус номинируемых единиц.

В современной лингвистике они трактуются по-разному: биномы с несклоняемым первым компонентом находятся ближе к сложным словам, составляющим неразделимое целое [10, с. 11], а биномы со склоняемым первым компонентом — к словосочетаниям. Последние представляют собой сочетание определяемого слова с приложением, например Москва-река [1, с. 359]. Такая характеристика, как неизменяемость первого компонента, является показателем его цельнооформленности как условия разграничения в лингвистике составного слова и словосочетания. В. Н. Немченко считает, что такие образования представляют собой сложносоставные слова, которые имеют свои специфические особенности: состоят из слов одной части речи, в них отсутствуют соединительные звуки, многие из них характеризуются раздельнооформленностью компонентов [9, с. 134].Составные наименования, в которых изменяются оба компонента (платье-костюм), «рассматриваются как атрибутивные словосочетания, которые по мере утраты склоняемости первого компонента могут переходить в разряд сложных слов», такие единицы нецельнооформленны [7].

Интересным является то, как у таких единиц может быть сформировано лексическое значение: происходит объединение лексического значения или актуализация семы (семного комплекса) в зависимости от расположения компонентов, от роли определяемого и определяющего, от характера коннотации.

Чтобы изучать подобные образования, необходимо рассматривать их как самостоятельную категорию слов, которые целесообразнее, по нашему мнению, назвать биноминантами, не пытаясь втискивать их в рамки сложных слов и атрибутивных словосочетаний.

Смысловая структура биноминант включает в себя мотивационный компонент, отношение между элементами и их взаимодействие. В такие единицы могут объединяться слова, связанные между собой семантическими отношениями следующих типов: синонимическими, антонимическими, ассоциативными. Для языка художественной литературы в целом наиболее продуктивным является ассоциативный способ образования и функционирования речевых единиц: «Для поэтической речи свойственна широкая гамма сцепления значений, которые, как бы нанизываясь друг на друга, создают семантическое, ассоциативное пространство слова в контексте» [3, с. 177]. Такого типа ассоциативность ярко проявляется именно в биноминантах.

В языке художественной литературы биноминанты являются неотъемлемой частью создания художественных образов. Большинство таких единиц создаются на основе метафоры. Так, биноминанты достаточно широко представлены в лирике С. А. Есенина. В своём многообразии они представляют целый ряд необычайно ярких и естественных, неповторимых художественных образов.

Г. И. Шипулина создала «Словарь языка Есенина. Имя существительное», где есть в том числе словник билексем, который «представляет слова-композиты, образованные С. Есениным из двух существительных, с целью максимально полной и ёмкой характеристики того или иного явления. За исключением нескольких общеупотребительных слов-композитов (Гуляй-поле, мать-земля, судьба-разлучница, Иван-дурак, путь-дороженька, салон-вагон, шапка-ушанка), все остальные билексемы — окказиональные образования С. Есенина» [13, с. 13]. Всего таких единиц — 117, из них 10 встречаются 2 раза, одна единица — 3 раза (путь-дороженька) и 4 раза (сокол-дружинник) [13, с. 577].

При анализе текстов нами выделены следующие тематические группы биноминант (курсивом поданы опорные компоненты единиц):

  • с предметным значением: глаза-озёра, пламя-шлея, нефть-фонтаны, сердце-свечка, глазы-уголья, кузня-крыница, санки-самолёты, Россия-мать, окна-конурки; в том числе называющие природные реалии [о лексике природы в лирике С. А. Есенина см.: 6, c. 169]:

 животного мира: рыдальщик-кулик, стрекотуньи-сороки, лунь-птица, соловей-мерзавец, ласточки-звёзды, свет-петушок, соколья-дружники, сёстры-суки, братья-кобели и др.;

 растительного мира: солома-риза, берёзка-невеста, девушки-берёзки, берёза-свечка, лес-кудесник, лес-шушун, косы-ветви, ковыль-трава, колосья-кони, колокольчик-звезда, берёзки-белоличушки, девушки-ели и др.;

 времён года и явлений природы: весна-царевна, сволочь-вьюга, сокол-ветер, ветер-певун, девица-зима, солнце-барабан, солнце-куст и др.;

  • со значением рельефа: путь-дорога, мать-земля, путь-дороженька, гора-громадина, гранит-гора, земля-матерь и др.;
  • со значением лица: братья-миряне, Миколай-чудотворец, бабка-старуха, солдат-калека, Иван-дурак, дедушка-мороз, Иисус-младенец, дурак-батрак, бунтарь-дьяк, дураки-цари, солнце-Ленин, детушки-дети, девушка-царевна, девочка-малюткаи др.;
  • наименования абстрактных понятий: судьба-разлучница, судьба-мздоимец, разум-ум, беседа-разговор, разум-вол, душа-сума и др.

Особенность единиц анализируемого типа в том, что семантическая структура биноминанты сложная, неоднородная: каждый из её компонентов имеет самостоятельное значение, но они неравноправны. В одних случаях первый компонент биноминанты является актуализирующим по отношению ко второму компоненту, то есть первый компонент выступает как характеризирующая часть, например, братья-миряне:

Братья-миряне,

Вам моя песнь.

Слышу в тумане я

Светлую весть.

(«Иорданская голубица» 1918) [4, с. 69].

Миряне — это члены общины, которые связаны духовными, душевными и социальными связями, компонент братья усиливает семантику опорного компонента биноминанты, придавая дополнительное значение кровного родства, близости (как братья).

По аналогичной модели, где второй компонент является опорным, построены биноминанты: мать-земля, дурак-батрак, бунтарь-дьяк, солнце-Ленин, дураки-цари, рыдальщик-кулик, стрекотуньи-сороки, сёстры-суки, братья-кобели, девушки-берёзки, сволочь-вьюга, сокол-ветер, душа-яблоня, девица-зима и др.

В других случаях: первый компонент — опорное понятие, второй — характеризующая, актуализирующая часть, например, весна-царевна:

В цветах любви весна-царевна

По роще косы расплела,

И с хором птичьего молебна

Поют ей гимн колокола.

(«Чары» 1915) [4, с. 53]

Второе понятие царевна выступает как характеризующая часть первого — весна. Перед нами предстаёт царственный образ весны, повелительницы природы. За счёт образования данной биноминанты автором создаётся образ, который воспринимается как реально существующий.

Подобным образом можно охарактеризовать некоторые биноминанты, входящие в группу абстрактных понятий:

Как снежинка белая, в просини я таю

Да к судьбе-разлучнице след свой заметаю.

(1912 г., «Матушка в Купальницу по лесу ходила…») [4, с. 7]

Возникновение нового лексического значения объясняется особыми функциями художественного текста. Такие биноминанты построены на базе олицетворения. Один из компонентов биноминанты, в данном случае актуализирующий, имеет персонифицирующее значение, то есть употребляется для характеристики человека (царевна, разлучница), при сочетании его с опорным компонентом, обозначающим реалию, лишённую категории одушевлённости (весна, судьба), создаётся антропоморфный высокохудожественный образ.

В лирике С. А. Есенина широко представлена именно тематическая группа — природные реалии. С образами русской природы связано национальное своеобразие лирики поэта. По мнению А. И. Захарова, «люди, животные, растения, вещи и стихии, — по Есенину, дети единой матери-природы, живые существа. В его поэзии мы видим как очеловеченную природу, так и «оприродованного» человека» [5, c. 221].

Один из ключевых образов есенинской лирики — образ берёзы, в художественном пространстве поэта передаётся через биноминанты. В произведениях функционируют следующие единицы: берёзка-невеста, девушки-берёзки, берёза-свечка, берёзки-белоличушки.

Есенин в своём тексте представляет читателю образ берёзы в двух вариантах: во-первых, в виде биноминанты — берёза-свечка, во-вторых, в виде сравнительного оборота — «И берёзы стоят, / как большие свечки».

На бугре берёза-свечка

В лунных перьях серебра.

Выходи, моё сердечко,

Слушать песни гусляра!

(1911, «Темна ноченька не спится…») [4, с. 22]

Хорошо и тепло,

Как зимой у печки.

И берёзы стоят,

Как большие свечки.

(1910, «Вот уж вечер. Роса…») [4, с. 8]

Биноминанта берёза-свечка состоит из двух компонентов. Второй компонент свечка является характеризующим, описывает специфику объекта. Поэт создаёт яркий художественный образ с уникальным значением. Мы понимаем, что в этом образе заключается особенность восприятия мира лирического героя: его устремлённость к возвышенному, к добру, к свету. Во втором стихотворении Есенин строит образ в виде сравнения: «И берёзы стоят, / Как большие свечки». Образ берёз ассоциируется с родным краем, с домом, и только потом, возникает в следующей строке образ свечи, указывающий на устремлённость героя к горнему. Употребление биноминант помогает Есенину вывести художественный образ на новый уровень. Для поэта и образ свечи, и образ берёзы символичны, связывая их воедино, автор создаёт гиперобраз, который вызывает у читателя мысль о том, что образ берёза-свечка, сочетает в себе и возвышенность чувства, и символичность (символ Родины, и символ веры), тем самым Есенин расширяет объём понятия, наделяя уникальностью, присущей его лирике. Биноминанты придают художественному тексту яркую образность, экспрессивность, метафоричность, символичность.

Таким образом, биноминанта как вид языковой единицы представляет собой образование, стоящее на грани между составным словом и словосочетанием, в котором один из его компонентов является семантически ведущим, а второй — выступает в роли актуализирующего, характеризующего, усиливающего. Используя в тексте биноминанты как единства взаимосвязанных элементов, представляющие эстетическую ценность, С. А. Есенин создаёт уникальные образы-символы, которые встречаются лишь в его художественном пространстве.

Литература:

  1. Ахманова О. С. Словарь лингвистических терминов. — М.: Сов. Энциклопедия, 1966. — 608 с.
  2. Гуркина В. В. Составные единицы в лирике С. А. Есенина // Проблемы языковой картины мира на современном этапе: Сборник статей по материалам международной научной конференции молодых учёных. Вып. 10. — Н. Новгород: НГПУ, 2011. — С. 107–111.
  3. Диброва Е. И. Современный русский язык: Теория. Анализ языковых единиц: В 2 ч.Ч. 2 / Под ред. Дибровой Е. И. (3-е изд., стер.). — М.:ACADEMIA, 2008. — 624 с.
  4. Есенин С. А. Сочинения. — М.: Художественная литература, 1988. — 703 с.
  5. Захаров А. И. Художественный мир поэта. Сергей Есенин: Проблемы творчества. — М.: Современник, 1978. — 351 с.
  6. Климкова Л. А. Стихотворение С. А. Есенина «Тебе одной плету венок…» в рамках лингвистического анализа и вне их // Русское слово: прошлое, настоящее, будущее: материалы Всероссийской научно-практической конференции с международным участием 17–18 мая 2012 г. / отв. редактор С. Н. Пяткин; АГПИ им. Гайдара. — Арзамас: АГПИ, 2012. — С. 165–176.
  7. Костромина М. В. Биномины в современном русском языке. Семантика. Грамматика. Орфография // Человек и наука. URL: http://cheloveknauka.com/binominy-v-sovremennom-russkom-yazyke-semantika-grammatika-orfografiya (дата обращения: 21.02.2016).
  8. Лекант, П.А., Гольцова, Н.Г., Жуков, В. П. Современный русский литературный язык. — 2-е изд., испр. — М.: Высшая школа, 1988. — 416 с.
  9. Немченко В. Н. Основные понятия лексикологии в терминах. — Нижний Новгород: Нижегородский университет им. Н. И. Лобачевского, 1991. — 166 с.
  10. Розенталь Д. Э. Современный русский язык. — М.:АЙРИС-пресс, 2010. — 445 с.
  11. Шанский Н. М. Современный русский язык — М.: Просвещение 1987. — 192 с.
  12. Шведова Н. Ю. Русская грамматика: в 2-х томах. Том 1. / Под ред. Шведовой Н. Ю. — М.: Наука, 1980. — 743 с.
  13. Шипулина Г. И. Словарь языка Есенина. Имя существительное. — Баку: Мутараджим, 2013. — 588 с.
  14. Шмелёв Д. Н. Современный русский язык. Лексикология: учеб. пособие. — М.: Просвещение, 1977. — 335 с.
  15. Ярцева В. Н. Лингвистический энциклопедический словарь. — М.: Сов. энциклопедия, 1998. — 687 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle