Библиографическое описание:

Жмурина К. В. Архетипы анимы и тени в лирике С.А. Есенина // Молодой ученый. — 2016. — №6.4. — С. 12-14.



Лирика Сергея Есенина неразрывно связана с темой любви. Она настолько необъятна и многогранна, что звучит, вероятно, в творчестве каждого поэта, но у каждого по-своему. Поэтическая душа не могла не пламенеть страстью, не любить, не восхищаться. В жизни С.А. Есенина любовь занимала главенствующее положение.

Любовная лирика, как и сам поэт, претерпевали существенные изменения. Пытаясь глубже разобраться в себе, в собственных чувствах, Сергей Александрович пишет о любви целые циклы стихов. Первый поэтический опыт С.А. Есенина связан с фольклорными мотивами; именно в стране «березового ситца» рождается первая любовь поэта. Стихотворения, относящиеся к началу десятых годов, похожи по общему настроению с народными песнями, полны деревенской мелодичности и напевности («Подражанье песне», 1910 г.)

Ты поила коня из горстей в поводу,

Отражаясь, березы ломались в пруду.

Я смотрел из окошка на синий платок,

Кудри черные змейно трепал ветерок.

Мне хотелось в мерцании пенистых струй

С алых губ твоих с болью сорвать поцелуй.

Но с лукавой улыбкой, брызнув на меня,

Унеслася ты вскачь, удилами звеня.

В пряже солнечных дней время выткало нить.

Мимо окон тебя понесли хоронить.

И под плач панихид, под кадильный канон,

Все мне чудился тихий раскованный звон [1,с. 34].

Да и позднее, уже в 1916–1919 годах, поэзия любви сливается воедино с поэзией природы, черпая из нее целомудренность весеннего цветения, чувственность летнего зноя.

Возлюбленная лирического героя – это женщина, соотносимая с архетипом Анима. Анима - идеальный образ женственности, родного пейзажа, олицетворение красоты окружающего мира. «Анима обычно выглядит молодой. Она мудра, но не слишком, она скорее обладает "скрытым секретом мудрости". Анима часто связана с землей и с водой, несет в себе "хаотическое требование жизни" и может быть наделена великой властью. Она также имеет два аспекта — светлый и темный: она может отличаться чистотой и благонравием, а может быть обольстительницей и изменницей.» [4, с.320 ]. Этот архетип находит свое отражение, например, в стихотворении «Зеленая прическа»:

Зеленая прическа,

Девическая грудь.

О, тонкая березка,

Что загляделась в пруд? [1, с. 98].

Это первое чувство девушки, неискушенной в любовных утехах. В духе целомудрия задумывал С.А. Есенин написать книгу «Стихи о любви», однако она так и не была закончена.

Образ любимой поэта непосредственно связан с природой. Березка - его любимый образ, который соотносится с девушкой с зеленым подолом, с которым играет ветер. Горящая своими плодами рябина. Осина, смотрящая в розовую воду. Рожь с лебединой шеей. Множество удивительных метафор и образов создают в творчестве С. А. Есенина свой особый мир — мир живой и одухотворенной природы, в котором жил он сам, который любил как женщину [3, с. 98- 102].

Возлюбленная поэта — это воплощение красоты окружающего мира, красоты родного деревенского пейзажа.

Не бродить, не мять в кустах багряных

Лебеды и не искать следа.

Со снопом волос твоих овсяных

Отоснилась ты мне навсегда.

С алым соком ягоды на коже,

Нежная, красивая, была

На закат ты розовый похожа

И, как снег, лучиста и светла.

Зерна глаз твоих осыпались, завяли,

Имя тонкое растаяло, как звук,

Но остался в складках смятой шали

Запах меда от невинных рук [1, с. 65].

1919-1920 годы явились сложным временем не только в творчестве поэта, но и в его личной жизни. Это период душевного кризиса поэта, он не может сделать выбор между новой и старой Россией и чувствует себя никому не нужным. Он ищет утешение в вине. В это время появляется цикл стихотворений «Москва кабацкая». Теперь любовь для поэта это не светлое возвышенное чувство, а «зараза» и «чума». В своем стихотворении «Письмо к женщине» Сергей Александрович пишет:

И я склонился над стаканом,

Чтоб, не страдая ни оком,

Себя сгубить

В угаре пьяном…[1, с. 135].

Вместе с изменением отношения к жизни, меняется и его отношение к женщинам. В эти сложные для поэта годы, в его творчестве появляется архетип Тени. Тень – это форма, которая состоит материала, подавленного сознания. Она включает в себя те желания, опыт, воспоминания, которые отсекаются человеком, потому что они противоречат идеалам и социальным стандартам персоны. Тень хранит в себе все отрицательные тенденции, которые человек хочет отвергнуть, неразвитые позитивные и негативные черты, животные инстинкты. «Тень воплощает все, что субъект отказывается признавать в самом себе, и кроме того, всегда навязывает себя субъекту прямым или косвенным путем. К примеру, низменные черты характера и другие несовместимые тенденции» [6, с. 384]. Этот архетип ярко выражен в стихотворении «Сыпь, гармонь, скука, скука...»

Сыпь, гармоника,— скука, скука...

Гармонист пальцы льет волной.

Пей со мною, паршивая сука,

Пей со мной!

Излюбили тебя, измызгали

Невтерпеж.

Что ж ты смотришь синими брызгами,

Или в мордухошь!?

В огород бы тебя, на чучело,

Пугать ворон!

До печенок меня замучила

Со всех сторон!

Я с тобою из женщин не с первою —

Много вас!

Но с такою, как ты, стервою

Лишь в первый раз!

Сыпь, гармоника, сыпь, моя частая,

Пей, выдра, пей!

Мне бы лучше вон ту, сисястую,—

Она глупей [1, с. 129].

Это стихотворение является демонстрацией подавленного внутреннего мира поэта. Эта порочная «кабацкая» любовь является криком отчаянья С.А.Есенина о губительной страсти кабаков. Но всё же через тяжёлый душевный настрой поэтических произведений пробивается присущий Сергею Александровичу лиризм, выбивается на страницы стихотворений душевность, которые еще больше подчеркивают глубокую трагичность состояния души поэта: «Дорогая, я плачу, Прости... прости...»

В 1923 году поэт возвращается из большого зарубежного путешествия, которое сыграло значительную роль в его творчестве. Он разочаровывается в буржуазно-демократическом западном мире, разочаровывается и в прежних идеалах. С. А. Есенин убеждается, «до чего прекрасна и богата Россия. Кажется, нет еще такой страны и быть не может». Он не пишет стихотворений о заграничных впечатлениях, ничто не вдохновляет его на творчество вдали от родной земли. Лирика поэта вновь наполняется мотивами грусти, о прожитых в пустом в пустую годах, сожаление об уходящей молодости, о растраченных силах и времени в кабаках и зарекается больше не скандалить. В стихотворении «Заметался пожар голубой...» он пишет:

Разонравилось пить и плясать

И терять свою жизнь без оглядки [1, с. 141].

Герой снова окутан «голубым пожаром», его разжигает «поступь нежная, легкий стан» и, конечно же, волосы «цветом в осень». В это время возлюбленная поэта вновь становится воплощением архетипа Анима. Любовь, как спасительная сила, приводит поэта к возрождению, к желанию творить и жить. В стихотворении «Дорогая, сядем рядом...» он пишет:

Дорогая, сядем рядом,

Поглядим в глаза друг другу.

Я хочу под кротким взглядом

Слушать чувственную вьюгу.

Это золото осеннее,

Эта прядь волос белесых -

Все явилось, как спасенье

Беспокойного повесы [1, с .144].

В своем стихотворении «Сукин сын», Сергей Александрович вспоминает уже давно забытую им «девушку в белом» и его душа вновь оживает:

Снова выплыла боль души.

С этой болью я будто моложе…[1, с. 151].

В его памяти вновь возрождаются мысли о чистой и светлой деревенской юности. Одна разгульная кабацкая жизнь уже наложила свой отпечаток на судьбу поэта, и вернуть прошлую «былую пеню» уже не возможно:

Да мне нравилась девушка в белом,

Но теперь я люблю в голубом [1, с.152]

В это время С.А. Есенин цикл стихотворений «Персидские мотивы», наиболее популярным из которых является «Шаганэ ты моя, Шаганэ!». Здесь поэт рассказывает про то время, когда он находился в дали от своей родины.поэт хочет рассказать любимой женщине о несравненной красоте рязанских раздолий, наполнивших его жизнь яркими, незабываемыми впечатлениями:

... Я готов рассказать тебе поле,

Про волнистую рожь при луне...

Как бы ни был красив Шираз,

Он не лучше рязанских раздолий...[1, с. 178].

Как и весь цикл стихов, оно наполнено романтическим настроением и светлой грустью:

Там на севере, девушка тоже,

Может, думает обо мне... [1, с. 178].

«Видно, так заведено навеки...» — в этом стихотворении, написанном в 1925 году, изливается грусть несбывшихся надежд на счастье «к тридцати годам» [4, С. 65-70.]. Лирический герой был готов полыхать «розовым огнем», «сгорая» вместе с любимой. И хотя она сердце «со смехом» другому отдала, но, тем не менее, эта любовь, безответная и трагичная, «глупого поэта привела... к чувственным стихам» [2, С. 13-17].

В истинном есенинском лиризме отражены два противоположных архетипа женщин: Анима и Тени. Романтическая, одухотворенная, целомудренная девушка, противостоит вульгарной, лживой, пустой женщине. В последних стихотворениях поэта звучит призрение к женщинам архетипа Тени. Теперь он мечтает о возвышенной любви и светлых чувствах, на которые способна женщина архетипа Анима.

Литература:

  1. Есенин С.А. Избранное. - М. : «Советская Россия» «Современник» 1991. - С. 34-152.
  2. Пяткин С.Н. Поэтика «простого слова» в лирике С.А. Есенина 1924-25 гг. // Современное есениноведение. 2013. №26. - С. 13-17.
  3. Фандо Р.А., Валеева Е.В. Формирование личности на стыке ее художественно-антропологических и биологических свойств // Вопросы культурологи. 2014. № 3. - С. 98- 102.
  4. Фортунатова В.А., Фортунатов Н.М. Текст и текстология в пространстве русской классической литературы// Вопросы развития филологии и литературы в России и мире. Современная литература и культурные традиции Материалы II Всероссийской научной Интернет-конференции с международным участием. Сервис виртуальных конференций Pax Grid; ИП Синяев Д. Н.. - Казань, 2014. - С. 65-70.
  5. Юнг К.Г "Архетипы Юнга и астромифология" СПб.: "Тимоти", 1997. - С. 303-348.
  6. Юнг К.Г. Душа и миф: шесть архетипов. – М.-К.: ЗАО «Совершенство» - «Port-Royal», 1997 . - 384 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle