Библиографическое описание:

Шиманова Е. А. Конструктивные свойства номинатива в лирике С.А. Есенина // Молодой ученый. — 2016. — №6.4. — С. 51-53.



Именительный падеж – один из базовых падежей в языках номинативного строя; в синтаксических терминах часто являющийся подлежащим и выражающий независимое, самостоятельное положение существительного. Он воспринимается любым человеком как нечто фундаментальное, начальное в слове. Например, мы используем именно данный падеж при попытке воспроизведения в памяти определённого вида информации; именительный падеж употребляется и для обозначения темы какого-либо доклада или статьи в научном (и не только) сообществе. Не должно удивить и то, что при всевозможных нарушениях сформировавшейся речи, когда происходит распад грамматики высказывания, на первое место по употребляемости выходит именительный падеж. Кроме того, человек, умеющий осуществлять коммуникацию на двух языках, при переходе с одного языка на другой в случае необходимости будет использовать именительные формы слов, а не иные. «Сила именительного падежа заключается и в наличии значительного числа грамматических вариаций в окончаниях слов: известно, что косвенные падежи часто не делают различий в словах мужского и среднего рода, тогда как окончания таких слов в именительном падеже разнятся» [7].

Так, значимость именительного падежа в разных типах речи подтверждается количеством использований его в сравнении с другими: это треть в письменной речи и половина в устной от всех применений.

Следует отметить, что наравне с богатством значений именительный падеж обладает обширным рядом свойств, которые в рамках заданной темы представляются наиболее значимой позицией в его характеристике. Например, именительный падеж входит в состав большого числа постоянно воспроизводимых оборотов и конструкций, среди которых выделяются:

1) Конструкции с эмоциональными частицами;

2) Тавтологические конструкции;

3) Конструкции наименования.

Постараемся наиболее полно их осветить, обратившись к произведениям Сергея Александровича Есенина.

1) Конструкции с эмоциональными частицами, подразделяющиеся на:

1. Односоставные и эллиптические эмоционально-оценочные высказывания;

2. Двусоставные выделительные высказывания.

1. Односоставные и эллиптические эмоционально-оценочные высказывания – это такие высказывания, которые имеют особую интонацию, могут заключать в себе не только утвердительную форму, но и обязательное отрицание. Вводятся усилительными частицами типа что за, вот, вот это, ну, а также местоимением какой.

Пример утвердительной формы:

…Ах, что залошадь,

Что за лошадь паровоз!

Ее, наверное,

В Германии купили.

(«Письмо деду», 1924)

В данном отрывке наблюдается восторженное отношение героя к паровозу, которое поэт оформляет при помощи усилительной частицы, повторяя ее.

Пример отрицательной формы:

…А теперь что за жизнь?

В тоске изнываю

И порой о тех днях

С грустью вспоминаю.

(«Воспоминание», 1911-1912)

Здесь мы наблюдаем глубокое сожаление, которое С.А. Есенин передал при помощи выражения «что за» с отрицательной окраской.

2. Двусоставные выделительные высказывания определяют субъект, подходящий или не подходящий под определенную характеристику: уж кто-кто, а ты…; не то что мы, которым…; кто если не мы; не что-нибудь, а… :

Не то что мы,

Которым все так

Близко, –

Впадают в диво

И слоны,

Как скромный мальчик

Из Симбирска

Стал рулевым

Своей страны. («Капитан земли», 17 января 1925)

В отрывке видим фразу «не то что мы, которым…», позволяющую поэту придать своей фразе усилительный оттенок. Однако, следует отметить, что в целом конструкции такого типа употребляются С.А. Есениным нечасто.

2) Тавтологические двусоставные конструкции

К подобным конструкциям относят двусоставные предложения, в которых подлежащее и сказуемое выражены одной именной группой: домик как домик или возраст есть возраст. Почему же возникают в языке такие выражения? Прежде всего потому, что одинаковые существительные несут здесь разные функции: подлежащее конкретно, а сказуемое указывает на типичность. Следовательно, подобная конструкция не может быть названа тавтологичной. Иногда при ее использовании полагается, что что-либо не хуже рядовых представителей своей группы (например, этот дом ничем не хуже того дома).

Однако в произведениях Есенина мы находим модификации данных конструкций, имеющих одинаковый с ними смысл.

…Письмо как письмо.
Беспричинно.
Я в жисть бы таких не писал...

(«Анна Снегина» январь, 1925)

Или

Дружище!
Вот это номер!
Вот это почин так почин.

(«Анна Снегина» январь, 1925)

3) Конструкции наименования

Образование происходит при помощи глаголов типа звать, называть, именоваться, называться, зваться, прозвать: его зовут героем.

Руки цепки, руки хватки,

Не зазря зовусь ухват:

Загребу парчу и кадки,

Дорогой сниму халат. («Разбойник», 1915)

Далее рассмотрим еще один ряд свойств именительного падежа. Обратимся к именительному падежу в обособленных именных группах. Как известно, именительный падеж практически не зависит от глагола, достаточно просто отделяется от глагола и создает при этом различные обороты и фразы. В связи с этим выделяют:

1. Именительный темы.

2. Именительный обращения.

3. Именительный пространственно-временной локализации.

1. Именительный темы.

На то, что перед нами именительный темы, указывает обычно следующее: использование местоимения в третьем лице единственном числе в последующем обороте. Именительный темы позволяет акцентировать внимание на самом, по мнению автора, главном.

Ах, любовь! Она ведь всем знакома,

Это чувство знают даже кошки,

Только я с отчизной и без дома

От нее сбираю скромно крошки. (1925)

2. Именительный обращения.

Именительный обращения берет на себя роль звательного падежа в разных типах речи.

Хороша ты, Персия, я знаю,

Розы, как светильники, горят

И опять мне о далеком крае

Свежестью упругой говорят.

Хороша ты, Персия, я знал. (1925)

Или

Но ведь дуб молодой, не разжелудясь,

Так же гнется, как в поле трава…

Эх ты, молодость, буйная молодость,

Золотая сорвиголова! (1925)

3. Именительный пространственно-временной локализации

Данная роль характерна для вводимых авторами сценических ремарок, сливающихся с назывными предложениями. Посмотрим употребление данных форм на примере пьесы С.А. Есенина «Страна негодяев» (1922-1923):

Снежная чаща. Железнодорожная будка Уральской линии.
Чекистов, охраняющий линию, ходит с одного конца в другой.

Именительный падеж в назывных предложениях

Номинативные предложения трактуются как особые конструкции, составленные без использования глагола и состоящие из обособленной именной группы в именительном падеже. «Номинативные (назывные) предложения– односоставные, членимые предложения, в которых семантический субъект и его предикативный признак выражают факт существования, наличия в объективной действительности» [6].

Голубая кофта. Синие глаза.

Никакой я правды милой не сказал. (1925)

Или

Какая ночь! Я не могу.

Не спится мне. Такая лунность.

(30 ноября 1925)

Или

Край любимый! Сердцу снятся

Скриды солнца в водах лонных. (1914)

Есть такие высказывания, в которых практически без исключений имеется подразумеваемое, но не указываемое автором слово:

Мелколесье. Степь и дали.
Свет луны во все концы.
Вот опять вдруг зарыдали
Заливные бубенцы. (21/22 октября 1925)

В данном примере можно наблюдать использование поэтом именительного в назывном предложении наряду с опущением глагола: «свет луны» должен «светить» или «разливаться» и т.д., но подобная «слово-связка» отсутствует в отрывке, не лишая его смысла.

Посредством номинативов можно передать статичное и динамичное состояния, последовательность событий, как в этом примере:

Синий туман. Снеговое раздолье,
Тонкий лимонный лунный свет.
Сердцу приятно с тихой болью
Что-нибудь вспомнить из ранних лет.

(24 сентября 1925)

Здесь мы наблюдаем описание пейзажа при помощи номинативов «свет», «туман», «раздолье».

В некоторых подобных конструкциях должны «участвовать» либо названия событий, либо названия объектов воздействия, указывающие на происходящие события.

Море голосов воробьиных.

Ночь, а как будто ясно. (1925)

Или

Вижу сон. Дорога черная.

Белый конь. Стопа упорная.

Или

Светит месяц. Синь и сонь.

Хорошо копытит конь. (июль 1925)

Типы номинативных предложений:

1) Собственно-бытийные выражают наличие называемого явления, мыслимого во временной протяженности, предметы, расположенные в пространстве, и передают идею их существования:

Синий май. Заревая теплынь.

Не прозвякнет кольцо у калитки. (1925)

Или

Россия…Царщина…

Тоска…

И снисходительность дворянства.

(«Мой путь», 1925)

Или

Сердце остыло, и выцвели очи…

Синее счастье! Лунные ночи! (1925)

2) Указательно-бытийные, кроме значения бытия, существования, содержат указание на имеющиеся предметы и явления. Структурным признаком таких предложений являются указательные частицы вот (вот и), вон, а вот. Семантическая специфика их заключается в указании на появление, обнаружение предмета:

Вот уж вечер. Роса

Блестит на крапиве. (1910)

Или

Вот оно, глупое счастье

С белыми окнами в сад! (1918)

3) Оценочно-бытийные предложения объединяют предложения субстантивного типа, в которых значение бытийности сопровождается оценкой. Структурной особенностью этих предложений являются эмоционально-экспрессивные частицы: ну, то-то, тоже мне, а еще, да и, и же, что за, какой, ай да, прямо и др.:

Какой скандал!

Какой большой скандал!

(«Русь уходящая», 1924)

Или

Эх вы, сани! Что за сани!(1925)

Завершая анализ, отметим, что лирика С.А. Есенина настолько богата употреблением различных конструкций имен существительных, что нам удалось подобрать примеры практически к каждому теоретическому положению сообщения. Употребление номинативов становится продуктивным приемом в литературе, где эмоциональное воздействие на читателя имеет не меньшее значение, чем передача информации. Можно заключить: для выражения значительного количества свойств и проявлений, которыми обладает именительный падеж имен существительных, можно (и нужно) использовать произведения Сергея Александровича Есенина.

Литература:

  1. Виноградов В.В. Русский язык (Грамматическое учение о слове). – М.: Высшая школа, 1972. – 601 с.
  2. Русская грамматика. Т. 2: Синтаксис / Н.Ю. Шведова (гл. ред.). – М.: Наука, 1980.
  3. Зализняк А.А. Грамматический словарь русского языка. – М.: Русский язык. 1980. – 880 с.
  4. Зализняк А.А. Русское именное словоизменение. – М.: Языки славянской культуры, 2002. – 760 с.
  5. Есенин С.А. Стихотворения и поэмы. Сост., вступит. ст. и примеч. Л.Занковской. – М.: Моск. рабочий, 1977. – 224 с.
  6. Современный русский литературный язык / Под. ред. П.А. Леканта. Изд. 4-е, стереотип. – М.: Дрофа, 2007.
  7. Якобсон Р.О. К общему учению о падеже // Якобсон Р.О. Избранные работы. – М.: Прогресс, 1936. – 460 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle