Библиографическое описание:

Романова Е. К. Проблемы функционирования институционального механизма земельной ренты в сельском хозяйстве России // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 531-534.



Институциональные изменения, произошедшие в сельском хозяйстве России в результате реформ ХХ вв. привели к противоречивым результатам. С одной стороны, формально созданы основы рыночной экономики: сформирован институт частной собственности на землю, развивается институт аренды земель сельскохозяйственного назначения. С другой стороны, институциональные изменения привели к кризисным явлениям в аграрном секторе экономики. В связи с этим функционирование институционального механизма земельной ренты характеризуется рядом проблем, связанных с неэффективностью экономических инструментов. Основными проблемами являются несовершенство института спецификации и защиты прав собственности на землю, неэффективность существующей системы налогообложения и системы земельных рентных платежей.

Земельная рента, являясь стоимостной основой рентных отношений, проявляется, как плата за право пользоваться землей в виде различных земельных рентных платежей. Однако плата за землю возникает только в отношениях между собственником и не собственником земли. Следовательно, при исследовании институционального механизма земельной ренты необходимо отметить особую значимость института спецификации и защиты прав собственности на землю. Четкое определение прав собственности на земельные ресурсы позволяет концентрировать ренту.

В РФ площадь земель сельскохозяйственного назначения на 2015 г. составляла 385,5 млн. га, из них 196,2 млн. га — сельскохозяйственные угодья (50,9 %). При этом около 14,5 % земель сельхозназначения (более 56 млн. га) по целевому назначению не используются. [1]

С 2009 г. по 2013 г. по причине выбытия земель из сельскохозяйственного оборота общая площадь сельскохозяйственных угодий сократилась на 16,2 млн. га, в том числе сокращение площади земель, используемых под пашню, составило более 0,2 млн. га. [2] Сокращение сельскохозяйственных угодий связано с выходом из состава собственников земельных долей для организации крестьянских (фермерских) хозяйств, индивидуального предпринимательства расширения личного подсобного хозяйства. Между тем основными пользователями сельскохозяйственных угодий по-прежнему являются сельскохозяйственные организации различных организационно-правовых форм.

По данным на 1 января 2014 г., значительная часть земель сельскохозяйственного назначения находилась в государственной и муниципальной собственности — 257,8 млн. га, или 66,8 % земель категории, в собственности граждан — 114,3 млн. га (29,6 % площади категории), в собственности юридических лиц — 14,0 млн. га (3,6 %).

Из всех земель России, находящихся в частной собственности, на долю земель сельскохозяйственного назначения на 1 января 2014 г. приходилось 96,5 % (128,3 млн. га), из них 74,0 % (94,9 млн. га) составили земельные доли граждан в общей собственности на землю.

На 1 января 2014 г. в результате мероприятий по разграничению государственной собственности на землю в собственности Российской Федерации зарегистрировано 8,5 млн. га, из них предоставлено юридическим лицам в пользование 2,9 млн. га и аренду — 1,5 млн. га. В собственности субъектов Российской Федерации находилось 8,0 млн. га, из них 3,1 млн. га земель предоставлено юридическим лицам в аренду и 1,4 млн. га — в пользование. В муниципальной собственности зарегистрировано 4,6 млн. га, из них предоставлено гражданам во владение 58,9 тыс. га, аренду — 697,8 тыс. га и юридическим лицам в пользование — 403,9 тыс. га, аренду — 2195,5 тыс. га.

Одновременно продолжалось оформление гражданами прав на землю в соответствии с требованиями действующего законодательства, уточнение принадлежности земель долевой собственности, выкуп земельных участков юридическими лицами для сельскохозяйственного производства.

В структуре частной собственности на землю в целом по России наблюдалось сокращение площади земель, находившихся в собственности граждан, при одновременном увеличении собственности юридических лиц. Объяснение происходящего заключается в том, что одна часть граждан реализовала свои права собственника на земельную долю, выделяя ее в натуре (образование земельного участка) с последующей продажей, другая часть граждан осуществила в установленном порядке государственную регистрацию доли в праве общей собственности на земельный участок из земель сельскохозяйственного назначения с последующей ее продажей юридическим лицам или Российской Федерации, субъекту Российской Федерации, муниципальному образованию.

Перечисленные факты позволяют сделать вывод о том, что для институционального механизма земельной ренты сельского хозяйства России существует незавершенность в формировании института спецификации и защиты прав собственности на земли сельхозназначения.

К институциональным факторам, препятствующим спецификации и защите прав собственности на землю следует также отнести слабость и противоречивость законодательной базы, низкую доходность сельскохозяйственных земель, дефицит государственной поддержки экологически и экономически эффективных мероприятий.

Другая проблема функционирования институционального механизма земельной ренты связана с неэффективностью существующей системы налогообложения в сельском хозяйстве России. Преимущественно фискальный характер, высокий уровень налоговой нагрузки, особенно на трудовые ресурсы, низкий уровень собираемости налогов, нарастание задолженности по начисленным платежам и штрафным санкциям и т. п. — все это ухудшает условия воспроизводства и усугубляет и без того тяжелое финансово-экономическое положение сельскохозяйственных предприятий.

По данным академика Д. С. Львова, в отличие от многих других стран основная часть в приросте чистой народнохозяйственной прибыли России составляет природная рента. На ее долю приходится 75 % общего прироста совокупного дохода России. Доля труда в 15 раз, а капитала — примерно в 4 раза меньше. Из чего можно сделать вывод, что почти все, чем сегодня располагает Россия, есть не что иное, как рента от использования ее природно-ресурсного потенциал, ее земли. [3]

Но сегодня рентные доходы в своей подавляющей части не попадают в государственную казну. В определяющей мере этот результат действующей у нас налоговой системы. Применительно к аграрному сектору экономики государство реализует свое право экономически в виде земельного налога.

Однако в современных условиях доходы государства обеспечиваются за счет налогов на доходы юридических физических лиц, взносов на социальное страхование и налогов на потребление, которые неадекватно отражают в налоговой системе вклад основных факторов производства в ВВП, не стимулируют, а сдерживают производственную и коммерческую инициативу предприятий. При этом доля платежей за пользование природными ресурсами невелика.

Итак, отсутствие налога на ренту приводит к тому, что налогами облагаются капитал и труд. Прямо или косвенно до 70 % всех налогов взимается пропорционально фонду оплаты труда. На долю же рентной составляющей приходится не более 15 %, что в итоге искажает реальное соотношение между факторами производства: завышает долю и занижает рентную составляющую в реальном налогообложении в России. Итогом этого является развитие склонности к тому, что все чаще используются различные способы уклонения от налогов, схемы минимизации налогообложения.

Таким образом, существующая система налогообложения не обеспечивает полное изъятие и рациональное перераспределения ренты, что предполагает необходимость ее совершенствования.

Следующая проблема функционирования институционального механизма земельной ренты связана с неэффективностью действующей системы земельных рентных платежей.

Земельные рентные платежи — это денежная форма земельной ренты. Система земельных рентных платежей включает в себя налоговые и неналоговые формы мобилизации доходов рентного характера: земельный налог, арендную плату за землю, рыночную цену земли, залоговую цену земли, возмещение потерь сельскохозяйственного производства, связанных с изъятием сельхозугодий, штрафы за нарушение земельного законодательства. Отсюда земельные рентные платежи можно представить как форму изъятия в бюджет ренты, получение которой обусловлено различием в плодородии, в производительности добавочных вложений капитала, в удобстве обработки и местонахождении земель. Они характеризуют в денежной форме систему экономических отношений, связанных с процессом изъятия земельной ренты в распоряжении государства.

Земельный налог, без сомнений, является одним из наиболее значимых налогов для сельскохозяйственных товаропроизводителей, он играет важную роль в обеспечении равных возможностей хозяйствования для всех людей, работающих на земле, что реализуется путем изъятия земельной ренты у сельскохозяйственных производителей, работающих в относительно лучших условиях.

С 1 января 2006 года был осуществлен переход на новые принципы исчисления земельного налога в зависимости от кадастровой стоимости земельных участков. Налог является местным и вводится в действие органами местного самоуправления, а на федеральном уровне закрепляются лишь базовые принципы его взимания: объект налогообложения, категории налогоплательщиков, налоговая база, налоговый период, а также предельно допустимая ставка налога. Основной новацией стало изменение налоговой базы для исчисления земельного налога.

Земельное законодательство РФ предусматривает два способа определения кадастровой стоимости земельного участка:

  1. в случае наличия рыночной стоимости земли кадастровая стоимость устанавливается в процентах от рыночной стоимости земельного участка;
  2. в случае отсутствия рыночной стоимости для установления кадастровой стоимости Федеральной службой земельного кадастра России по специально разработанным методикам проводится кадастровая оценка земель. Она определяется с учетом плодородия почв, природных и экономических условий, местонахождения земельных участков, а также по назначению и виду функционального использования (земли поселений, земли промышленности, земли сельхозназначения и т. п.).

Однако современная оценка земли производилась на основе старых критериев. Ввиду отсутствия развитого рынка земли для подсчета кадастровой стоимости сельхозугодий брали показатели успешных хозяйств и пересчитывали их в стоимость земли. В результате получилось так, что иногда за суглинки сельским товаропроизводителям приходится платить больше, чем за плодородную землю. Кроме того, встречаются ситуации, когда стоимость земли на одной половине поля может в 2–3 раза отличаться от стоимости земли на второй половине поля из-за того, что эти участки когда-то принадлежали разным по экономической эффективности хозяйствам или, например, определение базовых оценочных затрат производилось в среднем для всех культур, а не для каждой культуры в отдельности. Между тем территориально-дифференцированные свойства сельскохозяйственных угодий значительно влияют на производительность труда и на эффективность производства. Итак, существующие подходы к оценке земельных угодий сельхозназначения слабо учитывают влияние географических, климатических и демографических факторов. Их игнорирование при оценке земель, для которых невозможно определить рыночную стоимость, приводит к необоснованному завышению цены таких участков.

Кроме того, существующая методика кадастровой оценки не отражает нормального уровня рентабельности и не работает в условиях самофинансирования сельского хозяйства. При существующей методике уровень рентабельности составляет 7 %, что не компенсирует даже потери от инфляции. Прежде всего это касается районов, где, согласно существующей методике государственной кадастровой оценке земель, земли были оценены достаточно низко. Это приведет к тому, что ставка земельного налога для высокорентабельных организаций снизится в несколько раз по сравнению с существующей, и соответственно сократятся доходы местных бюджетов.

Максимальная налоговая ставка в отношении земельных участков, отнесенных к землям сельхозназначения или к землям в составе зон сельхозиспользования в поселениях и используемых для сельскохозяйственного производства, зафиксирована в ст. 394 НК РФ в размере 0,3 % от кадастровой стоимости участка. Это намного ниже ставки налога на землю несельскохозяйственного назначения (1,5 %), что представляет собой принцип льготного налогообложения сельскохозяйственного производства. Органы местного самоуправления могут снизить ставку земельного налога с 0,3 % кадастровой стоимости сельхозугодий до 0,2 %. Однако на практике этого не происходит.

До настоящего времени не разработаны механизмы дифференциации налогообложения. Действующая методика определения ставок земельных платежей недостаточно обоснована и является причиной нерационального использования сельхозугодий.

Возникает необходимость в урегулировании вопроса об обеспечении равных условий налогообложения субъектов сельского хозяйства в зависимости от складывающихся природно-климатических условий, т. е. с учетом рентной составляющей.

Итак, наличие проблем функционирования институционального механизма земельной ренты в сельском хозяйстве России позволяет сделать вывод о том, что существующий институциональный механизм земельной ренты в аграрном секторе российской экономики нуждается в совершенствовании.

Литература:

  1. Счетная палата РФ [Электронный ресурс] 18 янв. 2016 г. — режим доступа: http://www.ach.gov.ru/activities/control/25338/
  2. Государственный (национальный) доклад о состоянии использовании земель в Российской Федерации в 2014 г.// Росреестр. — Москва, 2015 г. — с. 9.
  3. Львов Д. С. Перспективы долгосрочного социально-экономического развития России // Вестник Российской Академии Наук. 2003 г. — том 73, № 8. с. 675–697.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle