Библиографическое описание:

Богун И. А., Салимов А. А. К вопросу о завещаниях, совершаемых в чрезвычайных обстоятельствах // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 591-597.



В статье рассматривается порядок совершения завещания лицом, находящимся в положении, явно угрожающем его жизни; критически анализируются выдвинутые рядом авторов предложения по совершенствованию законодательного регулирования порядка совершения такого завещания и выдвигаются предложения учитывать необходимость внесения в завещание, совершенное в подобных обстоятельствах, помимо имущественных распоряжений, также и ряда распоряжений общего характера, потребность в которых вытекает из обстановки, в которой совершается завещание.

Ключевые слова: наследование, наследство, наследник, завещание, чрезвычайные обстоятельства

Keywords: inheritance, inheritor, testament, extraordinary circumstances

Действующее законодательство предусматривает помимо возможности составления нотариально удостоверенных завещаний (а также приравненных к таковым) также и возможность составления завещания в простой письменной форме в том случае, если завещатель находится в положении, явно угрожающем жизни, а в силу сложившихся обстоятельств нет возможности обратиться к нотариусу. Сразу обратим внимание на некоторое несоответствие в тексте закона: статья 1129 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) называется «завещание в чрезвычайных обстоятельствах», хотя из текста статьи следует, что сам гражданин находится в «положении, явно угрожающем его жизни», а чрезвычайные обстоятельства упомянуты применительно к невозможности совершить завещание в нотариально удостоверенной форме, а не в качестве характеристики положения завещателя [1].

Необходимость безотлагательно составить завещание при отсутствии возможности обратиться к нотариусу может возникнуть не только в удаленных и труднодоступных местностях, но даже и в городе — например, в выходной и/или праздничный день. Даже в Москве, при том, что всего в городе насчитывается более семисот нотариусов, по воскресеньям из них работают только двадцать пять, а в праздничный день — девятнадцать [14]. А в небольшом городе или поселке, не говоря уже о селах и деревнях, вообще может не быть ни одного нотариуса, работающего в выходной и/или праздничный день. Следовательно, у лица, находящегося в опасном для жизни состоянии, может не быть возможности обратиться к нотариусу (или пригласить нотариуса к завещателю, что тоже самое).

Положения статьи 1127 Гражданского кодекса Российской Федерации, позволяющие удостоверять завещания «главным врачам, их заместителям по медицинской части или дежурными врачам этих больниц, госпиталей и других стационарных лечебных учреждений, а также начальникам госпиталей» также не во всех случаях позволяют решить возникшую проблему [1]. Как показывает судебная практика, в выходной день лица́, которое имеет право удостоверить завещание, может не оказаться на месте: например, как установил суд в ходе разбирательства дела о подтверждении факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах, наследодатель «была лишена возможности совершить завещание в соответствии с правилами статей 1124–1128 ГК РФ» [7]. Решением суда завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, было признано действительным, так как, несмотря на то, что завещатель находилась в лечебном учреждении, из обстановки вытекала невозможность другого способа совершить завещание, кроме как прибегнуть к простой письменной форме составления [там же].

Норма о завещании, совершенном в чрезвычайных обстоятельствах, является новеллой для российского права, введенной с 01 марта 2002 года [1]. До этого российское законодательство не знало такой формы завещания [2]. Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, как и все прочие виды завещаний, должно быть совершенно в письменном виде: даже в чрезвычайной ситуации совершение завещания в устной форме не допускается. Как указывает С. П. Гришаев (без ссылки на источник информации), «на стадии законопроекта обсуждалась возможность составления в чрезвычайных обстоятельствах и устных завещаний, однако в конечном итоге законодатель не поддержал эту идею, опасаясь возможных злоупотреблений. Такое решение представляется правильным, поскольку суду, если воля завещателя выражена в устной форме, будет чрезвычайно сложно, а зачастую и невозможно установить, какова же была последняя воля завещателя и была ли она вообще» [9, с. 52]. С этим нельзя не согласиться, тем более, что такое понятие как аффидевит неизвестно российскому законодательству, следовательно, проблема подтверждения завещания, совершенного в устной форме, представляется практически неразрешимой («аффидевит — в Великобритании и США письменное показание или заявление, даваемое под присягой и удостоверяемое нотариусом или другим уполномоченным на это должностным лицом при невозможности (затруднительности) личной явки свидетеля») [8].

Порядок совершения завещания вположении, явно угрожающем жизни завещателя

Порядок совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах регулируется статьей 1129 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ):

«1. Гражданин, который находится в положении, явно угрожающем его жизни, и в силу сложившихся чрезвычайных обстоятельств лишен возможности совершить завещание в соответствии с правилами статей 1124–1128 настоящего Кодекса, может изложить последнюю волю в отношении своего имущества в простой письменной форме.

Изложение гражданином последней воли в простой письменной форме признается его завещанием, если завещатель в присутствии двух свидетелей собственноручно написал и подписал документ, из содержания которого следует, что он представляет собой завещание.

2. Завещание, совершенное в обстоятельствах, указанных в абзаце первом пункта 1 настоящей статьи, утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств не воспользуется возможностью совершить завещание в какой-либо иной форме, предусмотренной статьями 1124–1128 настоящего Кодекса.

3. Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах в соответствии с настоящей статьей, подлежит исполнению только при условии подтверждения судом по требованию заинтересованных лиц факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах. Указанное требование должно быть заявлено до истечения срока, установленного для принятия наследства» [1].

Разберем положения процитированной статьи подробнее.

Во-первых, гражданин должен находиться не только в условиях чрезвычайных обстоятельств вообще, но и при этом находиться «в положении, явно угрожающем его жизни» [там же]. Это разумно, так как, как мы покажем ниже, среди указанных в законе чрезвычайных ситуаций есть и такие, которые не несут непосредственной угрозы жизни, или такие, которые могут как нести, так и не нести такую угрозу.

Во-вторых, завещание должно быть совершено в присутствии двух свидетелей. Статья 1129 впрямую не содержит требований к таким свидетелям, но, полагаем, что в данном случае применимы требования к свидетелям, которые содержатся в пункте 2 статьи 1124 ГК РФ, так как в пункте 2 статьи 1124 ГК РФ указано: «при составлении, подписании, удостоверении завещания» [там же]. Отметим, что статья 1129 ГК РФ не требует, чтобы свидетели расписывались на завещании.

В-третьих, завещание автоматически утрачивает силу через месяц, если чрезвычайные обстоятельства прекратились, завещатель остался в живых, но не подтвердил свою волю, совершив завещание в нотариально удостоверенном виде. Как указывает С. П. Гришаев, «еще на стадии разработки и принятия ч. 3 ГК эта норма вызвала бурные дискуссии. Противники ее принятия говорили о возможности злоупотреблений, а также о том, что свидетели могут не понять смысл написанного. Тогда как сторонники указанной нормы ссылались на многочисленные случаи захвата заложников и другие чрезвычайные обстоятельства, определенно угрожавшие жизни граждан. В таких случаях нет реальной возможности составить завещание в обычном порядке. Вопрос же о том, действительно ли речь идет о чрезвычайной ситуации, будет решаться судом с учетом конкретной ситуации» [9, с. 53]. Отметим, что С. П. Гришаев не указывает источник информации о подобных обсуждениях, кроме того, из текста не ясно, относится ли процитированная фраза («эта норма») только к пункту 2 статьи 1129 ГК РФ или к тексту всей статьи 1129 ГК РФ [там же].

В-четвертых, полагаем, положения пункта 2 статьи 1129 ГК РФ следовало бы сформулировать иначе. По нашему мнению, достаточно было бы правила о том, что завещание утрачивает силу через месяц «после прекращения этих обстоятельств», если у завещателя была возможность совершить завещание «в какой-либо иной форме, предусмотренной статьями 1124–1128 ГК РФ» [1]. Действительно, целесообразность существующего ныне указание на необходимость повторно совершать завещание, но теперь уже в нотариальной форме, вызывает сомнения. Ведь если завещатель (в течение указанного месяца) совершит еще одно завещание, полностью дублирующее текст предыдущего, но отличающееся от предыдущего только формой совершения (новое — нотариально удостоверенное), то предыдущее утратит силу просто в силу того, что оно отменено новым завещанием. Кроме того, наличествует правовая неопределенность: законодатель не указал, должно ли новое (т. е. нотариально удостоверенное) завещание, совершенное «в течение месяца после прекращения этих обстоятельств», полностью дублировать предыдущее, или достаточно совершения нотариально удостоверенного завещания с абсолютно любым текстом (в том числе, никак не связанное с предыдущим, например, содержащее только одно указание о порядке наследования любого сколь угодно малоценного имущества), то есть необходим сам факт, что в течение месяца завещатель совершил абсолютно любое нотариально удостоверенное завещание [1]. Полагаем, что пункт 2 статьи 1129 ГК РФ следовало бы изложить в следующей редакции: «Завещание, совершенное в обстоятельствах, указанных в абзаце первом пункта 1 настоящей статьи, утрачивает силу, если завещатель в течение месяца после прекращения этих обстоятельств имел возможность совершить завещание в какой-либо иной форме, предусмотренной статьями 1124–1128 ГК РФ». Тем самым устранится существующая сейчас правовая неопределенность — какое именно (с каким конкретно текстом) завещание должен совершить завещатель, чтобы придать на неопределенный срок правовую силу завещанию, совершенному в условиях чрезвычайных обстоятельств.

Простая письменная форма совершения завещания

Завещания, совершенные в чрезвычайных обстоятельствах, относятся к тому единственному виду завещаний, которые могут быть совершены в простой письменной форме. В юридической литературе встречаются ошибочные утверждения о том, что к завещаниям, совершенным в простой письменной форме, могут быть отнесены и другие виды завещаний. Например, Н. Г. Фатина в своей статье приводит следующую классификацию завещаний:

«Виды завещаний можно классифицировать по форме:

  1. завещания, составленные нотариальной форме:

– нотариально удостоверенные завещания и

– завещания, приравненные к нотариально удостоверенным,

  1. завещания, составленные в простой письменной форме:

– закрытые завещания,

– завещательные распоряжения правами на денежные средства в банках,

– завещания в чрезвычайных обстоятельствах»

(авторская орфография сохранена) [16].

Такую классификацию нельзя признать правильной. Согласно статье 1124 ГК РФ, «составление завещания в простой письменной форме допускается только в виде исключения в случаях, предусмотренных статьей 1129 ГК РФ» (статья 1129 посвящена завещаниям, составленным в чрезвычайных обстоятельствах» [1]. Следовательно, (методом исключения) закрытые завещания следует признать относящимися к нотариально удостоверенным. В противном случае придется признать, что они, как составленные в простой письменной форме, не предусмотренной для данного случая Гражданским кодексом РФ, составлены с нарушением формы, а, как указано в статье 1124 ГК РФ, «несоблюдение установленных ГК РФ правил о письменной форме завещания и его удостоверении влечет за собой недействительность завещания»; то есть, признание того, что закрытые завещания являются составленными в простой письменной форме (а не являются нотариально удостоверенными) эквивалентно признанию тем самым всех таких завещаний недействительными как составленными с нарушением формы [там же]. Также и «завещательные распоряжения правами на денежные средства в банках», по нашему мнению, неверно относить к подвиду завещаний, составленных в простой письменной форме, так как ГК РФ не выделяет их в отдельный вид завещаний и, собственно завещаниями их не именует, ограничиваясь понятием «завещательные распоряжения», в то время как остальные виды завещаний именуются именно завещаниями, а не завещательными распоряжениями (к ним также применим высказанный в предыдущем предложении тезис о том, что простая письменная форма предусмотрена исключительно для завещаний, совершенных в чрезвычайных обстоятельствах) [1; 16].

Определение понятий «чрезвычайные обстоятельства» и «чрезвычайная ситуация»

С приводимыми в литературе мнениями о том, что «понятие чрезвычайные обстоятельства не нашло своего закрепления в гражданском законодательстве, их наличие или отсутствие в каждом конкретном случае должно устанавливаться судом» и «перечень обстоятельств, признающихся чрезвычайными, нормами права не определен» можно согласиться лишь частично [11; 12]. Действительно, то, что завещание было совершено в условиях, непосредственно угрожающих жизни, и завещатель в силу чрезвычайных обстоятельств не имел возможности совершить завещание в установленном порядке должно быть подтверждено судом, как мы и показали выше. Но, как указывает Н. Г. Фатина, «понятия «чрезвычайные обстоятельства» и «положение, явно угрожающее жизни» имеют законодательное определение» (отметим, что мнение о том, что понятие «чрезвычайные обстоятельства» не определено законодательно, является очень живучим и переходит из книги в книгу — например, С. П. Гришаев утверждает: «само понятие чрезвычайных обстоятельств в законе не раскрыто»; под законом здесь, видимо, понимается исключительно Гражданский кодекс Российской Федерации) [9, с. 52; 16]. Отметим, что тут Н. Г. Фатина не совсем точно передает содержание нормативных актов — они содержат определение не чрезвычайных обстоятельств, а чрезвычайной ситуации, но, полагаем, что в данном случае можно применить аналогию закона: ведь и чрезвычайная ситуация и чрезвычайные обстоятельства характеризуются одним и тем же — это неординарные обстоятельства, нарушающие нормальное течение жизни, в том числе, нарушающие ритм работы таких учреждений, как нотариальная контора. По нашему мнению, список упомянутых в законе чрезвычайных ситуаций может быть взят за основу при доказывании того факта, что составление завещания имело место в чрезвычайных обстоятельствах (поскольку перечень собственно чрезвычайных обстоятельств в нормативно-правовых актах отсутствует). Далее Н. Г. Фатина приводит следующий перечень нормативно-правовых актов:

  1. Федеральный закон от 09.01.1996 N 3-ФЗ (ред. от 19.07.2011) «О радиационной безопасности населения».
  2. Приказ Госкомэкологии РФ от 01.03.2000 N 120 «Об упорядочении представления территориальными органами Госкомэкологии России информации о чрезвычайных ситуациях».
  3. Постановление Госгортехнадзора РФ от 29.11.2000 N 67 «Об утверждении Методических рекомендаций по классификации аварий и инцидентов на опасных производственных объектах угольной промышленности» [16].

Первый документ (федеральный закон от 09.01.1996 N 3-ФЗ) попал в список, как мы полагаем, ошибочно. По крайней мере нам не удалось обнаружить в этом документе ни определения понятия «чрезвычайные обстоятельства», ни понятия «чрезвычайная ситуация», ни понятия «положение, явно угрожающее жизни» (ни в одной из пяти редакций данного закона).

Второй документ содержит подробный перечень (в приложении — таблица N 2) чрезвычайных ситуаций и определение ряда понятий, относящихся к чрезвычайным ситуациям (приложение — таблица N 1) [6]. При этом к чрезвычайным ситуациям отнесены, в том числе и такие ситуации, как «заморозки, засуха и крупный град», что только лишний раз подтверждает высказанный выше тезис о том, что завещатель должен находиться не только в чрезвычайных обстоятельствах, но и в «положении, явно угрожающем его жизни» [1; 6].

Третий документ из списка — постановление Госгортехнадзора РФ от 29.11.2000 N 67 «Об утверждении Методических рекомендаций по классификации аварий и инцидентов на опасных производственных объектах угольной промышленности», а точнее утвержденные им «Методические рекомендации по классификации аварий и инцидентов на опасных производственных объектах угольной промышленности РД 05–392–00», не содержат перечня чрезвычайных ситуаций, но содержат следующее определение: «чрезвычайная ситуация — обстановка на определенной территории, сложившаяся в результате аварии, которая может повлечь или повлекла за собой человеческие жертвы, ущерб здоровью людей или ущерб окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности людей» [4].

Таким образом, из системного толкования двух документов можно составить представление об определении понятия «чрезвычайная ситуация» как таковом и о примерном перечне таковых ситуаций. Отметим, что, по нашему мнению, ни определение, ни перечень не являются исчерпывающими, а являются скорее ориентировочными условиями, на основании которых заинтересованная сторона в соответствии с пунктом 3 статьи 1129 ГК РФ может доказывать факт совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах и, следовательно, наличие оснований для признания судом завещания действительным.

Помимо доказывания самого факта совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах и при наличии непосредственной угрозы жизни, заинтересованному лицу необходимо будет доказать еще и правильность порядка совершения завещания, то есть, в том числе, и факт совершения завещания при свидетелях.

Как верно указывает С. П. Гришаев, «непонятно, как заинтересованные лица, по требованию которых суд рассматривает дело, узнают о составлении завещания при чрезвычайных обстоятельствах и каким образом искать свидетелей, присутствовавших при составлении завещания наследодателем» [9, с. 53]. На это указывают и другие авторы: «однако некоторые проблемы в правоприменительной практике могут возникнуть, например, если свидетели, не записавшие в завещании свои данные, скончались одновременно с наследодателем. В этом случае будет отсутствовать подтверждение того, что, во-первых, имелись чрезвычайные обстоятельства, во-вторых, завещатель в их присутствии собственноручно, без постороннего давления, написал и подписал завещание. На основании изложенного предлагается внести в п.1 ст.1129 ГК РФ дополнение следующего содержания: «Свидетели подписывают завещание вместе с завещателем, а также указывают на завещании свои фамилию, имя, отчество и место жительства каждого из них» [12].

Частично соглашаясь с указанными в предыдущем абзаце соображениями (см. пункт 2 раздела «выводы»), полагаем, что поставленные авторами вопросы можно дополнить. Во-первых, может так случиться, что один из свидетелей может погибнуть (или могут погибнуть оба из них), в том числе с утратой тела (например, свидетель может быть смыт за борт) уже после совершения при нем завещания в чрезвычайных обстоятельствах (ведь чрезвычайные обстоятельства на то и чрезвычайные, что предполагают возможность случайной гибели участников). Законом не указано, будет ли в данном случае завещание действительным — ведь порядок совершения завещания соблюден, но отсутствует лицо (лица), способное подтвердить верность соблюдения порядка. Мы особо оговариваем случай, когда один из свидетелей гибнет с пропажей тела — в подобном случае установить факт смерти свидетеля можно будет только в судебном порядке через объявление свидетеля погибшим — ведь до того, как будет найдено тело, он будет считаться пропавшим без вести, а не погибшим, а в случае, если свидетель, например, упал за борт, тело может быть не найдено никогда. Во-вторых, неясно, могут ли три человека быть свидетелями при совершении завещаний поочередно каждым из них. Например, на льдине оказались трое рыбаков. Каждый из них совершает завещание, свидетелями совершения которого выступают двое оставшихся. В случае нахождения завещаний на телах погибших, будут ли завещания признаны действительными? Полагаем, что да. Несмотря на парадоксальность ситуации, формальных признаков нарушения закона здесь не наблюдается, требования, предъявляемые к свидетелям пунктом 2 статьи 1124 ГК РФ, здесь не нарушены [1].

Следует также отметить, что в подобных ситуациях будет разумным включение в завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, специфических распоряжений, направленных на одобрение завещателем определенных действий выживших, например, разрешение на использование предметов одежды. Подобные распоряжения могут снять моральные ограничения, которые выжившие испытывают перед суровой необходимостью раздевать тело погибшего товарища с целью использования его одежды для согревания выживших. Если на это будет получено разрешение от умирающего, то в глазах его товарищей это не будет выглядеть мародерством и не возникнет моральной дилеммы: следует ли похоронить погибшего вместе с его одеждой или следует раздать одежду выжившим. Кроме того, как верно указывается, сама по себе эта малоприятная процедура (раздевать тела недавно умерших товарищей) требует максимальной мобилизации воли и желания жить [10, с. 151]. Не только санкционирование, но и прямое указание умирающего о необходимости выжившим использовать его одежду, повышает шансы оставшихся в живых. Также целесообразно включить в завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, распоряжения относительно погребения тела умершего: следует ли его похоронить по месту гибели или следует при возможности передать тело родственникам. Подобные завещательные распоряжения, несмотря на всю их кажущуюся неуместность, способны впоследствии разрешить многие моральные и юридические проблемы (см. ниже).

Отдельно стоит рассмотреть такую морально сложную для обсуждения тему, как разрешение умирающего на использование выжившими товарищами его тела для употребления в пищу. Такая проблема вовсе не является надуманной. Как следует из сообщений новостных интернет-сайтов, если выжившие (например, находясь на дрейфующем в океане судне или заблудившись в тайге) вынуждены для своего спасения употреблять в пищу части тела погибшего товарища, они зачастую потом становятся объектом нападок со стороны родственников того, чьи фрагменты тела были употреблены в пищу [13; 15]. Разрешение умирающего на употребление его тела в пищу выжившими товарищами, данное в завещании, совершенном в чрезвычайных обстоятельствах, придало бы легитимность подобным действиям и освободило бы выживших от обвинений (зачастую необоснованных) со стороны родственников погибшего. Следует отметить, что широкую известность каннибализм как средство выживания затерянной группы приобрел после того, как стали известными подробности авиационной катастрофы, произошедшей в Андах 13 октября 1972 года. После прекращения поисковых мероприятий (о чем потерпевшие крушение узнали из прослушанной радиопередачи) употребление в пищу тел погибших товарищей было у потерпевших крушение единственным шансом на выживание [17]. Отмечается, что принятие решения на употребление частей тел в пищу было сделано после длительных обсуждений и колебаний [там же].

Выводы

  1. Несмотря на то, что определение чрезвычайных обстоятельств в законе отсутствует, в нормативно-правовых актах содержится как определение чрезвычайной ситуации, так и перечень ситуаций, которые могут считаться таковой. При этом следует иметь в виду, что для целей доказывания в судебном порядке действительности завещания, этот перечень следует рассматривать, скорее, как рекомендуемый, и определение чрезвычайной ситуации как неисчерпывающее. Определения «положения, явно угрожающего жизни» в законе или ином нормативно-правовом акте не содержится, следовательно, его придется доказывать исходя из обстановки [1].
  2. По мнению некоторых авторов, правовое регулирование порядка совершения завещания в чрезвычайных обстоятельствах нуждается в уточнении с целью упрощения доказывания впоследствии соблюдения порядка совершения завещания. Но при этом следует иметь в виду следующее. С одной стороны, введение требования о том, что свидетели должны не только присутствовать при написании завещания, но и расписаться на нем с указанием своего имени и адреса, упростит поиск свидетелей и доказывание в суде. С другой стороны, лицо, находящееся в чрезвычайной ситуации может не обладать специальными познаниями и уж тем более не иметь возможности ознакомиться с требованиями закона относительно действий свидетелей. Свидетели, присутствующие при составлении завещания, также могут не знать о требованиях закона, касающихся порядка составления завещания в чрезвычайных обстоятельствах. Просто присутствовать при составлении завещания, это нормальное человеческое побуждение, которое может быть продиктовано не знанием нормы закона, а вытекать из ситуации. Следовательно, введение в закон требований об подтверждении свидетелями своими подписями составления завещания может сделать невозможным впоследствии признание этого завещания действительным в судебном порядке: не имеющие специальных знаний свидетели могут не соблюсти порядок совершения исключительно в силу незнания требований закона. Как верно указывается (правда, по другому поводу — насчет необходимых реквизитов завещания, совершенного в угрожающих жизни обстоятельствах): «человек может не знать о каких-либо формальностях, либо попросту забыть их исполнить, находясь в таких угрожающих жизни обстоятельствах» [11].
  3. Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, это единственный вид завещаний, который может совершаться в простой письменной форме, закрытое завещание, как мы показали — это нотариально удостоверенное завещание. Мнение о том, что закрытое завещание также является совершенным в простой письменной форме является ошибочным.
  4. Завещание, совершенное в чрезвычайных обстоятельствах, позволяет, помимо имущественных распоряжений, урегулировать ряд вопросов неимущественного характера и там самым снять моральную ответственность с лиц, вынужденных совершать неоднозначные трактуемые поступки — например, использовать одежду погибшего товарища для согревания (а, следовательно, выживания) оставшихся в живых участников экспедиции.

Литература:

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья)" от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 15.02.2016) // «Собрание законодательства РФ», 03.12.2001, N 49, ст. 4552.
  2. «Гражданский кодекс РСФСР» (утв. ВС РСФСР 11.06.1964) // «Ведомости ВС РСФСР», 1964, N 24, ст. 407 (утратил силу).
  3. Федеральный закон от 09.01.1996 N 3-ФЗ (ред. от 19.07.2011) «О радиационной безопасности населения» // «Собрание законодательства РФ», 15.01.1996, N 3, ст. 141.
  4. Методические рекомендации по классификации аварий и инцидентов на опасных производственных объектах угольной промышленности РД 05–392–00 (утв. постановлением Федерального горного и промышленного надзора России от 29 ноября 2000 г. N 67) // «Безопасность труда в промышленности», 2001 г., N 1.
  5. Постановление Госгортехнадзора РФ от 29.11.2000 N 67 «Об утверждении Методических рекомендаций по классификации аварий и инцидентов на опасных производственных объектах угольной промышленности» // Официально опубликован не был.
  6. Приказ Госкомэкологии РФ от 01.03.2000 N 120 «Об упорядочении представления территориальными органами Госкомэкологии России информации о чрезвычайных ситуациях» // Официально опубликован не был.
  7. Решение Пятигорского городского суда Ставропольского края от 29 ноября 2013 года по делу 2–3371/2013 ~ М-3652/2013 // Режим доступа: https://piatigorsky--stv.sudrf.ru (дата обращения: 29.02.2016)
  8. Большой юридический словарь / Авт.-сост. В. Н. Додонов, В. Д. Ермаков, М. А. Крылова и др.; под ред. А.Я Сухарева, В. Е. Крутских. — М.: Инфра-М, 2003. — 704 с.
  9. Гришаев С. П. Наследственное право: учебно-практическое пособие. — М.: Проспект, 2015. — 184 с.
  10. Ракитин А. Перевал Дятлова: загадка гибели свердловских туристов в феврале 1959 года и атомный шпионаж на советском Урале. — Москва; Екатеринбург: Кабинет. ученый, 2014. 2-е изд., испр., доп. — 892 с.
  11. Попова Ю. А., Федорова И. В. Завещание в чрезвычайных обстоятельствах: вопросы теории и практики // Политематический сетевой электронный научный журнал Кубанского государственного аграрного университета. — 2015. — № 109. — С. 848–865.
  12. Свиридова Е. А. Основания недействительности отдельных видов завещаний в гражданском праве России и Беларуси // Государство и право: теория и практика: материалы III междунар. науч. конф. (г. Чита, июль 2014 г.). — Чита: Издательство Молодой ученый, 2014. — С. 40–43.
  13. На дрейфовавшего больше года в открытом море рыбака подали в суд за каннибализм // Интернет-газета «Лента.ру» (Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77–42043 от «22» сентября 2010 года) // Режим доступа: https://lenta.ru/news/2015/12/16/fisherman/ (дата обращения: 29.02.2016)
  14. Нотариусы города Москвы // Официальный веб-сайт Московской городской нотариальной палаты [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.mgnp.info/interactive-map/ (дата обращения: 28.02.2016)
  15. СК выбрал статью для рыбака-каннибала // Интернет-газета «Лента.ру» (Свидетельство о регистрации средства массовой информации Эл № ФС77–42043 от «22» сентября 2010 года) // Режим доступа: https://lenta.ru/news/2013/11/08/cannibal/ (дата обращения: 29.02.2016)
  16. Фатина Н. Г. История развития законодательства о завещаниях [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://notfatina.ru/index.php/to-colleagues/62–2011–12–27–15–20–02 (дата обращения 24.03.2016).
  17. TheAndesAccident (интернет-сайт, посвященный авиакатастрофе в Андах 13 октября 1972 года) [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.viven.com.uy/571/eng/historia.asp (дата обращения: 29.02. 2016)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle