Библиографическое описание:

Иванюк И. А. Условия стабилизации финансовых показателей нефтегазовых компаний на фоне падения цен на нефть на мировом рынке // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 432-435.



В статье выполнен анализ динамики основных финансовых показателей компаний нефтегазовой отрасти России в условиях падения цен на нефть. Выявлены тенденции и перспективы развития отрасли в современных экономических условиях.

Ключевые слова: нефтегазовая отрасль, санкции, падение цен на нефть, девальвация рубля, финансовые показатели компании.

Начало падения нефтяных цен в середине 2014 года стало основным фактором девальвации рубля, который за II полугодие 2014 года подешевел практически в два раза. Ослабление национальной валюты, в свою очередь, привело к разгону инфляции, достигшей пика в марте 2015 года на уровне 16,9 % [5].

Большинство экспертов уже не сомневаются, что текущий спад на нефтяном рынке с большой вероятностью будет носить долгосрочный характер, в отличие от ситуации пятилетней давности, когда произошло «схлопывание спекулятивного пузыря» [4]. Согласно июльским данным, добыча нефти странами ОПЕК продолжала расти, составив рекордные с 2008 года 32 млн. баррелей в сутки. Добавив к этому перспективы повышения экспорта из Ирана и возможное восстановление производства в Ливии, нивелирование дисбаланса на мировом рынке в ближайшее время маловероятно.

Глобальному сокращению добычи сырья на фоне низкого уровня мировых цен мешает ее стремительный рост в странах ОПЕК, который с февраля по июнь 2015 года составил 1,5 млн. баррелей в сутки, доведя совокупную добычу членов нефтяного картеля до 31,7 млн. баррелей в сутки в июне 2015 года[6]. При этом даже возобновление падения цен на нефть с середины апреля не заставило ОПЕК прекратить увеличение добычи. В результате аналитики инвестбанка Morgan Stanley [8] оценили величину текущего избытка сырья на мировом рынке в 0,8 млн. баррелей в сутки.

При сохранении прогноза роста мирового среднесуточного потребления в 2016 году (+1,4 млн. баррелей в день) для нивелирования прироста добычи в странах ОПЕК потребуется как минимум год (при условии, что наращивание добычи остановится). Поэтому мировой рынок сбалансируется в лучшем случае во второй половине 2016 года, в результате чего текущий спад на рынке нефти может стать самым масштабным с 1971–1972 гг.

Санкции в отношении российских нефтегазовых компаний были введены в августе — сентябре 2014 г., их суть заключается в запрете на поставки оборудования и технологий, которые могут использоваться для разведки и добычи трудноизвлекаемой нефти, а также реализации шельфовых проектов [4].

По итогам 2015 года добыча нефти в России составила 526,1 млн. т, что на 0,5 % выше уровня 2013 года. Фактический показатель оказался немного больше значений, которые прогнозировало Минэнерго России (525 млн. т). Прирост был обеспечен увеличением добычи на ряде месторождений в Восточной Сибири и на Каспии [5].

Возможное влияние снижающихся цен на нефть в некоторой степени было компенсировано падением курса рубля относительно доллара, которое за период с 1 июля по конец декабря 2014 г. составило более 70 %. В результате таких курсовых изменений снижение цены нефти марки Urals в рублях оказалось не таким масштабным, как в долларах. Так, за тот же период цена нефти в долларах снизилась со 106 долл. до 51 долл. (на 52 %), а в рублях падение составило всего около 15 %; причем это падение в основном пришлось на вторую половину декабря, в то время как до этого рублевые цены на нефть оставались на стабильном уровне [6].

Таким образом, рублевые доходы нефтяных компаний от экспорта нефти практически не менялись, а большая часть их издержек (НДПИ, вывозные таможенные пошлины) также осталась на прежнем уровне, так как оплачивается в рублях.

Снижение курса рубля имеет для нефтяных компаний и негативные последствия. Прежде всего это касается двух статьей расходов [2]:

 услуги иностранных компаний при реализации проектов на территории России (в первую очередь нефтесервис);

 закупки иностранного оборудования и машин.

В среднем данные направления расходов по новым операциям должны увеличиться на разницу в курсе, то есть на 50 %. Этот фактор в перспективе может вынудить нефтяные компании пересматривать инвестиционные планы из-за ограниченности финансовых ресурсов и отменять некоторые проекты. В зону риска могут попасть высокозатратные и сравнительно малорентабельные проекты, в том числе шельфовые и связанные с трудноизвлекаемыми запасами нефти.

Сокращение валютных доходов не повлияло на уровень добычи в нефтяной отрасли, в которой наблюдался некоторый рост до 526 млн. т по итогам 2015 года (что объясняется во многом технологическими особенностями добычи). В газовой отрасли на фоне сократившегося объема экспорта и сохранившегося примерно на уровне предыдущего года объема внутреннего потребления (около 460 млрд. куб. м по предварительным оценкам), добыча также несколько снизилась (приблизительно до 640 млрд. куб. м по итогам 2015 года). Выработка электроэнергии, которая имеет наиболее тесную связь с внутренним потреблением и динамикой ВВП, в 2015 году по отношению к предыдущему году почти не изменилась, составив 1056,8 млрд. кВт ч [6].

Несмотря на сокращение выручки нефтегазовых и угольных компаний в валютном выражении, финансово-экономические показатели отраслей ТЭК в рублях за 11 месяцев 2015 года в большинстве своем не ухудшились. Это объясняется, во-первых, почти синхронным с изменением цен на нефть ростом курса доллара к рублю (актуально для компаний-экспортеров), а во-вторых, некоторой инертностью ряда показателей.

В первую очередь, на изменение экономической ситуации реагируют финансовые показатели.

В рублевом эквиваленте по данным Росстата по итогам 10 месяцев 2015 года не наблюдается снижение прибыли (до налогообложения) или выручки по основным отраслям ТЭК за исключением нефтепереработки (снижение на 32 % по отношению к аналогичному периоду 2014 года). Однако снижение объема прибыли в нефтепереработке наблюдается несколько последних лет и во многом связано с реализацией программ по модернизации НПЗ [7].

Доля просроченной задолженности по обязательствам (кредиторская задолженность, задолженность по кредитам банков и полученным займам) в суммарной задолженности по итогам 10 месяцев 2015 года в нефтегазодобывающей отрасли не изменилась (в последние годы составляет 2–3 %) 3. Показатель несколько вырос в нефтепереработке (с 2 % в 2013 году до 5 % по итогам 10 месяцев 2014 года) и в электроэнергетике (с 9 % в 2013 году до 11 % по итогам 10 месяцев 2014 года). Однако критического роста доли просроченной задолженности по отраслям ТЭК за рассматриваемый период не наблюдалось, т. е. компании преимущественно вовремя платили по обязательствам [7].

Отношение оборотных активов к краткосрочным обязательствам для большинства отраслей ТЭК также по итогам 10 месяцев 2015 года не подверглось существенным изменениям по сравнению с предыдущим периодом.

Следует рассмотреть изменение доли просроченной дебиторской задолженности (ДЗ) в суммарной ДЗ отраслей ТЭК. Данный показатель не отражает состояния отраслей ТЭК, но позволяет оценить, как изменилось внешнее для них условие — платежеспособность контрагентов (включая потребителей). Доля просроченной ДЗ растет в электроэнергетике (уже не первый год), но также впервые за несколько лет выросла в нефтегазовой промышленности (на 2–3 п. п., в добыче — с 8 % за 10 месяцев 2014 года до 12 % за 10 месяцев 2015 года).

По итогам 10–11 месяцев 2015 года негативные тенденции в ТЭК России характерны для экспортных доходов на все энергоресурсы и для производственных показателей в газовой отрасли (спад) и электроэнергетике (отсутствие роста). Данные тенденции являются преимущественно следствием внешнеэкономической конъюнктуры [5].

По оценкам Минэкономразвития России или Банка России, в ближайшие два года ожидается ухудшение экономических показателей в России, поэтому основные трудности для отраслей ТЭК впереди и еще не отслеживаются на текущих финансово- экономических показателях [5].

Несмотря на указанные, в некоторой степени, негативные тенденции в развитии нефтегазового сектора в условиях кризиса и санкций в качестве ключевых событий для российских нефтегазовых компаний следует выделить следующие [6]:

 получение ОАО «НОВАТЭК» 150 млрд. руб. из Фонда национального благосостояния России (ФНБ) на реализацию проекта «Ямал СПГ». ОАО «НК «Роснефть» также подало заявку на предоставление средств на 12 своих проектов, но высокая долговая загрузка компании в условиях финансовых санкций не позволит ей справиться собственными силами. Так, в 2015 году ОАО «НК «Роснефть» предстояло выплатить свыше 20 млрд. долл. долговых обязательств, часть средств из которых была получена от Китая в рамках нефтяного соглашения, а оставшаяся часть рефинансирована.

 подписание распоряжения (№ 2358-р) об отчуждении для последующей приватизации 19,5 % акций ОАО «НК «Роснефть» по цене не ниже рыночной, определенной на основании отчета независимого оценщика, но не ниже цены первичного публичного размещения, реализованного в 2006 году. В результате доля государства в компании может сократиться с 69,5 % до 50 % плюс одна акция. Приватизация госкомпании проводится в рамках утвержденного плана приватизации федерального имущества на 2014–2016 годы.

 повышение пропускной способности ВСТО-1 с 50 до 58 млн. т. в год в результате запуска трех новых нефтеперекачивающих станций «Транснефть». Расширение мощности нефтепровода позволит нарастить экспорт нефти в страны Азиатско-Тихоокеанского региона, в том числе в Китай.

Таким образом, финансовые показатели компаний нефтегазового комплекса, а вместе с ними и финансовая устойчивость корпораций, находятся по влиянием внешних и внутренних факторов. При этом корректировка и оптимизация финансового состояния возможна только в случае интегрированного взаимодействия Правительства и руководства компаний с целью выработки и реализации эффективных стратегий управления и снижения влияния кризиса и санкций на развитие системообразующей отрасли.

Литература:

  1. Гуреева М. А. Основы экономики нефтяной и газовой промышленности: учебник. М.: Академия, 2011.
  2. Крюкова, О. Г. Предупреждение рисков — условие стабильного развития фирмы / О. Г. Крюкова // Эффективное антикризисное управление. — 2011. — № 3 (66). — С. 74–80.
  3. Руднева Л. Н. Основы экономической деятельности предприятий нефтяной и газовой промышленности: учеб. пособие. Тюмень: Вектор Бук, 2008.
  4. Аналитический центр при Правительстве РФ. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://ac.gov.ru/
  5. Министерство экономического развития РФ. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://economy.gov.ru/
  6. Национальное рейтинговое агентство. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.ra-national.ru/
  7. Федеральная служба государственной статистики РФ. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.gks.ru/
  8. MorganStanley. [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.morganstanley.ru/

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle