Библиографическое описание:

Руженцева М. С. Добросовестность сторон спора о праве на товарный знак // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 620-623.



В статье охарактеризованы обстоятельства, требующие учета в спорах о праве на товарный знак, приведены примеры дел об оспаривании прав на товарные знаки. Предложена классификация споров, включающих случаи недобросовестного поведения сторон.

Ключевые слова: товарные знаки, недобросовестность, споры, Роспатент.

Товарные знаки являются на сегодняшний день неотъемлемой частью любой коммерческой деятельности, поэтому неудивительно, что споры, связанные с предоставлением и защитой прав на товарные знаки, приобретают значительные масштабы. Рассмотрение таких споров осуществляется как в административном, так и судебном порядках. В частности, за защитой нарушенных прав на товарный знак следует обращаться в суд, а для оспаривания регистрации товарного знака предусмотрен досудебный порядок: возражение подается в Роспатент, а затем, в случае несогласия одной из сторон с решением Роспатента, последнее может быть обжаловано в суде.

Практика показывает, что в большинстве случаев с возражением против предоставления правовой охраны товарному знаку в Роспатент обращаются нарушители исключительных прав на товарные знаки. Такие споры инициируются предпринимателями как ответная мера на претензию правообладателя.

Это означает, что подача возражения в Роспатент, во многих случаях, имеет своей целью скомпенсировать давление правообладателя, основанное на положениях пункта 3 статьи 1484 ГК РФ, запрещающего использование товарного знака или сходного с ним до степени смешения обозначения без разрешения правообладателя [1].

Так, Роспатентом было рассмотрено возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку «SIXAXIS», принадлежащему компании Sony, заинтересованность в подаче которого была обусловлена тем, что «лицо, его подавшее, заказывает и реализует на территории контроллеры (джойстики) для видеоигр, на упаковке одного из которых указывается «6AXIS» (шестиосевой, 6-осевой), что послужило основанием для подачи правообладателем иска о нарушении его прав» [2]. Аналогичным образом была мотивирована заинтересованность и в споре в отношении товарного знака «VOGUE», зарегистрированного на имя известного французского издательства [3].

Таким образом, несмотря на то, что возражение может быть необоснованным, правообладателю предстоит отстаивать свое исключительное право на товарный знак, готовить мотивированную позицию и, в необходимых случаях, подготавливать доказательства правомерности регистрации товарного знака, что потребует как материальных, так и временных затрат.

Изложенное иллюстрирует, что споры, касающиеся прав на товарные знаки, могут иметь неблагоприятные последствия как для нарушителей, так и для правообладателей.

Первым этапом большинства споров является претензия правообладателя в адрес нарушителя, который решает, бороться или уступить. В зависимости от ряда обстоятельств, ответ на этот вопрос неоднозначен.

К таким обстоятельствам можно отнести следующие:

 затраты, понесенные нарушителем, в раскрутку товара под спорным товарным знаком;

 характер нарушения: идет ли речь об использовании обозначения, тождественного зарегистрированному ранее товарному знаку конкурента, или следует говорить лишь о сходстве, которое может носить субъективный характер;

 известность спорного товарного знака и/или компании-правообладателя, поскольку бороться за свои права с крупной-компанией, владельцем десятков товарных знаков, гораздо сложнее, учитывая наличие у таких компаний целого штата специалистов-юристов;

 добросовестность поведения сторон спора, характеристика которой существенно влияет на способы борьбы за право на товарный знак.

Ввиду того, что первые три обстоятельства являются строго индивидуальными в каждом конкретном случае, а добросовестность участников гражданских правоотношений предполагается, то существенный практический интерес имеет оценка реальной добросовестности сторон спора.

Анализ практики споров о праве на товарный знак позволил выявить четыре группы случаев, когда в действиях сторон (-ы) спора можно усмотреть признаки недобросовестного поведения.

  1. Недобросовестное поведение, выразившееся в попытке использования репутации известного товарного знака.

В такой ситуации при оспаривании права на товарный знак инициаторы спора (владельцы известных обозначений) обосновывают недействительность регистрации товарного знака нарушением положений пункта 3 статьи 1483 ГК РФ. При разрешении такого спора важным аргументом является то, что товары известной компании и товары, маркированные оспариваемым товарным знаком, могут быть восприняты потребителями как происходящие из одного источника.

Например, в споре о товарном знаке «braun», зарегистрированном в отношении холодильников для вина, Роспатент принял решение в пользу всемирно известной компании Braun, производящей предметы мелкой бытовой техники, усмотрев угрозу введения потребителей в заблуждение [4]. Также и в споре о товарном знаке «FUNNY JAGUAR», зарегистрированном и использовавшемся в отношении детских трехколесных велосипедов, выиграла компания Jaguar Cars, являющаяся известной компанией по производству автомобилей [5].

  1. Недобросовестное поведение, выразившееся в регистрации известного за рубежом товарного знака, которая будет препятствовать выходу на российский рынок иностранной компании.

Имеется ввиду регистрация российским лицом товарного знака, уже раскрученного за рубежом и принадлежащего иностранной компании, но ранее не зарегистрированного в России. В этом случае попытка выйти на российский рынок иностранной компанией, имеющей такой же или сходный до степени смешения товарный знак, обернется для нее спором об интеллектуальных правах, результат разрешения которого будет зависеть от многих факторов.

Оспаривание такого товарного знака осуществляется, как правило, по основаниям, предусмотренным положениями пунктов 3 и 8, реже пункта 9 статьи 1483 ГК РФ.

Так, в 2005 году регистрация на имя российской компании товарного знака, воспроизводящего известный логотип компании Starbucks Corp., была признана недействительной в связи с тем, что включает фрагмент объекта, охраняемого авторским правом, и способна ввести потребителей в заблуждение [6].

В другом случае, Роспатент дважды отказал в признании недействительной регистрации на имя российской компании товарного знака «MINNKOTA», принадлежащего в США производителю лодочных моторов — компании Johnson Outdoors Marine Electronics. По результатам рассмотрения этих возражений, мотивированных введением потребителей в заблуждение [7], Johnson Outdoors Marine Electronics была вынуждена пойти на мирное урегулирование спора с российской компанией [8].

  1. Недобросовестное поведение, выразившееся в регистрации в качестве товарного знака обозначения, необходимого для использования всеми участниками рынка в данной сфере.

В данном случае речь идет об обозначениях, которые являются описательными, характеризующими товары или не обладающими различительной способностью вследствие повсеместного использования в определенной сфере.

Следует отметить, что оспаривание по указанному основанию, предусмотренному пунктом 1 статьи 1483 ГК РФ, представляет собой сложную задачу, так как все заявляемые на регистрацию обозначения проверяются на соответствие данному требованию в ходе экспертизы заявленного обозначения (см. статью 1499 ГК РФ).

Так, в споре, касающемся товарного знака «BlackRussian», принятое Роспатентом решение об описательности данного обозначения в отношении алкогольных коктейлей [9], было оспорено правообладателем в суде. Суд решил, что «словесное обозначение «BlackRussian» является не описательным, а фантазийным, поскольку не указывает на вид товара, не описывает его свойства, состав и назначение» [10].

В другом случае, в отношении товарного знака «Беленькая», Роспатентом было отказано в признании товарного знака характеризующим товар «водка» и не обладающим различительной способностью, а кроме того, были учтены материалы, касающиеся длительного использования обозначения, в результате которого оно приобрело дополнительную различительную способность [11].

Одним из наиболее ярких примеров сложности оспаривания регистрации товарного знака в связи с его неохраноспособностью, является спор в отношении товарного знака «Антигриппин», разрешение которого осуществлено с учетом принятого судебного акта, в котором обозначение «Антигриппин» признано «вошедшим во всеобщее употребление для обозначения лекарственного препарата от гриппа и простуды и не обладающим различительной способностью» [12]. В ответ на исковое заявление о нарушении исключительных прав на товарный знак фармацевтическая компания, производитель препарата «Антигриппин», собрав достаточное количество доказательств, обратилась в Федеральную антимонопольную службу о признании действий, связанных с регистрацией противопоставляемых товарных знаков, недобросовестной конкуренцией, а также в Роспатент с возражением против предоставления этим товарным знакам правовой охраны. Решением Роспатента исключительные права на товарный знак «Антигриппин» были признаны недействительными.

  1. Недобросовестное поведение одной из сторон конфликта компаний, организованных лицами, сотрудничавшими ранее.

Случаи, когда учредители компании ссорятся, являются нередкими. При этом, если компания работала на рынке давно и имела свой (а может и не один) товарный знак, то, в случае раскола в компании, следует определиться, в собственности какого из учредителей останется товарный знак. Недостаточное внимание к этому вопросу может привести к блокированию дальнейшей работы компании.

Например, имея полномочия директора, один из учредителей вправе заключить договор об отчуждении исключительного права на товарный знак компании в пользу подконтрольного только ему юридического лица. Компания, оставшаяся без товарного знака, не сможет его использовать, а в случае, когда товарный знак сопровождает всю деятельность компании, ее работа может быть и вовсе заблокирована.

Примером такого спора является возражение против предоставления правовой охраны товарному знаку «Janett», зарегистрированному на имя бывшего учредителя и директора компании, который впоследствии обратился к компании с претензией о нарушении его исключительных прав на товарный знак [13]. Итогом спора стало решение, принятое в пользу компании-производителя, доказавшей недействительность прав бывшего учредителя на товарные знаки. Договор об отчуждении исключительных прав на товарные знаки компании был признан недействительным, а регистрация еще одного товарного знака была признана недействительной в связи с несоответствием пунктам 6 и 8 статьи 1483 ГК РФ.

Еще один случай конфликта бывших компаньонов может быть проиллюстрирован на примере спора о товарном знаке «ЭНЕРГОЛАБ» [14]: в поступившем в Роспатент возражении указывалось на несоответствие регистрации товарного знака положениям подпункта 2 пункта 1, пункта 8 статьи 1483, статьи 10 ГК РФ, статьи 10-bis Парижской конвенции [15], статьи 14 Закона о защите конкуренции [16]. Отказ Роспатента в удовлетворении возражения, мотивированный недоказанностью несоответствия регистрации пунктам 1 и 8 статьи 1483 ГК РФ, а также отсутствием доказательств признания действий правообладателя недобросовестной конкуренцией уполномоченным органом (ФАС РФ или судом), был оспорен в Суде по интеллектуальным правам, признавшим недействительным решение Роспатента, поскольку «действия правообладателя спорного товарного знака по его регистрации и последующие действия являются злоупотреблением правом» [17].

Последняя группа споров, возникающих в результате конфликта ранее сотрудничавших предпринимателей, как правило, всегда разрешается окончательно лишь в суде. Как правило, каждая из сторон полагает, что с ее стороны вложено достаточно материальных или интеллектуальных средств, и она имеет право на спорный знак. Оценка поведения сторон такой категории споров с точки зрения их добросовестности способна существенно повлиять на результат разрешения спора.

Предложенная классификация случаев недобросовестного поведения участников споров может быть расширена и иными способами осуществления своих прав на товарные знаки субъектами хозяйственной деятельности (например, спорные вопросы регистрации советских обозначений) или уточнена при отнесении иных случаев к имеющимся группам. Выявление тенденций принятия решений по каждому виду случаев может способствовать выработке единообразного подхода к разрешению подобных споров.

В завершение нужно отметить, что, несмотря на все сложности разрешения споров о праве на товарные знаки, наша страна сделала много шагов в законодательном урегулировании этих вопросов, и, будем надеяться, скоро случаи недобросовестного поведения станут редкостью для наших предпринимателей.

Литература:

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации
  2. Решение Роспатента по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 343423 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  3. Решение Роспатента по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны на территории Российской Федерации знаку по международной регистрации № 158005 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  4. Решение Роспатента от 16.10.2014 по результатам рассмотрению возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 321914 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  5. Решение Роспатента от 29.12.2014 по результатам рассмотрению возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 465058 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  6. Решение Палаты по патентным спорам по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 274659 (http://bazazakonov.ru/doc/?ID=1502820)
  7. Решения Роспатента по результатам рассмотрения возражений против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 352530 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  8. Сведения о товарном знаке по свидетельству № 352530 (http://www1.fips.ru/wps/portal/Registers/)
  9. Решение Роспатента по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 381529 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  10. Решение Суда по интеллектуальным правам от 02.12.2014 по делу № СИП‑547/2014 (http://kad.arbitr.ru/)
  11. Решение Роспатента по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 207635 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  12. Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 09.10.2012 по делу № А56–67472/2011 (http://kad.arbitr.ru/)
  13. Решения Роспатента по результатам рассмотрения возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 516250 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  14. Решение Роспатента от 26.07.2014 по результатам рассмотрению возражения против предоставления правовой охраны товарному знаку по свидетельству № 474068 (http://www.fips.ru/SiteDocs/pps_search.htm)
  15. Парижская конвенция по охране промышленной собственности от 20 марта 1883 г., пересмотренная в Брюсселе 14 декабря 1900 г., в Вашингтоне 2 июня 1911 г., в Гааге 6 ноября 1925 г., в Лондоне 2 июня 1934 г., в Лиссабоне 31 октября 1958 г., в Стокгольме 14 июля 1967 г. и измененная 2 октября 1979 г.
  16. Федеральный закон от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции»
  17. Решение Суда по интеллектуальным правам от 30.10.2014 по делу № СИП‑769/2014 (http://kad.arbitr.ru/)

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle