Библиографическое описание:

Серебреников М. В. Дифференциация признаков преступного нарушения правил охраны труда и неосторожных преступлений против жизни и здоровья человека // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 626-628.



В современном уголовном законодательстве существует множество пробелов. В связи с этим у работников правоохранительных органов возникают проблемы при квалификации тех или иных преступлений. Довольно часто возникают ошибки при установлении признаков совершенных преступлений связанных с нарушениями правил охраны безопасности труда. Для правоохранительных органов порой весьма затруднительно разграничивать составы ст. 143 УК РФ и ст. 109 и 118 УК РФ. Хотя между данными составами существует ряд важных для практики различий.

Дифференциация объекта преступных нарушений правил охраны труда от объекта неосторожных преступлений против жизни и здоровья человека (ст. 109, 118 УК РФ) заключается в том, что при преступном нарушении правил охраны труда (ст. 143 УК РФ) под охрану попадают здоровье и жизнь человека, который находится в условиях трудовой зависимости.

Правопорядок работодателя, которому обязан подчиняться работник, ставит последнего в зависимость и сужает возможность свободного волеизъявления, а это, в свою очередь, требует установления в уголовном законе определенных гарантий. При таком состоянии зависимости возникает сопряженность с воздействием на человека различных факторов производственной среды (так же вредных и опасных факторов при производстве). В связи с этим, объектом преступных нарушений правил охраны труда выступают общественные отношения, которые обеспечивают защищенность жизни и здоровья человека от вредных и опасных производственных факторов в условиях подчиненного труда.

Объектом же преступлений против жизни и здоровья человека принято считать следующее: — «жизнь человека» [2, c. 48] и «общественные отношения, закрепляющие сохранность основ здоровья, под которым понимается целостность, нормальное функционирование наиболее важных органов и систем человеческого организма» [7, c. 255].

Существует определенная специфичность при разграничении по объекту составов преступлений, которые предусмотрены ст. 143 УК РФ и ч. 2 ст. 109 УК РФ.

По мнению Г. Н. Борзенкова, по ч. 2 ст. 109 УК РФ ответственность за совершение деяния повышается, в связи с тем, что объектом данного преступления является не только жизнь человека, но и общественные отношения в сфере выполнения лицом своих профессиональных обязанностей [1, c. 161]. Под надлежащим же исполнением лицом своих профессиональных обязанностей следует понимать невыполнение или недобросовестное выполнение требований и предписаний, обязательных для лиц, осуществляющих ту или иную профессиональную деятельность, результатом чего явилась смерть потерпевшего [6. c. 271–272].

В современных реалиях обеспечение безопасности условий труда также можно представить, как сферу профессиональных обязанностей лиц, которые контролируют соблюдение правил техники безопасности и иных правил охраны труда.

Таким образом, можно определить, что в Главе 16 УК РФ содержатся «общие» составы преступлений, которые объединены одинаковыми последствиями от преступного посягательства, а именно: «вред здоровью» или «смерть человека». В связи с этим практическим значением для целей разграничения преступных нарушений правил охраны труда и преступлений, которые предусмотрены ст. 109 УК РФ и ст. 118 УК РФ, является установление факта или фактов того, что вред здоровью или смерть потерпевшему были причинены в процессе трудовой деятельности, которая осуществлялась им в условиях трудовых отношений. Также следует обратить внимание на то, что обязанности по обеспечению безопасности охраны труда должны быть возложены только на ответственное лицо в установленном порядке. В иной ситуации лицо виновное в совершении преступного деяния не может и не должно нести ответственность по ст. 143 УК РФ, а данные действия лица должны быть квалифицированы только по ст. 109 УК РФ и ст. 118 УК РФ.

Главные различия признаков объективной стороны преступных нарушений правил охраны труда и преступлений, которые предусмотрены ст. 109 УК РФ и 118 УК РФ, кроются в бланкетной диспозиции ст. 143 УК РФ, в которой говорится, что «квалификация преступления возможна только с помощью установления всех признаков состава иного, так называемого, неуголовного правонарушения» [5. c. 10]. Важно осознавать, что при квалификации преступлений устанавливать «иную (неуголовную) противоправность деяния» не требуется, за исключением квалификации по ч. 2 ст. 109 УК РФ. При причинении смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей разграничение признаков составов преступлений следует осуществлять по содержащимся в них обязательным требованиям, которые нарушаются виновным лицом, — правил охраны труда (ст. 143 УК РФ) или иных обязательных для лиц, которые осуществляют определенную профессиональную деятельность, предписаний. (ч. 2 ст. 109 УК РФ).

Четкое разграничение признаков субъекта в названных выше составах преступлений, имеет очень важное и ярко-выраженное значение для практики. Ведь очень часто при несчастных случаях на производстве возникает вопрос об уголовной ответственности нескольких лиц.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда признала соединение уголовных дел обоснованным, которые были возбуждены по признакам ч. 2 ст. 143 УК РФ и ч. 2 ст. 109 УК РФ. Данные преступления были совершены при следующих обстоятельствах.

По указанию Б., который был исполняющим обязанности мастера по ремонту оборудования отделения производства цемента закрытого акционерного общества «Метахим», электросварщик ручной сварки Г. поднялся через кабину крана № 3 на северный крановый путь для сцепки переносного сварочного кабеля к находящемуся там электрическому кабелю, где в это время крановщицей О. проводились работы на кране № 5, вследствие чего произошло защемление Г. между неподвижными и движущимися элементами кранов. От причиненных телесных повреждений Г. скончался.

Органы предварительного следствия возбудили уголовное дело в отношении Б. так как в деянии прослеживаются признаки преступления, которые предусмотрены в ч. 2 ст. 143 УК РФ, и в отношении О. по признакам преступления, которые предусмотрены в ч. 2 ст. 109 УК РФ [3].

В составах преступлений, которые предусмотрены ст. 109 УК РФ и ст. 118 УК РФ, субъект преступного посягательства формулируется законодателем как «общий». Однако, по действующему УК РФ ответственность по ст. 143 может наступить только для «лиц, на которых распространяется обязанность по соблюдению и подчинению правилам охраны труда». При строгом подчинении уголовному закону возникает неоднозначная ситуация, при которой уголовную ответственность по ст. 143 УК РФ может нести лицо, которое не обязано обеспечивать безопасные условия труда, но которое обязано соблюдать определенные правила охраны труда во время производства.

Так, Приозерский городской суд Ленинградской области осудил В. который совершил преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 143 УК РФ. В материалах уголовного дела говорится, что В., будучи машинистом самоходного катка, при выполнение асфальтобетонных работ по ремонту автодороги на 86 километре Приозерского шоссе в поселке Шумилово Приозерского района Ленинградской области вследствие нарушения правил предосторожности и своей неосмотрительности наехал катком на водителя другого самоходного катка Ж., которого зажало между двумя катками. Суд указал, что своими действиями В. нарушил требования п. п. 36, 38 Типовой инструкции по охране труда для машиниста катка, утвержденной Министерством транспорта РФ 11.03.1993 г., которое предписывает машинистам катков особую внимательность при изменении траектории движения катка, а также предписывает вовремя принимать меры предосторожности против столкновения с работающими машинами.

Судебная коллегия по уголовным делам Ленинградского областного суда оставила приговор без изменения [4]. При всем при этом весьма затруднительно понять логику законодателя в связи с тем, что нарушение обычных правил предосторожности, пускай и совершенных во время трудового процесса, совершенно не обладает особыми свойствами, которые могли бы придать ему статус преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина. Другой случай, когда нарушение правил охраны труда совершило лицо, в чьи обязанности входит обеспечивать безопасные условия труда. В этом случае нарушение правил охраны труда приобретает свойства правонарушения, которое посягает на систему гарантий трудящихся в интересах работодателей, а это значит, что и уголовный закон должен защищать общественные отношения в сфере использования человеком своих трудовых способностей. Поэтому существует необходимость внесения изменений в ст. 143 УК РФ так как конструкция статьи весьма неудачна.

В соответствии с вышесказанным, можно сделать вывод о том, что преступления, предусмотренные ст. 143 УК РФ и ст. 109, 118 УК РФ, стоит дифференцировать по следующим признакам:

1. Объектом преступного нарушения правил охраны труда выступают общественные отношения, которые обеспечивают безопасные условия труда работников в производственной среде. В связи с этим, ст. 143 УК РФ охраняет жизнь и здоровье человека в рамках конкретного трудового процесса. В то время как в отношении объекта преступлений, предусмотренных ст. 109 УК РФ (жизнь человека) и ст. 118 УК РФ (здоровье человека), законодательство не называет дополнительных признаков.

2. Потерпевший в при преступном нарушении правил охраны труда — это лицо, которое состоит в трудовых отношениях. Потерпевшим же в составах преступлений, которые предусмотрены ст. 109 и ст. 118 УК РФ, может быть абсолютно любое лицо.

3. Объективная сторона преступного нарушения правил охраны труда требует установления нарушения специальных правил — правил охраны труда. А при квалификации преступлений по ст. 109 и ст. 118 УК РФ, лишь за исключением ч. 2 ст. 109 УК РФ, устанавливать нарушение специальных правил не нужно, а по ч. 2 ст. 109 УК РФ могут (должны) быть зафиксированы нарушения любых иных специальных правил, которые не являются правилами охраны труда, но обязательны для субъекта в силу того, что он исполняет «профессиональные обязанности».

4. Субъектом по ст. 143 УК РФ выступает лицо, которое обязано обеспечивать соблюдение правил охраны труда. А при квалификации по ст. 109, 118 УК РФ нужно установить только «общие признаки» субъекта преступления, а в ч. 2 ст. 109 УК — только наличие выполнения субъектом «профессиональных обязанностей», которые не связаны с обеспечением безопасности труда.

Литература:

1. Борзенков Г. Н. Преступления против жизни и здоровья: закон и правоприменительная практика. Учебное пособие. — М,: Зерцало-М, 2009. — 256 с.

2. Бородин С. В. Преступления против жизни. — СПб,: Юридический центр Пресс, 2003. — 467 с.

3. Кассационное определение Ленинградского областного суда от 27.05.2010 г. № 22–931/2010 // Консультант Плюс. URL: http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc;base=SOJ;n=39959 (дата обращения: 7.03.2016).

4. Кассационное определение Ленинградского областного суда от 20.10.2010 г. № 22- 1848/2010 // Сейчас.ру. URL: https://www.lawmix.ru/obsh/1780 (дата обращения: 7.03.2016).

5. Пикуров Н. И. Квалификация преступлений при бланкетной форме диспозиции уголовного закона (при конкретизации запрета в административном праве). Автореф. соиск. канд. юр. наук. — М, 1982. — 22 с.

6. Полный курс уголовного права. В 5 т. Т. П. / под ред. А. И. Коробеева. — СПб,: Юридический центр Пресс, 2008. — 680 с.

7. Расторопов С. В. Уголовно-правовая охрана здоровья человека от преступных посягательств. — СПб,: Юридический центр Пресс, 2006. — 489 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle