Библиографическое описание:

Богун И. А. Специфика наследования предприятия как имущественного комплекса // Молодой ученый. — 2016. — №6. — С. 597-602.



В статье критически анализируется существующий порядок перехода по наследству предприятия как имущественного комплекса и рассматривается практика отнесения объектов к единому имущественному комплексу (предприятию), указывается на отсутствие четких критериев, в соответствии с которыми определялась бы необходимость применения особого порядка наследования отдельного вида имущества — предприятия (имущественного комплекса).

Ключевые слова: наследство, наследник, предприятие, имущественный комплекс, наследование предприятия как имущественного комплекса

Keywords: inheritance, inheritor, successor, enterprise, property complex

Действующее законодательство предусматривает особый порядок перехода в рамках наследственного правопреемства такого вида имущества, как принадлежащее индивидуальному предпринимателю предприятие, то есть единый «имущественный комплекс, используемый для предпринимательской деятельности» [1]. При этом, для целей правильного применения норм наследственного права, особое значение имеет правильность отнесения имущества индивидуального предпринимателя либо к его личному имуществу, которое наследуется по общим правилам, либо к предприятию, которое наследуется как особый вид имущества (неделимая вещь), либо к иному имуществу, которое, хотя и использовалось для осуществления предпринимательской деятельности (или имело двойное назначение — использовалось одновременно и в личных целях и в предпринимательской деятельности, что, как мы покажем ниже, в силу специфики правового режима деятельности индивидуального предпринимателя может встречаться довольно часто), но должно включаться в наследственную массу на общих основаниях.

Анализ судебной практики показывает, что зачастую, в рамках рассмотрения спора о наследстве, нормы о наследовании предприятия как имущественного комплекса необоснованно применяются к входящим в наследственную массу долям в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью [5]. Также необоснованно, на наш взгляд, правила о наследовании предприятия, как особого вида имущества, применяются к вошедшим в наследственную массу денежным суммам, представляющим собой доход от предпринимательской деятельности [6].

Как мы покажем, отсутствие в законодательстве четких правил, на основании которых можно было бы определить, в каких случаях имущество индивидуального предпринимателя следует рассматривать как единый комплекс (и, следовательно, применять к нему нормы о наследовании предприятия), а в каких — рассматривать каждый объект как самостоятельную вещь, входящую в наследственную массу отдельно, а не в составе неделимой вещи — имущественного комплекса, приводит к тому, что в настоящее время существует, как мы полагаем, один единственный бесспорный случай, когда отнесение имущества к предприятию не вызывает сомнений — это тот случай, когда индивидуальный предприниматель сам приобрел права на это имущество как на единый комплекс (и сделка с этим имуществом была зарегистрирована соответствующим образом) — во всех остальных случаях отнесение имущества к единому комплексу происходит, как правило, исключительно на основании усмотрения суда в рамках спора о наследстве. Полагаем, что в таком случае (в случае отнесения имущества к комплексу в рамках судебного спора) было бы логичным отнесение имущества индивидуального предпринимателя к различным самостоятельным комплексам при том условии, если индивидуальный предприниматель вел несколько отдельных видов деятельности: например, гостиница, автосервис и пункт фотопечати. В таком случае все имущество, относящееся к гостинице, включалось бы в один имущественный комплекс, к автосервису — во второй, и так далее. Но в этом случае возникает вопрос, как следует делить денежные средства, находящиеся на расчетном счету индивидуального предпринимателя. Проблема заключается в том, что личные средства индивидуального предпринимателя не обособлены, не отделены от средств, используемых им в коммерческом обороте (в отличие, например, от общества с ограниченной ответственностью, которое обладает обособленным имуществом и имущество которого отделено от имущества учредителей; собственно говоря, обособленное имущество это и есть то, что в первую очередь характеризует юридическое лицо как юридическую фикцию). Необходимость вести раздельный бухгалтерский учет в тех случаях, когда разные виды деятельности находятся на разном налоговом режиме не во всех случаях может помочь разделить имущество по разным имущественным комплексам: действительно, во-первых, разные виды деятельности могут находиться на одном режиме налогообложения. Во-вторых, особенности ведения бухгалтерского учета индивидуальным предпринимателем (особенно, если он применяет специальный налоговый режим) не во всех случаях позволят однозначно разделить как доходы, так и имущество по разным видам деятельности; также одно и тоже имущество (например, автомобиль) может использоваться в осуществлении нескольких видов деятельности. Следует также делать поправку на то, что индивидуальный предприниматель может бесконтрольно изымать из оборота и расходовать денежные средства в личных целях, поскольку, как мы уже упомянули ранее, личные денежные средства индивидуального предпринимателя в принципе неотделимы от денег, используемых им в предпринимательской деятельности.

Далее в статье, когда будет идти речь об объектах гражданских прав, принадлежащих (принадлежавших) индивидуальному предпринимателю, будет применяться термин «вещь» применительно к единичному объекту и термин «имущество» применительно к набору (совокупности) объектов, независимо от природы этих объектов. Отметим, что определение терминов «вещь» и «имущество» представляет собой самостоятельную проблему и на то, как следует понимать эти термины, существуют различные взгляды. Например, как указывает К. И. Скловский, «под вещью понимается любой материальный (или телесный) объект (предмет), который не является лицом» [11, с. 432]. И далее — «к вещам примыкает имущество — термин, очень широко применяемый законодателем. … Распространенное суждение, что имущество — совокупность вещей, конечно, в наименьшей степени может найти обоснование в праве. Ведь любая совокупность вещей лишена какого-либо правового смысла, пока не определено, кому и на каком праве принадлежат эти вещи. Поэтому чаще под имуществом в строгом смысле понимают не вещи, а совокупность прав на вещи (например, когда имеются в виду только активы), а еще чаще — совокупность прав и обязанностей. Это последнее понятие наиболее употребительно, хотя и не освобождает от необходимости в каждом случае разбираться в объеме юридического содержания имущества» [там же, с. 433]. Другие авторы немного по-иному подходят к определению того, что является вещью, а что — имуществом: «имущество в гражданском праве понимается по-разному, в зависимости от того, о каких гражданско-правовых отношениях идет речь. Так, имущество может означать вещи (ст. 209, 301 ГК), вещи и имущественные права (ст. 128 ГК), вещи, имущественные права и обязанности (ст. 132 ГК). В наследственном праве, согласно ст. 1112 ГК имущество понимается максимально широко — как комплекс, состоящий из актива (вещи, имущественные права) и пассива (имущественные обязанности), принадлежавших наследодателю на день открытия наследства. Другими словами, наследство представляет собой единство прав (актива) и долгов (пассива) принадлежащих наследодателю на день открытия наследства. В частности, в состав наследства может входить предприятие как имущественный комплекс, в состав которого входят вещи, имущественные права и обязанности» [8, с. 13]. В настоящей статье для удобства изложения под вещью будет пониматься абсолютно любой объект гражданских прав, в том числе денежные средства и любые нематериальные объекты, в том числе права (например, исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности), а под имуществом — две вещи и более.

Наследование предприятия, как имущественного комплекса. Анализ судебной практики.

Понятие о предприятии, как имущественном комплексе, содержится в статье 132 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ):

«Статья 132. Предприятие

  1. Предприятием как объектом прав признается имущественный комплекс, используемый для осуществления предпринимательской деятельности.

Предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью.

  1. Предприятие в целом или его часть могут быть объектом купли-продажи, залога, аренды и других сделок, связанных с установлением, изменением и прекращением вещных прав.

В состав предприятия как имущественного комплекса входят все виды имущества, предназначенные для его деятельности, включая земельные участки, здания, сооружения, оборудование, инвентарь, сырье, продукцию, права требования, долги, а также права на обозначения, индивидуализирующие предприятие, его продукцию, работы и услуги (коммерческое обозначение, товарные знаки, знаки обслуживания), и другие исключительные права, если иное не предусмотрено законом или договором» [1].

Сразу отметим следующий момент, который обычно остается вне рассмотрения: раз имущественный комплекс является недвижимостью, то признание судом части имущества индивидуального предпринимателя имущественным комплексом является, по сути, моментом формирования недвижимости как нового, ранее не существовавшего объекта, которое (признание), в свою очередь, порождает необходимость регистрации впоследствии этого имущественного комплекса в качестве недвижимости (вновь созданной). Действительно, ведь до этого имущество индивидуального предпринимателя существовало как набор самостоятельных движимых (или движимых и недвижимых — ведь в состав имущественного комплекса могут входить и здания, сооружения) вещей, а с момента признания за этими вещами свойства имущественного комплекса возникает новый комплексный объект недвижимости (предприятие), которого не существовало ранее. Отметим еще раз — на основании решения суда, которым имущество признается образующим имущественный комплекс (предприятие) возникает новый, самостоятельный объект недвижимости, не существовавший ранее, хотя те же самые вещи, входящие в состав имущественного комплекса, уже существовали, но в другом качестве. При этом, регистрироваться в установленном порядке (см. ниже) будет именно переход права (в рамках наследственного правопреемства) на предприятие, а не сам факт создания предприятия.

Основания внесения в Единый государственный реестр записей о предприятии, как об имущественном комплексе, определяются Федеральным законом от 21.07.1997 N 122-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним»:

«Статья 22. Государственная регистрация прав на предприятие как имущественный комплекс и сделок с ним

  1. Зарегистрированные переход права на предприятие, ограничение (обременение) права на предприятие являются основанием для внесения в Единый государственный реестр прав записей о переходе права, об ограничении (обременении) права на каждый объект недвижимого имущества, входящий в состав предприятия как имущественного комплекса.
  2. Правила внесения записей о правах на предприятие как имущественный комплекс и сделок с ним в Единый государственный реестр прав и взаимодействия между органами, осуществляющими государственную регистрацию прав, определяются органом нормативно-правового регулирования в сфере государственной регистрации прав» [3].

Следовательно, предприятие, как имущественный комплекс, регистрируется либо при переходе права на предприятие, либо при ограничении (обременении) права на предприятие. Из текста закона следует, что создание предприятия, как имущественного комплекса, не может являться основанием для внесения записи в реестр.

Как указано в части третьей ГК РФ, в случае смерти лица, которое было зарегистрировано в качестве индивидуального предпринимателя, в наследственную массу может быть включено предприятие (одно или несколько), как имущественный комплекс:

«Статья 1178. Наследование предприятия

Наследник, который на день открытия наследства зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, или коммерческая организация, которая является наследником по завещанию, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли входящего в состав наследства предприятия (статья 132) с соблюдением правил статьи 1170 настоящего Кодекса.

В случае, когда никто из наследников не имеет указанного преимущественного права или не воспользовался им, предприятие, входящее в состав наследства, разделу не подлежит и поступает в общую долевую собственность наследников в соответствии с причитающимися им наследственными долями, если иное не предусмотрено соглашением наследников, принявших наследство, в состав которого входит предприятие» [2].

Действующее законодательство не содержит норм, руководствуясь которыми можно было бы определить, как следует трактовать использовавшееся в предпринимательской деятельности имущество индивидуального предпринимателя: как единый комплекс (т. е. предприятие), который следует передать по наследству как неделимую вещь, или как разрозненный набор вещей, каждая из которых имеет самостоятельную ценность. Как мы показали выше, предприятие, как единый комплекс, не подлежит регистрации просто по факту создания. Следовательно, каждый раз, непосредственно в судебном разбирательстве, подлежит доказыванию то, что имущество индивидуального предпринимателя образовало единый комплекс и, как этот комплекс, должно передаваться по наследству в особом порядке (как неделимая вещь, преимущественное право на которую имеет тот наследник, который зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя или наследник — коммерческая организация).

Рассмотрим судебную практику с целью критического анализа того, как суды первых инстанций разных областей и регионов подходят к тому, что следует (и по какому основанию) считать единым имущественным комплексом.

Решение по делу №2–1776/2013 ~ М-10364/2012 Ленинского районного суда г. Тюмени [4]. Это судебное дело примечательно тем, что здесь наследодателем (индивидуальным предпринимателем) был приобретен имущественный комплекс, в состав которого входило в том числе и нежилое строение. Суд установил, что «отсутствуют основания для включения в наследственную массу нежилого строения», так как предприятие должно переходить по наследству как единая, неделимая вещь, а нежилое помещение уже входит в состав предприятия, следовательно, не может самостоятельно включаться в наследственную массу. Отметим, что, вследствие проведенной работы по обезличиванию решения суда (изъятия из него персональных данных ряда участников судебного разбирательства) невозможно полностью уяснить суть спора, но главное остается ясным — то, что имущество было включено в наследственную массу как предприятие (имущественный комплекс), это следствие того, что «объектом права собственности в соответствии со свидетельством о государственной регистрации права № от ДД.ММ.ГГГГ является имущественный комплекс» [4]. То есть имущество было изначально приобретено индивидуальным предпринимателем как единый комплекс, а не сформировано в качестве такового им самим.

Решение Осинского районного суда Пермского края по делу №2–144/2012 ~ М-75/2012 [6]. Данное решение суда представляет интерес в силу следующего: вызывают интерес формулировки, употребленные в мотивировочной части и критерии, по которым суд распределял имущество индивидуального предпринимателя. Не будем приводить здесь значительные фрагменты решения суда, обратим лишь внимание на наиболее существенные детали. Во-первых, в мотивировочной части судом были использованы такие формулировки, как «бизнес» и «доход от бизнеса» [там же]. Полагаем, что данные формулировки являются неудачными — хотя интуитивно понятно, что суд имел в виду, следует учитывать, что российское законодательство не содержит определения бизнеса (доходы от бизнеса) и оперирует такими категориями, как предпринимательская деятельность и доход от предпринимательской деятельности. Понятие «бизнес», это неправовая, обывательская категория. Следовательно, доказать, что что-либо является бизнесом (или наоборот, им не является) невозможно. Во-вторых, несмотря на то, что один из наследников (ответчик) зарегистрировался после смерти наследодателя в качестве индивидуального предпринимателя и продолжил использовать в предпринимательской деятельности то перешедшее к нему по наследству имущество, которое ранее использовалось наследодателем в предпринимательской деятельности, суд принял решение, вопреки нормам 1178 ГК РФ, разделить упомянутое имущество среди наследников. Отсюда следует, что, в условиях отсутствия очевидных критериев отнесения имущества предпринимателя к единому комплексу, даже если один из наследников выполнил требования по регистрации в качестве индивидуального предпринимателя, а также фактически продолжил вести предпринимательскую деятельность в том же виде, в котором ее вел наследодатель (и на базе того же имущества), это не гарантирует ему того, что суд не примет решения о разделе имущества, ранее целиком использовавшегося в предпринимательской деятельности.

Тема наследования предприятия как имущественного комплекса широко обсуждается в периодической литературе, при этом зачастую высказываются спорные тезисы, например, такие: «при наследовании имущества предприятия по частям практически невозможно частично передать фирму, клиентелу, репутацию» (авторская орфография сохранена) [13]. Разберем это утверждение подробнее (сразу уточним, что слово клиентела, согласно нормам современной орфографии, следует писать с одной буквой «л») [10, с. 273]. Во-первых, полагаем, что неправильно в юридической статье употреблять такой неправовой термин, как «фирма»: Гражданский кодекс Российской Федерации оперирует исключительно понятием «организация» (хотя, как мы показали выше, даже в решении суда можно встретить, например, такое общеупотребительное, но не имеющее правового толкования понятие, как «бизнес»). Во-вторых, нельзя согласиться с тем, что практически невозможно разделить собственно организацию, деловую репутацию и клиентскую базу (термин «клиентела», по нашему мнению, в данном случае не применим, как мы покажем ниже). Деловая репутация (goodwill) может быть самостоятельным активом, не случайно даже в бухгалтерском учете она является самостоятельным видом нематериальных активов (рассмотрения порядка распоряжения деловой репутацией как самостоятельным активом выходит за пределы рассматриваемой в настоящей статье темы). Клиентскую базу можно передать самыми разнообразными путями. Начиная от того, что клиентская база просто как перечень организаций, стабильно заинтересованных в закупках того или иного вида товара (работ, услуг) представляет самостоятельную ценность, заканчивая тем, что сторонняя заинтересованная организация может воспользоваться наработанной клиентской базой, например, путем заключения с изначальной организацией агентского договора или договора комиссии. В-третьих, хотим обратить внимание на неудачное употребление термина. Не следует путать слова клиентела и клиентура. Термин клиентела пришел к нам из римского права, где под ним подразумевалась совокупность клиентов одного патрона, то есть это в первую очередь не устойчивая клиентская база, а одна из форм социальной зависимости [9]. Употребление термина клиентела в отношении совокупности заказчиков — клиентской базы («совокупность лиц, доверивших ведение своих дел какому-либо адвокату, а также постоянные заказчики какой-либо фабрики, мастерской, или покупатели магазина») является устаревшим [12]. А вот клиентура, это «совокупность клиентов» (клиентов в обоих значениях, в том числе и в современном) [9]. А клиент, это (применительно к римскому праву) «свободный человек, отдавшийся под покровительство патрона и находящийся от него в зависимости», а применительно к современности — «лицо, пользующееся услугами адвоката, банка, нотариуса и т. д. Название одной из сторон договоров транспортной экспедиции, финансирования под уступку денежного требования и некоторых других» [7].

Выводы

  1. Законодательство не содержит конкретных правил, по которым следует определять, в каких случаях имущество, переходящее по наследству после смерти индивидуального предпринимателя, должно наследоваться как единый комплекс, а в каких — как набор вещей и/или имущественных прав, включаемых в наследственную массу наряду с любым другим имуществом, переходящим по наследству в общем порядке. Как мы показали, единственное исключение имело место в том случае, когда предприятие как имущественный комплекс было приобретено индивидуальным предпринимателем незадолго до смерти и переход этого имущества был зарегистрирован именно как переход имущественного комплекса. В этом случае вопрос о том, следует ли считать имущество единым комплексом, или нет, даже не ставился. Во всех остальных случаях отнесение (или не отнесение) имущества индивидуального предпринимателя к единому комплексу происходит ситуативно — исключительно на основании усмотрения суда.
  2. Включение в наследственное законодательство норм права, позволяющих в случае смерти индивидуального предпринимателя отграничить имущество, использовавшееся для предпринимательской деятельности (в том числе в разных комплексах, соответственно тем видам деятельности, которые велись индивидуальным предпринимателем) невозможно без изменения в целом правового режима деятельности индивидуального предпринимателя. Приведем такой пример: личная автомашина (особенно, если это автомашина с кузовом типа «универсал») с равным основанием может использоваться индивидуальным предпринимателем для развоза товаров, а в выходные (нерабочие) дни для доставки личных вещей, стройматериалов и садового инвентаря на садово-дачный участок. Следовательно, отграничить личное имущество от имущества, используемого для предпринимательской деятельности трудно, если не невозможно в принципе. Может ли предприятие считаться обособленным комплексом исключительно в силу того, что определенное имущество поименовано подобным образом в завещании — вопрос дискуссионный. Полагаем, что обособление подобным образом ряда объектов и объединение их в единый комплекс через поименование таковым в завещании может является основанием для наследования данных объектов как единого комплекса, но потребует дополнительной аргументации — либо перед нотариусом, в производстве у которого находится наследственное дело, либо в рамках судебного разбирательства (в том числе и в рамках особого производства — в порядке установления юридического факта — отнесения имущества к имущественному комплексу — предприятию).
  3. В связи с вышеизложенным, полагаем, что в настоящее время нормы онаследовании принадлежавших индивидуальному предпринимателю объектов гражданских прав как предприятия (имущественного комплекса) должны применяться только втом случае, если сами эти объекты были приобретены как имущественный комплекс (предприятие) ипереход прав на них был зарегистрирован внадлежащем порядке (как переход прав на предприятие). Случай указания в завещании (см. пункт 2) на ряд объектов как на образующих в предпринимательской деятельности единый комплекс (если они не были при этом приобретены как единый комплекс) может рассматриваться только как попытка обосновать необходимость применения впоследствии к этим объектам правил о наследовании отдельных видов имущества — предприятия, но не может гарантировать того, что нотариус (или суд) применит нормы о наследовании предприятия как имущественного комплекса. Поэтому такой способ (указание в завещании) нельзя рассматривать как однозначно рекомендуемый, так как его эффективность не гарантирована, не доказана и не проверена на практике.
  4. То, что, как указано в статье 132 ГК РФ, «предприятие в целом как имущественный комплекс признается недвижимостью», имеет особое значение в свете наследственных правоотношений [1]. Во-первых, если наследодатель проживал за границей, то, согласно статье 1124 ГК РФ, «наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву» [2]. Хотя предприятие, как недвижимое имущество, может быть и не внесено в государственный реестр (как мы показали выше), но сам факт нахождения его на территории РФ — основание для наследования предприятия по российскому праву. Во-вторых, то, что предприятие является недвижимым имуществом, важно в свете положений статьи 1115 ГК РФ: «если последнее место жительства наследодателя, обладавшего имуществом на территории Российской Федерации, неизвестно или находится за ее пределами, местом открытия наследства в Российской Федерации признается место нахождения такого наследственного имущества. Если такое наследственное имущество находится в разных местах, местом открытия наследства является место нахождения входящих в его состав недвижимого имущества или наиболее ценной части недвижимого имущества, а при отсутствии недвижимого имущества — место нахождения движимого имущества или его наиболее ценной части. Ценность имущества определяется исходя из его рыночной стоимости» [там же].
  5. Высказанные выше тезисы о необходимости законодательного определения предприятия, как имущественного комплекса, в полной мере актуальны и в свете неопределенности, существующей относительно применения положений статьи 1173 ГК РФ (доверительное управление наследственным имуществом): «если в составе наследства имеется имущество, требующее не только охраны, но и управления (предприятие, … и тому подобное), нотариус … заключает договор доверительного управления этим имуществом» [2]. Эта норма тоже является частично неработающей по тому же основанию — отсутствие четкого определения того, что является предприятием, не позволяет определить, в каких случаях нотариус должен учредить доверительное управление имуществом, а в каких — включить его в наследственную массу наряду с любым другим имуществом наследодателя, не нуждающимся в особом режиме охраны.
  6. Если в решении суда часть (или все имущество — это не является определяющим) имущества индивидуального предпринимателя признается имущественным комплексом (при том, что до этого отнесение этого имущества к предприятию — единому имущественному комплексу — не было зафиксировано документально), с соответствующим порядком перехода по наследству, момент вступления решения суда взаконную силу по сути является моментом образования нового объекта недвижимости, не существовавшего ранее.

Литература:

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)" от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016) // «Собрание законодательства РФ», 05.12.1994, N 32, ст. 3301.
  2. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья)" от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 15.02.2016) // «Собрание законодательства РФ», 03.12.2001, N 49, ст. 4552.
  3. Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» // «Собрание законодательства РФ», 28.07.1997, N 30, ст. 3594.
  4. Решение по делу № 2–1776/2013 ~ М-10364/2012 Ленинского районного суда г. Тюмени (решение по делу вынесено: 25.03.2013 в удовлетворении иска судом было отказано) [Электронный ресурс] // http://leninsky--tum.sudrf.ru (дата обращения: 04.03.2016).
  5. Решение по делу № 2–1199/2012 ~ М-1026/2012 Малоярославецкого районного суда Калужской области (решение вступило в законную силу 04.12.2012) [Электронный ресурс] // https://maloyaroslavecky--klg.sudrf.ru/ (дата обращения: 05.03.2016).
  6. Решение по делу № 2–144/2012 ~ М-75/2012 Осинского районного суда Пермского края (вступило в законную силу 30.07.2012) [Электронный ресурс] // http://osa.perm.sudrf.ru/ (дата обращения: 05.03.2016).
  7. Большой юридический словарь / Авт.-сост. В. Н. Додонов, В. Д. Ермаков, М. А. Крылова и др.; под ред. А.Я Сухарева, В. Е. Крутских. — М.: Инфра-М, 2003. — 704 с.
  8. Гришаев С. П. Наследственное право: учебно-практическое пособие. — М.: Проспект, 2015. — 184 с.
  9. Крысин Л. П. Толковый словарь иноязычных слов. — М.: Эксмо, 2008. — 944 с.
  10. Русский орфографический словарь: около 200 000 слов / Российская академия наук. Институт русского языка им. В. В. Виноградова / Под ред. В. В. Лопатина, О. Е. Ивановой. — Изд. 4-е, испр. и доп. — М.: АСТ-ПРЕСС КНИГА, 2012. — 896 с.
  11. Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: Учеб.-практ. пособие. — 2-е изд. — М.: Дело, 2000. — 512 с.
  12. Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Материалы для лексической разработки заимствованных слов в русской литературной речи. / Под ред. А. Н. Чудинова. — Изд. 3-е. — СПб.: Издание В. И. Губинского, — 1910. — 989 с.
  13. Федоровская Л. А. Особенности наследования предприятия как имущественного комплекса // Законность и правопорядок в современном обществе. Новосибирск. — 2014. — № 18. — С. 58–64.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle