Автор: Федина Людмила Петровна

Рубрика: Психология и социология

Опубликовано в Молодой учёный №11 (11) ноябрь 2009 г.

Библиографическое описание:

Федина Л. П. Психологическое бесплодие и социально-этические проблемы вспомогательных репродуктивных технологий // Молодой ученый. — 2009. — №11. — С. 257-260.

По определению ВОЗ (1986) бесплодие это не только физическое, но и всегда психологическое и социальное неблагополучие. Условия, в которых протекает жизнь семьи, далеко не безразличны для благополучия интимных отношений и тонкого процесса зачатия. Особенно ранимой в этом случае оказывается нервная система женщины. Ведь в процессе зачатия участвуют не только яйцеклетки и сперматозоиды, но и весь организм обоих родителей в целом. Сильные переживания способны расстраивать работу репродуктивной системы вплоть до полной ее "остановки". Существуют даже такие явления, как временное прекращение менструаций во время военных действий, стрессовая дисфункция яичников, психогенное бесплодие. Жизнь в постоянном напряжении (загруженность на работе,  жизнь в тяжелой домашней обстановке,  переживания из-за любимого человека,  огромное желание иметь ребенка) может привести к тому, что у женщины не наступает беременность.  Иногда подобное бесплодие спро­воцировано и длительным лечением, связан­ным с некоторым принуждением. В подобных случаях причину бесплодия следу­ет искать в самых глубинах женской психики. [6]

Чаще всего это связано с семейной историей, опытом материнства старших женщин в семье.  На практике нередко встречаются женщины со сходной семейной историей: у прабабушки было четверо детей, у бабушки – двое, а у мамы – единственная дочь, которая уже совсем не имеет детей. Нередко где-то рядом на «семейном дереве» оказывается тетка или двоюродная бабушка, которые тоже бесплодны. Рассказывая о своих прародительницах, женщины нередко говорят: «Бабушка была способной, энергичной, ей бы министром быть, но время было такое… родились дети, и всю себя она отдала им. А когда родилась я, маме пришлось бросить институт. Она потом доучивалась, но это было уже очень сложно с маленьким ребенком». Таким  образом,  из поколение в поколение передается установка, что рождение детей приводит к нежелательным для личности и самореализации женщины последствиям. Возникает постоянное напряжение между необходимостью иметь детей – и «опасностью» этого шага. Такое внутреннее напряжение не имеет выхода в активное, осознаваемое переживание и поведение, что и создает условия для внутренней защиты от такого решительного и опасного шага.

Психологи такую передачу из поколения в поколение устойчивых представлений называют «семейным сценарием» или «родительской программой».  Подсознание от­талкивает мысль о беременности. И центральная нервная система блокирует репродуктивную функцию: плохо стимулируемые яичники об­разуют кисты, овуляция нарушена, желтое те­ло вырабатывает мало гормонов, спазм труб,  со­кращения матки, отталкивающие сперматозо­иды,  образование антител, отрицательно воз­действующих на секрет или на сперматозои­ды . [11]. 

Недавнее исследование американских ученых показывает важность влияния   эмоционального состояния женщины на эффективность лечения бесплодия. У женщин, которые не могли справиться со своей депрессией, чувством гнева и вины, общей подавленностью, частота наступления беременности была вдвое ниже, чем у тех, которые смогли преодолеть свое тяжелое эмоциональное состояние. [12]

Частым следствием бесплодия в семье считается возникновение сексуальных проблем.  Т.Я. Пшеничникова  отмечает, что примерно у 30% лиц, состоящих в бесплодном браке, имеются отклонения от «нормальной схемы» сексуального поведения: уменьшение частоты половых актов, нарушение оргазма у женщины, мужская импотенция в середине менструального цикла жены и т.д..[9]

Нервная система играет огромную роль в регуляции всех процессов, происходящих в организме, и готовность женщины к зачатию связана не только с состоянием ее репродуктивной системы, но и с ее психическим состоянием.  Ж.Р.Гарданова в своем исследовании обращает внимание на то, что  психическое состояние влияет на фертильность и на результат лечения бесплодия.  Во-первых, часто предполагается, что необъяснимое бесплодие равно как и «психогенное» основывается на критериях исключения: отсутствии органических изменений. Во-вторых, на наличии острого фактора стресса, которые могут провоцировать нарушения в репродуктивной сфере.

В-третьих, некоторые эпидемиологические исследования предполагают, что если в анамнезе есть эпизоды пониженного настроения или долгосрочное применение антидепрессантов или транквилизаторов, курение сигарет, то это значительно повышает относительный риск для развития бесплодия.

В-четвертых, исследование последствия хронического стресса и его воздействия на зачатие в естественном цикле здоровых фертильных женщин показало, что более высокий начальный уровень тревоги не способствует наступлению беременности. [4]

Первое положение статьи 35 "Искусственное оплодотворение и имплантация эмбриона" в "Основах законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан"(1993 г.) гласит: "Каждая совершеннолетняя женщина детородного возраста имеет право на искусственное оплодотворение и имплантацию эмбриона".  За  медицинскими  и морально-этических показаниями  стоит ряд возможных непредсказуемых изменений социальных и половых ролей в человеческих отношениях.

Стремление человека продолжить себя в потомстве, воспроизвести свои гены,  обусловлено многими факторами – это  жизненно важная физиологическая потребность и социально-культурные особенности общества, в котором он живет;  стремление обеспечить себе заботу и уход в старости и  эгоистически-собственнические инстинкты .  Уже только по этим параметрам экстракорпоральное оплодотворение и другие вспомогательные репродуктивные технологии  имеют право на существование.

      Вопросы этики искусственного оплодотворения - это проблемы отношения к началу человеческой жизни. Главное назначение женщины в жизни — быть матерью. Многих женщин отчаяние из-за невозможности родить своего, кровного, ребенка доводит до мыслей о самоубийстве и даже до покушения на собственную жизнь.  Исторически потребность в искусственном оплодотворении вырастает отнюдь не только из потребностей борьбы с собственно бесплодием вообще, сколько из потребностей борьбы с трубным бесплодием - эпифеноменом медицинской деятельности и либеральной идеологии.

Общественное сознание порождает весьма яркие эпитеты для искусственного оплодотворения: "новая технология размножения", "техногенное производство людей", "асексуальное размножение" В оборот входят понятия: "торговля репродуктивным материалом", "продукция оплодотворения" , "суррогатное материнство" и т.п. Каждое из этих понятий - реальная единица эмоционально-психологического мира личности, рожденного "в пробирке".  Давно уже перестали рассматриваться как фантастика идеи искусственного оплодотворения спермой "генетически полноценных доноров". Сегодня понятие "полноценность" предполагает подбор донора в смысле цвета глаз, волос, национальности и "этнических особенностей реципиентки",  возможность управления выбором пола [ 3 ].

Сейчас же врачей и общественность беспокоит здоровье "пробирочных детей". По данным диссертационного исследования В.О.Бахтиаровой "Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осеменения", из 82 пробирочных детей - 44 имели неврологическую симптоматику. Среди наиболее часто встречающихся расстройств: "задержка внутриутробного развития - 29,3% (от общего числа исследованных детей, зачатых методом ЭО), 28,3% (от общего числа исследованных детей, зачатых методом ИО)", "асфиксия при рождении - 89,4% (ЭО), 90,5% (ИО)", "неврологические изменения - 53,6% (ЭО), 38,3% (ИО) [1] К опасениям общего характера относятся следующие: "1. В какой степени беременности, возникшие у бесплодных женщин, способствуют повышению генетического груза в популяции за счет рождения детей с врожденной и наследственной патологией? 2. Каково влияние медикаментозных средств, длительно используемых при лечении бесплодия (особенно гормонов), на плод? 3. Какова генетическая опасность использования спермы донора  анонимно при искусственном оплодотворении? К этим опасениям можно добавить и следующие вопросы: не станет ли метод искусственного оплодотворения косвенной поддержкой тенденции "асексуального размножения" и в итоге основанием принципиальных сдвигов в традиционных формах семейно-брачных отношений? Можно ли опасаться культурологических, демографических сдвигов в результате изменения структуры семейно-брачных, родственных отношений?

И все же главной этической проблемой, связанной с репродуктивными технологиями, является вопрос о статусе эмбриона, о том, с какого момента его развития он является личностью, имеющей право на защиту своей жизни и человеческого достоинства. При проведении процедуры ЭКО существует практика преимплантационной селекции эмбрионов: в матку женщине подсаживаются наиболее жизнеспособные, нежизнеспособные эмбрионы  уничтожаются. Считается, что  этот процесс абсолютно аналогичен тому, что происходит в природе. В настоящее время российская общественность располагает конкретной оценкой искусственного оплодотворения с христианской, православной точки зрения. Социальная концепция Русской Православной Церкви, которая была принята Собором РПЦ в августе 2000 г,  в 12  главе «Биомедицинская этика» гласит: «Зарождение человеческого существа является даром Божиим, поэтому с момента зачатия всякое посягательство на жизнь будущей человеческой личности преступно. Допускается искусственное оплодотворение половыми клетками мужа, поскольку оно не нарушает целостности брачного союза. Нравственно недопустимыми являются все разновидности экстракорпорального (внетелесного) оплодотворения, предполагающие заготовление, консервацию и намеренное разрушение избыточных эмбрионов».  То есть Православная Церковь допускает экстракорпоральное оплодотворение, но благословляет своих прихожан на такую ситуацию, когда все получившиеся эмбрионы будут подсажены и не будут уничтожены.[5]

Конкретные суждения  православных авторов по морально-этическим вопросам искусственного оплодотворения немногочисленны и имеют небольшие расхождения. Одна из этих позиций — рассуждения о. Николая Балашова. Они сводятся к следующим выводам:

 1. Искусственное оплодотворение незамужней женщины осуждается, прежде всего, исходя из интересов ребенка, который «заведомо лишается возможности быть воспитанным в полноценной семье».

 2. Искусственное оплодотворение замужней женщины без согласия и участия ее мужа недопустимо, «ибо ложь и двусмысленность разрушают целостность брачных отношений».

 3. Искусственное оплодотворение с согласия мужа и с использованием донорского генетического материала «разрушает связь супружеской верности. Если уж муж неспособен к оплодотворению и медицинская наука не может ему помочь, жена должна принять его таким, каков он есть, не пытаясь в той или иной форме найти подмену».

 4. Относительно гомогенного оплодотворения о. Николай Балашов разделяет вывод о. Стэнли Каракаса, что искусственное оплодотворение спермой мужа — «это вполне уместный способ использования медицинских знаний, позволяющий христианскому браку реализовать одну из главных целей: продолжение рода».

5. Способ искусственного оплодотворения in vitro вызывает этические возражения в связи с необходимостью уничтожения «лишних» эмбрионов, что несовместимо с представлениями Церкви о человеческом эмбрионе как носителе человеческого достоинства.

 6. «Возможна, однако, и модификация оплодотворения  в пробирке с использованием единственной яйцеклетки или с имплантацией всех образовавшихся эмбрионов в утробе матери». Хотя, как отмечает о. Николай, не все православные авторы разделяют эту позицию. Например, о. С. Харакас не без основания полагает, что манипуляции с человеческой жизнью у самых ее истоков могут иметь «непредсказуемые последствия в плане формирования менталитета».

 7. С точки зрения защиты целостности и уникальности брачных отношений, практика донорства яйцеклеток и оплодотворенных эмбрионов представляется моралью недопустимой.

 8. В разряд этой оценки попадают все разновидности суррогатного материнства. В основе этого метода лежит «пренебрежение глубочайшей эмоциональной и духовной связью, которая устанавливается между матерью и младенцем во время беременности», не говоря уже о кризисе идентичности рожденного таким образом человека. [8]

В Троице-Сергиевой лавре  о.Герман уже более 10 лет проводит «отчитку» для женщин с бесплодием в течение трех дней подряд и благославляет на процедуру ЭКО.[автор]

Для современного Православия, таким образом, характерна различная степень приемлемости «аномальной техники деторождения». Искусственная инсеминация и имплантация эмбриона женщинам при наличии определённых изъянов репродуктивной способности супругов сегодня уже не являются сенсацией.  Успешное применение  вспомогательных репродуктивных технологий позволяет такой семье иметь ребёнка.  Безусловно,  при этом возникают различные морально-этические и правовые проблемы, в частности, споры об установлении отцовства. Ещё более спорной в смысле признания отцом и матерью ребёнка является ситуация, когда эмбрион в целях его вынашивания имплантируется другой женщине (суррогатной матери).

Статья 51 Семейного кодекса РФ, не оставляя места для споров и тяжб, устанавливает, что если супругами дано письменное согласие на применение методов искусственного оплодотворения или имплантации эмбриона, то они официально записываются отцом и матерью ребёнка со всеми вытекающими из этого правовыми последствиями.

Что касается случаев применения имплантации эмбриона другой женщине (суррогатной матери), то запись о родителях ребёнка может быть сделана только с её согласия. Естественно, что как родившая ребёнка суррогатная мать, так и отец ребёнка, появившегося на свет в результате искусственного оплодотворения, не вправе затем в судебном порядке добиваться отмены записи об отце или матери и признания либо аннулирования родительских прав и обязанностей.[7]

Освещая историю и динамику создания технологий искусственного оплодотворения , нужно отметить, что чуть больше  30 лет прошло с того времени, когда на свет появился первый «пробирочный ребенок» Луиза Браун. И в настоящее время количество детей, родившихся в результате применения  метода экстракорпорального оплодотворения, исчисляется уже миллионами .[9]

Достижения современной биологической науки открывают широкие возможности для технологического вмешательства в процесс зарождения человеческой жизни. Применение новых биомедицинских методов, с одной стороны, сулит многообещающие возможности, с другой же — представляет вполне реальную угрозу не только для физического здоровья, но и для духовной целостности человека, для сохранения нравственных устоев общества. От того, как мы распорядимся таким могучим средством, как биомедицинские технологии, и в том числе репродуктивные технологии, в значительной степени зависит дальнейшая судьба человечества.

 

Литература

  1. Бахтиарова О.В."Состояние здоровья детей, родившихся в результате экстракорпорального оплодотворения и искусственного осеменения". Дис…докт.псих.наук
  2. Бесплодный брак: Пер. с англ. В.Ф. Кобеляцкого/ Под ред.Р.Дж.Пепперелла, Б.Хадсона, К.Вуда. М.:Медицина, 1982.200с.
  3. Гарданова Ж.Р., Хритинин Д.Ф., Кулакова Е.В. Тревожно-депрессивные расстройства у женщин в программе экстракорпорального оплодотворения. Материалы XV междунаролной конференции «Репродуктивные технологии сегодня и завтра», Чебоксары, 8-10 сентября, 2005, стр.25
  4. Гарданова Ж.Р. Пограничные психические расстройства у женщин с бесплодием в программе ЭКО и их психотерапевтическая коррекция . Дис…докт.псих.наук
  5. Журнал  «9 месяцев»  сентябрь , 2007
  6. Кузьмичев Л.Н.,Гарданова Ж.Р., Хритинин Д.Ф., Кулакова Е.В. Эффективность программы экстракорпорального оплодотворения у курящих женщин, страдающих бесплодием. Материалы IX Всероссийского научного форума «Мать и дитя», 2007, 2-5 октября
  7. Кучер Г.И. "Medicine for you", Courier" N22 (29)'96
    Морально-этические вопросы искусственного оплодотворения и православие – Православный вестник, 2008.
  8. Пшеничникова Т.Я. Бесплодие в браке. М.:Медицина,1991,320с.
  9. Свяцкевич И.Ю. Социально-психологические аспекты самовосприятия и самооценки женщин в бесплодном браке.  Дис…канд. псих. наук.
  10. Филиппова Г.Г. Материнство: сравнительно-психологический подход// Психологический журнал.1999.144с
  11. Info  Art   News  Agency

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle