Библиографическое описание:

Мухачева А. М. Понятийный компонент концепта «пространство» // Молодой ученый. — 2009. — №11. — С. 185-188.

Вслед за С.Г. Воркачевым, под понятийным компонентом мы понимаем то в содержании концепта, что не является метафорическим и не зависит от внутрисистемных характеристик его языкового имени [2, с.48]. На формирование понятийного компонента концепта «пространство» оказала влияние вся совокупность предметно-действенных контактов человека с миром, выявляющих значимость пространственной ориентации. Сущностные параметры концепта отражены в разных философских и физических концепциях пространства, сложно соотнесенных с его репрезентацией в  структурах обыденного языка. Войшвилло Е.К. в определении понятийного компонента концепта выделяет дистинктивные и эссенциальные признаки, которые его формируют. «Дистинктивные, родо-видовые признаки обеспечивают тождественность понятия самому себе при использовании его в различных теориях и фиксируют объем понятия - границы предметной области, к которой оно отправляет. Признаки эссенциальные, существенные, выявляемые, как правило в результате построения и обоснования теории, связаны с интерпретацией содержания понятия в рамках определенной концепции» [1, с. 121].

Понятие пространства, наряду со временем, относится к фундаментальным понятиям культуры, играя важнейшую роль в человеческом мышлении. Как замечает В.Г. Гак, «пространство - одна из первых реалий бытия, которая воспринимается и дифференцируется человеком» [7, с. 127], это естественная категория, определяющая суждение человека о мире. Представление об объеме и содержании концепта «пространство» является единым для всего человечества, но оно несколько варьируется в разных языковых общностях, что зависит от культурных установок каждой общности. Мы рассматриваем представление о пространстве, отраженное в русской языковой общности.

Определяя содержание концепта «Пространство», нужно выделить признаки концепта, путем соотнесения его с какой-либо теорией, концепцией.

Как отмечает Кобозева И.М., с тех пор, как человечество начало размышлять об основаниях своего бытия, было выработано несколько концепций пространства [7, с. 153]. Первоначальное, архаическое понимание пространства было связано с представлением о нем, как о чем-то неотделимом от времени, связанным с вещами, конституирующими и организующими его структурно (сакрализованные и мифологизованные объекты из сферы культуры и т.п. собирают пространство, организуют его вокруг единого центра) [7, с. 153]. В мифологическом сознании были определены центры «мистической энергии» пространства, описаны горизонтальная и вертикальная модели строения пространства, противопоставлено упорядоченное пространство племенной территории пространству, расположенному вне ее, т.е. выделена модель организации пространства, которая была заимствована другими формами сознания (религиозной, философской, обыденной), наделяясь присущими данным формам сознания свойствами и характеристиками. «Развитие представлений о пространстве шло в сторону все большего абстрагирования от понимания пространства как сакрально организованного мира до представления о пространстве как чем-то однородном и равном самому себе в своих частях, как то, в чем ориентируются и что измеряется» [8, с. 241- 242].

Развитие естественных наук привело к появлению научных концепций пространства [7, 2000, с.153]. В концепции Ньютона пространство - первичная самодостаточная категория, оно понимается как бесконечная протяженность, вмещающая в себя всю материю, не зависящая от нее, не определяемая материальными объектами. Именно такой тип пространства сейчас называют геометрическим. Этой концепции противостоит концепция «объектно-заполненного» пространства Лейбница, который понимал пространство, как нечто относительное, зависящее от находящихся в нем объектов, определяемое порядком сосуществования вещей. С этой точки зрения, пространство представляет собой форму организации материи, структурированную и относящуюся к области человеческих представлений о мире, наивной философии мира [7, с.153]. Современная наука оценивает каждую из концепций как теорию, описывающую одну из сторон действительности. Пространство трактуется как всеобщая форма бытия материи и ее важнейший атрибут, оно представляет собой форму координации сосуществующих объектов, состояний материи. Пространство представляется как нечто протяженное, связное, трехмерное, зависимое от структурных отношений и процессов развития в материальных системах [7, с.153].

Вербальное описание пространства воплощает стандартно-бытовое понимание пространства, которое, отличаясь от научного и мифопоэтического, имеет с ними ряд общих черт. «Пространство нашло в нашем сознании несколько «огрубленное» отражение в виде перцептуального пространства, относящегося к сфере восприятия внешнего мира отдельным индивидом и отличающегося в метрическом аспекте от реального пространства, оно является результатом восприятия мира, в нем локализованы человеческие ощущения, а не реальные объекты» [4, с. 65], оно основывается на выделении структуры, которая «сформировалась в актах восприятия мира, в простейших взаимодействиях человека с окружающей его реальностью и осознанием последней» [5, с. 26]. Обращение к философской интерпретации пространства, к научно-математической, таким образом, «не может помочь восстановить истоки понятия в чисто человеческом его истолковании, т.е. то, как мы воспринимаем пространство и каким мы его видим или ощущаем» [6, с. 26].

Обращаясь к анализу перцептивного опыта человека, Е.С. Кубрякова отмечает, что в ходе эволюции у человека формируются две системы видения мира - одна обеспечивает выделение объектов и наблюдение за тем, что окружает человека, вторая служит определению расстояния до объекта, определению относительного расположения объектов [7, с. 88]. Благодаря первой системе у человека складывается представление о пространстве как фоне, на котором находятся фигуры (объекты), благодаря второй системе складываются ориентационные концепты (удаленности - близости объектов; конкретного местонахождения по отношению к наблюдателю и т.п.) [7, с.88]. Пространству в связи с этим постепенно приписывались определенные свойства.

Так, в архаическом сознании пространство определялось, как что-то расстилающееся перед человеком во все стороны, среда, в которой человек может свободно перемещаться сам и перемещать доступные ему объекты, промежуток между объектами, протяженность, доступная человеку при панорамном охвате в виде поля зрения [6, с.26]. Современный человек оперирует и представлением о трехмерности пространства, о разных типах пространств и т.д. Эти признаки постепенно включались в структуру концепта «пространство», определяя его содержание.

Таким образом, эссенциальными признаками концепта, определяющими содержательную сторону и отражающими представление о пространстве «наивного» носителя языка, являются представление о нем как целостности, вмещающей человека, осознаваемой вокруг него и видимой перед ним, как среде всего сущего, заполненной предметами и людьми, как форме бытия всех предметов и явлений физического мира, как сущности, обладающей протяженностью, трехмерностью, непрерывностью и дискретностью одновременно, структурностью. Такое восприятие пространства нашло свое отражение и в семантике языковых единиц, что является, на наш взгляд, основанием для объединения лексики, именующей фрагменты пространственного континуума в два основных семантических класса: именования пространства-среды и пространства-организации.

В значениях лексем, представляющих пространство-среду, есть указание на определение состава какого-либо пространства, окружающего человека и предметы. Например, в исходных значениях лексем воздушный, водяной, земной есть указание на качественный состав окружения; в значениях лексем пустота, опустошенный, полный есть указание на его количественный состав.

В значениях лексем, представляющих пространство-организацию, есть указание на установление связей между предметами, объектами мира, на определение границ и формы объектов. Например, в исходных значениях лексем далекий, близкий, верх, низ, центр есть указание на установление связей между объектами, отношения объекта к субъекту говорения; в значениях лексем широкий, линия, круг есть указание на форму объекта, в значениях лексем предел, черта - на определение границы.

Определяя объем концепта «пространство», необходимо выделить признаки, служащие основанием определения границ предметной области понятия. Следует сказать о трудности определения объема понятийного компонента концепта «пространство», поскольку пространство в русском языке мыслится предметно наполненным, что вызывает затруднения в определении его границ.

 В значении некоторых единиц сема пространства является интегральной (например, линия, верх, высокий, точка, круглый и т.д.). В значении других единиц – наряду с семой пространства выделяется и предметная сема. При метафорическом переносе может быть активна сема пространства (например, верхушка, дно, пустынный, водяной и т.д.) или сема предмета (например, дом, наливаться, разрыв, звезда, крутой и т.д.).

Следует указать на особую диалектическую связь предметной и пространственной семы в единицах, репрезентирующих пространство, которая проявляется в процессе метафоризации. Например, в исходном значении лексической единицы воздух - «свободное пространство над землей, наполненное субстанцией, представляющей собой смесь газов, главным образом азота и кислорода, необходимых для жизни человека, животных и растений» - выделяется пространственная семантика: нахождение вокруг человека и над ним, и предметная семантика: субстанция, заполняющая пространство, представляющая собой смесь газов, необходимых для жизни человека, животных и растений и осознаваемая как прозрачная, легкая, чистая, которую можно почувствовать, но не увидеть. При метафорическом переносе может актуализироваться как пространственная, так и предметная сема. В следующем примере при переносе актуализируется пространственная семантика исходного значения лексемы воздух, в результативной ситуации социальная обстановка мыслится окружающей человека так же, как и воздушное пространство: Много разных перипетий, передряг, радостей и печали мы перенесли вместе, не в обычной атмосфере, а в театральном воздухе, насыщенном электричеством. Станиславский. При переносе могут актуализироваться предметные смыслы, указывающие на характер субстанции, заполняющей воздушное пространство, например: поездка повисла в воздухе. Воздух представляется человеку лишенным твердости, чем-то эфемерным, в воздухе нельзя найти опору, что в результативном значении интерпретируется как неопределенное положение.

В работе Е.С. Кубряковой наблюдается стремление отделить понятие «пространство» от понятий «объект» и «место» [6]. Автор отмечает, что человек выделял объект, как «топологически замкнутую часть пространства, концентрирующую конкретный вид материи в виде особого тела, обладающего определенными физическими характеристиками» [6, с.27], объект представляется частью пространства. Понятие «пространство» следует отделять и от понятия «место», трактуемого как часть пространства, занимаемого объектом. Пространственные ориентиры можно объединить одним понятием - локума» [6, с.28]. Как определяют это понятие М.В. Всеволодова и Е.Ю. Владимирский [3, с.6], «локум - это пространство или предмет, относительно которого определяется местонахождение предмета (действия, признака) и характер их взаимоотношений (статический, динамический)». Отражение физического пространства в сознании возникло из повседневного опыта людей как обобщение понятия локума, в предметах которого осуществляется как биологическое, так и социальное бытие человека. Соглашаясь с Е.С. Кубряковой в том, что понятия пространства, места и предмета складывались на разных этапах жизнедеятельности человека, обозначая разные пространственные отношения, мы наблюдаем, что в языке эти понятия находятся в тесной диалектической связи.

Определяя объем поля, нужно, по мнению Гака В.Г., также исследовать его внешние связи [7, с. 127]. Гак В.Г., определяя границы поля «Пространство», исследует «переход из непространственных сфер понятий в пространственные… и переход пространственных номинаций в другие сферы бытия» [7, с. 128].

Непространственная сфера, дающая материал для сферы пространства, образуется четырьмя концентрическими расширяющимися понятиями: человек - дом - страна - мир [7, с. 128-129]. В формировании пространственных номинаций проявляется принцип антропоцентричности, человек ставит себя в центр мироздания. С понятием «человек» связаны понятия, «касающиеся самого устройства человека, его способностей, действий, предметов, которые он создает», например, наименования частей тела используются для обозначения направления или местоположения частей предметов (голова колонны), меры (локоть, в двух шагах). С понятием «дом» связано пространство, ближайшее к человеку, организованное по определенным принципам: в доме выделяется дверь, окно, указывающие на выход, отверстие; потолок, указывающий на предел, верх; стена, указывающая на разделение пространства и т.д. С понятием «страна», как более обширным пространством, занятым одним народом, племенем, связано представление о своем и чужом (заграничный, внешний враг). С понятием «мир» связаны представления о максимальном пространстве, о котором может мыслить человек (на краю света). Человек, таким образом, организуя «свое» пространство, задает систему абстрактного пространства, закладывая основы пространственных отношений. Само поле «Пространство» организуется на основании непространственной сферы человека. В нем автор выделяет ряд структур: типы пространства в измерениях; организация пространства; пространственная соотнесенность объектов; направления, ориентации, координаты; восприятие пространства, мера длины, поверхности, объема [7, с.127]. Пространственные номинации переходят в сферу иных семантических полей путем использования пространственных понятий в переносном значении.

Нам кажется правомерным утверждение В.Г. Гака о том, что пространство человека было определено раньше, чем абстрактное пространство. Хотя в языке под именем «пространство» объединены лексемы из непространственной и пространственной сферы, тем не менее, исследуя пространство в его метафорических связях, мы не включаем в сферу нашего рассмотрения метафорические образования из «непространственной» сферы, поскольку в значениях лексем из «непространственной» сферы доминирует сема предмета.

Итак, дистинктивными признаками пространства, определяющими его объем,  является представление о пространстве как о сущности, неотделимой от понятий «предмет» и «место», базовой категории, которая осмысливается метафорически, определяя другие сферы жизнедеятельности человека. В исходных значениях лексем, репрезентирующих пространство, мы наблюдаем тесную связь собственно пространственной семантики с предметной, отмечая, таким образом, что пространство предметно, абстрактное пространство стремится быть выраженным в конкретной физической реалии (например, линия - дорога, река; верх - верхушка дерева), при метафорическом переносе могут актуализироваться как пространственные, так и предметные семы исходного значения.

Таким образом, выделив дистинктивные и эссенциальные признаки пространства, определив его содержание и объем, мы отметили, что эти признаки отражаются в языке, в лексическом значении единиц, что является свидетельством их значимости в сознании носителя русского языка.  Как отмечалось, лексика, репрезентирующая пространство, делится на два семантических класса:

1. пространство-среда, в который объединяются лексемы, в исходном значении обозначающие пространственную целостность, вместилище, в котором находятся объекты, определяющие его состав;

2. пространство-организация, в который включаются лексемы, в исходном значении имеющие указание на форму предметов и явлений физического мира, на установление связей между ними.

Для проводимого исследования значимым в первую очередь является то, что различие лексических значений лексем, репрезентирующих пространство-среду и пространство-организацию, проявляется в системе метафорического переосмысления.

Литература

1.      Войшвилло Е.К. Понятие как форма мышления. - М, 1989. - С.87-110, 168-185

2.      Воркачёв С.Г. Лингвокультурология, языковая личность, концепт: становление антропоцентрической парадигмы в языкознании // НДВШ ФН, - 2001б. - С.64 - 72

3.      Всеволодова М.В., Владимирский Е.Ю. Способы выражения пространственных отношений в современном русском языке. - М, 1982. - 264с.

4.      Ибрагимова В.Л. Семантика глаголов пространственной локализации в современном русском языке. - Уфа, 1992. - 172с

5.      Кононова И.В. Метафора как когнитивный инструмент // Поиск молодых. - сб. науч. ст. аспирантов. - Уссурийск, 1998. - С.78-82

6.      Кубрякова Е. С. Язык пространства и пространство языка (к постановке проблемы) // ИАН СЛЯ. – 1997. - №3. - т.56. - С.22–31

7.      Логический анализ языка. Языки пространств, - М, 2000. - 448с.

8.      Топоров В.Н.   Пространство и текст // Текст: семантика и структура (Сб. ст.) - М, 1983. - С.227-285

 

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle