Библиографическое описание:

Жукова Т. А., Schrenk M. Мультикультурализм и образование: проблемы и перспективы // Молодой ученый. — 2016. — №5.6. — С. 41-44.



В статье обозначена необходимость трансформации образования в условиях активно развивающихся мультикультурных процессов. Предложена трехуровневая модель изменений: на первом уровне фиксирует изменения содержания образования, на втором - совершенствование образовательных практик и на третьем – оптимизацию способов взаимодействия образовательных учреждений.

Ключевые слова. Глобализация, мультикультурализм, уровни трансформации в образовании.

В настоящее время обособленное существование народов и культур становится невозможным, так как интенсификация миграционных и демографических процессов, увеличение числа этнически смешанных семей, появление многонациональных коллективов в социальных институтах (каковым является образование) значительно расширяют рамки взаимодействий разнообразных культур.

Образование всегда было, есть и будет институтом трансляции культурного поля различных цивилизаций, того, что по своей сути определяет людей. Но в связи с этим возникает, по крайней мере, три вопроса: каковы границы этого поля? Можно ли сейчас говорить о том, что современное образование должно не только отражать национальные ценности в области культуры, но и включать в свой контекст более широкие культурные реалии? Должно ли оно становиться более широким, обеспечивать взаимодействие различных культур, существующих сегодня в мире? Какова мера индивидуальности того культурного поля, которое формирует образование?»

В течение длительного времени ведутся активные дискуссии относительно того как должно быть изменено образование, чтобы оно учитывало интересы вливаемой и принимающих сторон. Эта проблема усугубляется пониманием мультикультурализма.

Особо показательной считается позиция представителей общественной инициативы «Канна Аттак». Мультикультурализм – это не что иное, как своеобразная позитивная дискриминация, представляющая собой скрытую форму расизма. В их понимании мультикультурализм служит тому, чтобы подчеркнуть различия и оправдать неравноправие. Сторонники этого направления выступают против превосходства одной культуры, будь то культура немецкая или глобальная, против навязывания им определённой культурной идентичности и языка; подчеркивают тот факт, что требования интеграции мигрантов рассматриваются как посягательство на их свободу, так как в современных сложившихся условиях они в большей степени напоминают требования к ассимиляции. Складывающиеся таким образом представления об «идеальном мультикультурализме» определены правовым равенством представителей доминантой культуры и мигрантов, что, как показала практика, невыполнимо в современных условиях развития общества.

На современном этапе политика мультикультурализма переживает кризис: во многих странах представители доминирующего населения воспринимают признание культуры меньшинств как угрозу своей идентичности, что вызывает всплеск национализма.

17 февраля 2011 г. глава Отдела по взаимоотношениям церкви и общества протоиерей Всеволод Чаплин в Москве на «круглом столе», организованном фондом «Взаимодействие цивилизаций», высказал иную позицию. Он предположил, что в странах Западной Европы, недавно заявивших о кризисе мультикультурализма, это понятие трактуется неправильно: «Говоря о мультикультурализме, мы называем им то, что им не является, то, о чем и говорил господин Дэвид Кэмерон: привести всех к одной системе ценностей, к одному образу жизни, отнюдь не разделяемому всеми людьми, живущими в нашем мире, и, более того, разделяемому только меньшинством людей» [4].

По мнению В. Чаплина, нужен такой мультикультурализм, который «основан на стремлении иметь в одном обществе возможности для самореализации разных этнических групп с их особенностями, с правилами, по которым живет социум или социумы… необходим отказ от унификации общества и создания общечеловека… люди, полностью верные своему этническому, религиозному идентитету, люди, верные своей социальной миссии, должны учиться жить в одном мире с другими людьми, также верными своей миссии и своему идентитету… иными словами, следовать принципу единства разнообразия» [4].

Многие исследователи отмечают, что принцип «единство разнообразия» признает разность мотивов этнических групп: одни стремятся к этнической ассимиляции, другие создают параллельные общества. При этом и мигранты, желающие ассимилироваться, и мигранты, пытающиеся сохранить национальную идентичность, - реалии сегодняшнего общества. Значит, для тех и других должны быть созданы условия: возможность эффективной ассимиляции для первых (преподавание правовой базы, языка, трудоустройство, первичное сопровождение и т.д.) и возможность создания национально-культурных автономий для вторых. Но все это должно быть реализовано непременно на базе действующего законодательства и сформированной двусторонней (принимающая и вливающаяся сторона) общей модели толерантного поведения.

В отличие от западного христианства ислам… это очень ригидная, то есть жесткая религия, которая не трансформируется, не учитывает изменений, которые происходят в мире. При этом причина отсутствия толерантности ислама усугубляется тем, что в настоящее время в исламе активизировался «исламский фундаментализм» - течение, декларирующее необходимость возвращения мусульман к строгому соблюдению требований Корана и других, священных для данной религии книг, а также «освобождения мусульманских земель от колонизаторов. Причём современные виды миграции, как вынужденной, так и добровольной, могут рассматриваться как территориальная экспансии, поскольку исламские государства, как правило, оказывают поддержку родственным себе этнокультурным или конфессиональным группам, находящимся на территории другого государства» [5].

Не менее важным является также тот факт, что разные страны находятся сегодня на разных стадиях развития, но, как утверждает А. Пинский, «неверно было бы полагать, будто одни страны целиком еще находятся в индустриальном или доиндустриальном состоянии, а другие полностью уже вошли в постиндустриальное. Можно говорить о том, какой тип в той или иной стране сегодня является доминирующим, однако важно взаимодействие этих двух цивилизационных типов; важно понимать, что оно имеет инфраструктурный характер, изнутри пронизывая его как бытие всего человечества, так и социальную жизнь каждой отдельной страны и все больше и больше – жизнь каждого человека, его самоощущение, ценности и жизненные ориентации» [2] .

Несмотря во многом на негативные оценки мультикультурализма его основные идеи приняты во многих сферах на сегодняшний день. Потому сегодня особо остро встает проблема о совмещении его принципов и глобализации, оказывающей важное влияние на развитие образования в государстве. Очевидно, что существование идей мультикультурализма в период глобализации определяется особенностями последней.

Согласимся с мнением И.А. Ушановой, которая в своей статье «Глобализация и мультикультурализм: пути развития» отмечает следующее: «протест глобализации оказывает двойственное действие на мир в целом: с одной стороны, мир становится более однородным, с другой - все более разнородным. Однородность заключается в том, что мы все чаще представляем свои культурные отличия одними и теми же способами, которые более доступны для понимания. Для наступившей эпохи характерно организованное культурное многообразие, которое как раз и предусматривает возникновение глобальной культуры. Культурные особенности складываются на фоне глобальной культуры, новой культурной реальности. Новая глобальная культурная система производит и усиливает различия, вместо того, чтобы подавлять их, но это различия особого типа. Их гегемония касается не содержания, а формы. Система глобальной культуры- это общий код, выражающий различия и границы. Однако уже сегодня становится очевидным тот факт, что не все культурные различия станут частью глобальной культуры, за что, несомненно, стоит бороться», в частностями возможностями образования [3].

Возникающий феномен «культурного многообразия» расценивается не как простая сумма культур, а качественно иная множественная идентичность. Культурное многообразие задает основу соединения различного (диаметрально противоположного, разного) этнического опыта, благодаря которому страна может стать обществом, способным к взаимодействию и обогащению. Это единство создается на основе терпимости к различиям и готовности верить, что общество укрепляется через взаимодействие различных путей развития, так как нет единственного способа мыслить или существовать, наилучшего для всех…. именно это должно стать основополагающим компонентом образования, развивающегося в условиях мультикультурных процессов» [1]. Развитие его идей возможно при условии жесткого соблюдения приезжающими определенных культурных традиций европейцев, иными словами, активизации принципа диалога культур, в связи с чем, для большего понимания необходимо говорить об оптимизации сотрудничества и взаимодействия, в особенности в области образования.

К решению этих вопросов все большее количество стран относится с большей тревожностью. В течение длительного времени ведутся активные дискуссии относительно того, как должно быть изменено образование, чтобы оно учитывало интересы вливаемой и принимающих сторон. К сожалению, стоит отметить тот факт, что на сегодняшний день наметилась явная тенденция сведения процесса организации образования в условиях развития мультикультурных процессов к реализации единичных образовательных курсов, что не способствует его развитию с учетом интересов каждой из стран. В результате многочисленных обсуждений сложилось понимание, которое делает акцент не столько на специфике содержания образования (иными словами, на обогащении различных дисциплин культурной компонентой), но и на поиске новых образовательных практик совместно с исследователями различных стран.

Проблема изменения образования тесно связана с проблемой межкультурного измерения, которая была четко сформулирована на Конференции министров образования стран – членов Совета Европы еще в 1983г. в связи со сложностями интеграции мигрантов. Включение «европейского измерения» в учебные программы в ходе реализации проекта «Среднее образование для Европы» имело своей целью подготовить молодежь к жизни в «многоязычной и многокультурной Европе».

Исследователи отмечают, что такого рода рекомендации не могли точно определить содержательные аспекты образования (за исключением языкового). В 1980-е гг. Программы «Европа в школе» и «Современный мир в школе» привлекли внимание к необходимости уделить больше внимание таким феноменам как природа и цивилизация, которые в школьных программах были почти полностью вытеснены. C введением в преподавание различных предметов «европейского измерения» появилась возможность лучше сбалансировать преподавание литературы, географии, искусства и культуры (как отмечалось в исследовании ранее).

Вместе с тем подчеркивается, что подобные рекомендации не смогли повлиять на формирование представлений о некоем «обязательном» содержании образования. Более того, по оценкам специалистов, подобные рекомендации вообще не могли иметь успеха. Представители Совета Европы отмечали, что они не имеют права менять существующие программы; единственное, что можно было сделать – это выдвинуть предложения и сформулировать рекомендации. Такая ситуация стала совершенно очевидной уже в связи с попытками ввести «европейское измерение», присутствие которого в учебных программах оказалось формальным.

Именно поэтому образование, изменяющееся в контексте мультикультурных процессов, оказалось не столько преподаванием какого-то иного предмета, сколько иным преподаванием в рамках уже существующего набора предметов и программ. В этом отношении пример «европейского измерения» также стал весьма показателен.

В принятой министрами образования Европы Резолюции 1997г. было указано, что образование, развиваемое в контексте мультикультурных процессов, должно быть основано не на создание нового предмета, а на более широкое использование кросс-дисциплинарных методов и принципа «командной работы» педагогов – иными словами, обогащению образовательной практики, а также расширению взаимодействия между различными государствами с целью трансформации образования, развивающегося под влиянием мультикультурных процессов.

Итак, обобщая изложенное выше, полагаем, что наметилась явная необходимость к упорядочиванию существующих знаний, позиций относительно трансформационных процессов в образовании и разработки модели: на первом уровне фиксируются изменения содержания образования, на втором - совершенствование образовательных практик и на третьем – оптимизация способов взаимодействия образовательных учреждений.

Литература:

  1. Елизарова Г. В. Культура и обучение иностранным языкам. – СПб.: Изд-во «КАРО», 2005. – 352 с.
  2. Новая школа: Основы комплексного проекта обновления школьной экономики, управления школой и содержания общего образования. – М.: Изд-во Высшей школы экономики, 2002. – 173c.
  3. Уншанова И.А. Глобализация и мультикультурализм: пути развития // Вестник Новгородского государственного университета. – 2004. - № 27. – С. 61-65.
  4. «Религия и закон». [Электронный ресурс]. – Режим доступа: - http:// www.interfax-religion.ru
  5. Сарапульцев П.А. «Неотвратимость краха европейской модели мультикультурализма с точки зрения психофизиологии» [Электронный ресурс]. – Режим доступа: - http://royallib.com

1

Основные термины (генерируются автоматически): мультикультурных процессов, глобальной культуры, содержания образования, изменения содержания образования, контексте мультикультурных процессов, образовательных практик, совершенствование образовательных практик, способов взаимодействия образовательных, взаимодействия образовательных учреждений, «европейского измерения», трансформации образования, необходимость трансформации образования, существование идей мультикультурализма, этапе политика мультикультурализма, развития мультикультурных процессов, специфике содержания образования, интеграции мигрантов, негативные оценки мультикультурализма, условиях мультикультурных процессов», влиянием мультикультурных процессов.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle