Библиографическое описание:

Ишмуратова Д. Ф. Образование в контексте устойчивого развития: уровни взаимодействия // Молодой ученый. — 2016. — №5.4. — С. 9-12.



Управление социально-экономическим развитием общества относится к задачам, обладающих непреходящей актуальностью. Любое общество в своем существовании сталкивается с противоречиями, которые могут выступать одновременно и результатом и источником его развития. Динамичность изменений, возрастающая сложность и взаимосвязь различных процессов и явлений современной общественной жизни усиливают необходимость анализа и понимания тенденций развития, обоснованности принимаемых управленческих решений. Какие бы задачи и приоритеты не выдвигались в каждый конкретный момент, целью остается необходимость обеспечения баланса интересов и реализация потребностей населения, включая перспективное видение данных процессов.

Одной из концепций, включающей данные вопросы и получившей многостороннюю разработку и широкое признание, является парадигма устойчивого развития. Основная цель устойчивого развития — обеспечение человеческого благополучия нынешних и будущих поколений на основе рационального использования имеющихся ресурсов или капиталов. Существующие множество подходов к данной теме обусловили появление различных определений как самого понятия, так и его составляющих, концентрирующих внимание на каких-либо аспектах основных видов капитала — экономического, экологического, человеческого и социального [1]. Общей чертой, объединяющей подобные исследования, является попытка дать комплексную характеристику социальных, экономических, культурных, экологических и других условий жизнедеятельности человека, субъективных и объективных условий реализации его возможностей.

Несмотря на различия в методиках и показателях измерения устойчивого развития, во множестве из них используются показатели образования, отражающие уровень развития человеческого капитала. В исследованиях учитываются разные показатели — грамотность взрослого населения, его доступность всем социальным группам, уровень развития различных его отраслей и ступеней и т. д. Включение в анализ данных о состоянии системы образования характеризует этот институт как один из ключевых, определяющих благополучие и устойчивое развитие общества: «Система образования способствует человеческому благополучию в будущем, обеспечивая более высокое производство на душу и более высокую (многофакторную) производительность. В то же время образование имеет отношение к нынешнему благополучию, поскольку исследования показывают, что люди с более высоким уровнем образования испытывают большую удовлетворенность жизнью, имеют лучшее здоровье, более широкие возможности для социализации с другими и участия в жизни своих сообществ. Таким образом, образование вносит вклад в текущее благополучие и его устойчивость во времени» [2, с.45].

Образование относится к числу важнейших социальных институтов, определяющих процесс воспроизводства общества как социальной системы, обеспечивающий возобновление социально-профессиональной структуры общества. Сложность и многогранность явления позволяет рассматривать его на различных уровнях: инфраструктуру, сложившиеся практики участия населения в данном процессе, а также в виде элемента человеческого капитала как совокупности «накопленных профессиональных знаний, умений и навыков, получаемых в процессе образования и повышения квалификации, которые впоследствии могут приносить доход — в виде заработной платы, процента или прибыли» [3, с. 11], который может быть в свою очередь трансформирован в другие формы капитала — экономический, политический и т. п. В современных условиях происходит повышение его значимости на всех уровнях, в том числе, в связи с необходимостью усиления инновационной составляющей во всех сферах жизнедеятельности. Доступ к соответствующим знаниям и компетенциям открывает именно система образования, становящаяся, таким образом, одним из необходимых средств достижения устойчивого развития: «Образование, будучи одним из основных прав человека, является ключом к устойчивому развитию, миру и стабильности внутри стран и в отношениях между ними и в силу этого служит необходимым средством для эффективного участия в жизни обществ и в экономике XXI века, которые затронуты ускоренной глобализацией» [4, с.8]. Развитие образования входит в число ключевых стратегических национальных приоритетов, реализация которых лежит в основе обеспечения национальной безопасности.

Исследование образования в контексте устойчивого развития подразумевает рассмотрение не только его вклада в устойчивость социальной системы, но и с точки зрения собственного функционирования и развития, отвечающего актуальным запросам современности. К проблемам, характерных для данной сферы и получивших широкое освещение, относится вопрос качества образования на всех уровнях, характерной чертой которого является несоответствие между общественными и индивидуальными ожиданиями, включающее в том числе, дисбаланс между потребностями рынка труда и спектром специальностей, по которым ведется обучение. Данный аспект давно является предметом дискуссий, что обусловливает наличие различных точек зрения. С одной стороны, признается, что действительно существует значительный разрыв между потребностями рынка труда и контингентом выпускаемых специалистов, особенно это касается сферы услуг (для населения и производства), что связано с ориентацией образования не на нужды производства, а на спрос населения [5]. Переизбыток специалистов с определенным профилем приводит к тому, что полученное образование не всегда находит свое выражение в дальнейшей трудовой деятельности. По данным статистики, среди выпускников 2010–2012 гг. отсутствие связи работы с полученным образованием по разным специальностям составляло от 5 до 55 % (среди имеющих высшее профессиональное образование) и от 12 до 72 % (для получивших среднее профессиональное образование) [6, с.87]. Существует и противоположная точка зрения на данное обстоятельство, доказывающая, что представление о необходимости соответствия структуры выпуска специалистов структуре спроса на соответствующие профессии является стереотипом, основанном на упрощенном понимании взаимосвязи институтов образования и рынка труда. К таким же стереотипам относится и представление о том, что между получением высшего профессионального образования и намерением работать по специальности обязательно существует прямая связь [7]. В связи с этим многое говорится о девальвации ценности высшего образования, что отражается и в том, что большинство населения оценивает состояние системы образования в целом как посредственное — 48 %, хорошим его считают 24 % (исследование Аналитического центра Ю. Левады 2011 г. среди всего населения РФ) [8, с. 85], хотя среди молодежи в основном наблюдается удовлетворенность полученным образованием; по данным Европейского социального исследования (пятая волна, 2010 г.), российские респонденты оценили свою удовлетворенность системой образования в 4,27 балла (шкала от 0 до 10) [9].

Указанные проблемы не исчерпывают весь спектр вопросов, характерных для системы образования, так как в результате взаимосвязи явлений и процессов общественной жизни они оказываются сопряжены с другими проблемами, такими, как безработица, невысокий уровень и качество жизни, изменение структуры социально-профессиональной стратификации и т. д. В результате можно говорить о том, что существуют трудности в становлении образования как основы достижения устойчивого развития.

Рассмотрение образования в свете перехода к устойчивому развитию включает и такой аспект, переориентация его содержания на устойчивое развитие. Согласно Стратегии Европейской экономической комиссии ООН образование в интересах устойчивого развития ориентируется на переход «от простой передачи знаний и навыков, необходимых для существования в современном обществе, к готовности действовать и жить в быстроменяющихся условиях, участвовать в планировании социального развития, учиться предвидеть последствия предпринимаемых действий, в том числе и возможные последствия в сфере устойчивости природных экосистем и социальных структур» [10, с.1]. Фактически речь идет о повышении, в результате переориентации обучения, уровня социальной активности, понимаемой в широком смысле как осознанное деятельное участие во всем многообразии социальной деятельности, повышение индивидуальной ответственности за выстраивание собственной жизненной траектории. В свете указанных выше негативных тенденций, характеризующих ослабление функциональной связи между системой образования и рынком труда, пролонгированное планирование своей жизнедеятельности затруднено в силу объективных и субъективных причин, что обусловливает ситуативность проявления активности, преобладание ее адаптивной, а не созидательной направленности. В целом исследователи отмечают и объективные трудности, связанные с внедрением новых компонентов в учебный процесс, и уже существующие предпосылки к ускорению становления образования в интересах устойчивого развития, совпадающего в своем содержании с вектором развития современного образования.

Рассмотренные аспекты взаимосвязи образования и устойчивого развития — роль образования как фактора устойчивости, состояние и тенденции развития системы образования, а также развитие образования в интересах устойчивого развития не исчерпывает все существующие взаимосвязи данных явлений, но позволяют дать комплексную характеристику данного взаимодействия на различных уровнях в совокупности с социальными, экономическими, культурными, экологическими и другими условиями.

Данное исследование выполнено в рамках госзадания ИСЭИ УНЦ РАН по теме № 0253–2014–0001 «Стратегическое управление ключевыми потенциалами развития разноуровневых социально-экономических систем с позиций обеспечения национальной безопасности» (№ гос. регистрации 01201456661).

Литература:

  1. Гаврикова А. В. Демографические процессы Республики Башкортостан в контексте проблемы устойчивости территориальных образований. Современные проблемы науки и образования. 2015. № 1. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.science-education.ru/125–19833.
  2. Рекомендации Конференции европейских статистиков для измерения устойчивого развития. 2014. 242 с. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.unece.org/fileadmin/DAM/stats/publications/2015/ECE_CES_31_Rus.pdf.
  3. Радаев В. В. Понятие капитала, формы капиталов и их конвертация / В. В. Радаев // Общественные науки и современность. 2003. № 2. С. 5–16.
  4. Дакарские рамки действий. Образование для всех. ЮНЕСКО. 2000. 78 с.[Электронный ресурс]. Режим доступа: http://unesdoc.unesco.org/images/0012/001211/121147R.pdf
  5. Латова Н. В., Латов Ю. В. Структурно-профессиональные диспропорции в современной России // Terraeconomicus. 2014. Т.12. № 3. С. 131–151.
  6. Экономическая активность населения России (по результатам выборочных обследований). 2014: Стат.сб./ Росстат. M. 2014. 143 c.
  7. Московская А. А. Должно ли высшее образование соответствовать спросу на рынке труда? // Высшее образование в России. 2015. № 10. С. 75–84.
  8. Общественное мнение — 2011. М.: Левада-Центр, 2012. 284 с.
  9. Щудло С. А., Длугош П. Удовлетворенность системой образования: Польша, Россия и Украина (сравнительный анализ) [Электронный ресурс] // Информационно-гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». 2013. № 1. Режим доступа: http://www.zpu-journal.ru/e-zpu/2013/1/Shchudlo_Dlugosz_Satisfaction-with-Educational-System/
  10. Национальная стратегия образования для устойчивого развития в Российской Федерации. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.unece.org/fileadmin/DAM/env/esd/Implementation/NAP/RussianFederationNS.r.pdf

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle