Библиографическое описание:

Поломошнова Н. О. Коннотативные особенности лексики заголовочных комплексов как элемент перцепции медиатекста о террористическом акте на базе деривационного процесса у добавочного экспрессивного значения // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 817-820.



В статье отражены подходы к исследованию особенностей коннотативных значений лексики заголовочных комплексов медиатекстов о террористических актах с учетом экспрессивного добавочного значения, образованного деривацией лексемы.

Ключевые слова: коннотация, заголовочные комплексы, коннотативные значения, деривационный процесс.

Интерес к исследованию вопроса перцепции медиатекстов, посвященных крупным общественным трагедиям обусловлен рядом факторов. С одной стороны, террористический акт как информационный факт рассматривается средствами массовой информации как в период непосредственного дейктического временного центра, так и в период, предшествовавший (предпосылки трагедии) и последующий (обычно длительная рефлексия) за произошедшим. С другой стороны, данные ситуативные реалии привлекают внимание аудитории и являются катализаторами для сильного эмоционального отклика.

Важно отметить, что часть аудитории находится в состоянии аффекта и испуга от случившейся трагедии.Принято считать, что одной из главных целей терроризма является запугивание населения, что успешно достигается ими в странах c высоким уровнем свободы слова. В таких ситуациях средства массовой информации часто дестабилизируют общественные настроения, невольно выступая в качестве пособников террористов. А вопрос воздействия стилистических инструментов на формирование в общественном сознании референта терроризма до сих пор остается открытым.

Исследование затрагивает вопросы корреляции ситуативных реалий, узкой тематики текста и лексики с определенными коннотативными особенностями.

При формировании эмоциональной реакции у аудитории издания и следующей за ней перцепции медиатекста необходимо учитывать такой фактор как коннотацию лексических единиц, употребляемых в заголовочных комплексах. Присущая слову коннотация должна соответствовать отображаемому событию, правильно интерпретироваться читателем и вызывать определенные ее перцептивным значением эмоции, проявляющиеся у аудитории периодического издания примерно в один и тот же хронологический период.

Анализу подверглись коннотативные значения лексики заголовков и реализация в ходе деривационного процесса добавочного (эмоционально-окрашенного) значения в тексте материалов различных российских печатных изданий за период их информационной активности в процессе освещения крупных террористических актов.

В исследовании коннотация лексики подвергалась анализу с точки зрения психолингвистического [3] и собственно лингвистического направлений. Теоретической базой исследования коннотативного значения лексических единиц являлись работы Е. М. Сторожевой [5], Е. М. Верещагина, В. Г. Костомарова и Ю. Д. Апресяна. Продуктивным представляется выделение внутриязыковых и внешнеязыковых элементов коннотации. К первым можно отнести элементы, связанные с восприятием слова в связи с развитием языковой системы; они делятся на диахронические и мотивационные (синхронические). К внешнеязыковым в свою очередь относятся экстралингвистические факторы, характеризующие элементы общения (ситуация речи, перцепция, оценка).

Далее мы будем рассматривать коннотацию как открытую систему добавочной информации, проявляющейся у значения слова в зависимости коммуникативной ситуации и базирующейся на социально-психологической природе данного феномена. Принцип открытости коннотации как системы позволяет нам говорить о возможности возникновений добавочных эмотивных смыслов у лексической единицы при употреблении ее в рамках определенных ситуативных реалий, реализующихся в коммуникативные ситуации.

Особенностью перцепции медиатекста при учете добавочного значения коннотативно окрашенных лексических единиц, расположенных в заголовочном комплексе, является феномен деривацонного слова и деривационной лексикологии. Ситуативная реалия террористического акта позволяет добавочному (коннотативному) значению лексической единицы в рамках медиатекста попасть в функционально-динамическое пространство языка и вступить в деривационно-мотивационный процесс.

Таким образом, можно говорить о проявлении в медиатексте форм слова, образованных на базе интерпретации читателем лексической единицы, обладающей эмоционально-экспрессивно-оценочным языковым компонентом. «Сущность деривационного принципа состоит в создании нового на базе исходных суп-позиций в процессе оязыковления внеязыкового содержания»[4]. При этом проявляется максимальное диалектическое единство этого слова, поскольку оно соединяет в себе начальное содержание и новый коннотативный смысл.

Можно говорить, что при перцепции текста происходит семантико-деривационное развитие лексической единицы, употребляемой в заголовочном комплексе, в межъязыковом пространстве, в ходе которого она увеличивает свой семантический потенциал.

Анализ медиатекстов проводился при помощи базовых и частных методов изучения языкового материала:

 интерпретация языкового материала,

 комплексный метод изучения языка,

 семиотический метод,

 метод структурно-семантического анализа,

 функциональный анализ языкового материала.

Анализ эмпирического материала проводился по трем направлениям проявления коннотативных особенностей лексики заголовочных комплексов. Во-первых, была исследована структура эмотивных значений лексики и механизм перцепции текста. Во-вторых, исследованию подвергся процесс деонимизации, основанной на приеме синекдохи в качестве проявления добавочного значения коннотативно-окрашенных лексических апеллятивов. В-третьих, был проведен анализ механизма перцепции текстов на основании деривационного процесса реализующего добавочного значение лексем, употребляемых в заголовочном комплексе, в тексте материала.

Рассмотрим фрагмент анализа текста «Цена разговоров» («Новая газета», 28.10.2004).

Тема текста: журналистка Анна Политковская участвует в переговорах с террористами в Театральном центре на Дубровке. Она договаривается о помощи заложникам (принести соки), узнает требования террористов, успевает помочь заложникам. В конце текста мы понимаем, что штурм здания уже произошел. Результат штурма — 67 жертв. Журналист поднимает вопрос о необходимости переговоров в таких ситуациях, оценивает последствия трагедии.

Рассмотрим слово цена. С точки зрения внутриязыковых компонентов коннотации данная лексическая единица входит в активный запас лексики, лексическое значение данного слова можно определить как свободное, употребленное в значении «ценность, важность чего-либо» [2].

Внешнеязыковой анализ компонентов коннотации слова цена указывает на то, что слово относится к общеупотребительной лексике. Однако можно рассматривать и вариант употребления устаревшего значения данного слова, в словаре В. И. Даля встречается толкование слова цена как «плата» [1]. В свою очередь слово «плата» входит в состав достаточно устойчивого сочетания слов «плата за победу». В Национальном корпусе русского языка можно найти соответствующие контексты употребления этого сочетания, например, фрагменты из «Войны и мира» Льва Толстого или книги Бориса Васильева «Ольга, королева русов».

Путем естественной трансформации языка данное словосочетание в современном русском языке используется в формате «цена победы». Отметим, что использовании лексической единицы «победа», подразумевает наличие некоторого действия, которое можно было бы обозначить, как «война». Соотношение отрицательного коннотативного значения лексики заголовка с текстом вызывает у читателя ассоциативный ряд «терроризм (ситуативная реалия) — «победа» (итог деривации) — война (образ, вызываемый коннотацией базового слова) — жертвы (интерпретация читателем) — цена (эмотивно окрашенная лексическая единица)». При такой интерпретации читателем лексическая единица цена имеет явную отрицательную эмоциональную окраску как с точки зрения эмоционально-экспрессивного, так и эмоционально-оценочного компонентов коннотации.

Деривационный процесс в данном медиатексте раскрывается в предложении: «Большая ли это «победа» — 67 жертв (до больниц)?» («Новая газета», 28.10.2004). Где лексическая единица «победа» — элемент ассоциативной связи с сочетанием «цена победы». Более того, важно учитывать, что в контексте данной ситуативной реалии слово «победа» употребляется в значении противоположном прямому, поскольку использована авторская пунктуация, поясняющая такую трактовку. Отсылки к связи этого понятия с лексическими единицами «война» и «жертвы» активно используются в тексте («война будет проходить не на поле боя», «чем больше крови, жертв…», «у них — своя автономная война»).

Этот пример можно считать проявлением новой семантико-деривационной валентности в рамках одной словоформы лексической единицы «цена».

Коннотативные особенности лексики заголовочных комплексов, при рассмотрении их с учетом деривационного процесса, проявляющегося у добавочного экспрессивного значения лексических единиц в медиатексте, позволяют аудитории издания не только более точно интерпретировать текст, но и формируют некоторые ассоциативные модели, базирующиеся на интуитивном понимании эмотивного добавочного значения лексики значения читателем. Такого рода ассоциации являются акторами эмоций у аудитории и способом погружения в ситуативную реалию.

Из анализа эмпирического материала можно сделать вывод, что изучаемые лексические единицы выполняют имеют важную социальную составляющую — формирование референта терроризма. Закрепленные в языке образы трагедий соотносятся с целостной ситуативной реалией, которая в свою очередь вписана в общественно-политический контекст. В современной общественно-политической прессе употребление такой лексики в медиатексте будет вызывать отрицательную коннотативную оценку у аудитории, базирующуюся на эмоциональных переживаниях от факта трагедии.

Литература:

  1. Даль В. И. Толковый словарь живого великорусского языка: В 4 т. — М.: Рус. яз. — Медиа, 2003.–Т. 4: Р — Я. — 2003. — 688 с.
  2. Дмитриев Д. В. Толковыйсловарьрусскогоязыка М: Астрель, АСТ 2003. — 1584 с.
  3. Леонтьев, А. Н. Потребности, мотивы, эмоции. М.:МГУ, 1971. — 40 с.
  4. Морозов А. В. Межъязыковая эквивалентность как способ представления деривационных отношений в лексике русского языка // Вестник Томского государственного университета. — 2007. — № № 297. — С. С. 12–16.
  5. Сторожева Е. М. Коннотация и ее структура // Вестник Челябинского государственного университета. — 2007. — № № 13. — С. С. 113–118.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle