Библиографическое описание:

Ушакова К. В., Касимова С. С. Принцип толерантности и его особенности // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 594-598.



Ключевые слова: толерантность, конфессиональные отношения, этнокультура, мировоззрение, гуманизм.

В современном глобализационном мире активно обсуждаются проблемы толерантности как терпимости к различным (обусловленным зачастую несовместимыми различиями образа жизни, традицией, мировоззрением, культурой, политическими взглядами, религиозными убеждениями). Толерантность (терпимость) определенная мировоззренческая нравственно-психологическая установка личности на то в какой мере ей принимать или не принимать различные, прежде всего чуждые идеи, обычаи, культуру. В современной научной литературе дается следующее определение терпимости: «Терпимость означает уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявления человеческих индивидуальностей. Ей способствуют знания, открытость, общение и свобода мысли, совести и убеждений. Терпимость — это гармония в многообразии. Это не только моральный долг, но и политическая, и правовая потребность» [1].

Если говорить о проблеме толерантности, то следует заметить, что в философском рассмотрении толерантности вообще и этнокультурной толерантности в частности уходит своими корнями в античность и связано с осмыслением «свое» и «чужое» в контексте диалектики единства человеческой природы и культурно-исторических отличий в ее проявлении. Уже в легенде о Солоне и Анахарсисе противопоставление эллинов и варваров преодолевается в надэтнической ценности дружбы [2]. Геродот в своем описании разнообразных обычаев и нравов, как эллинов, так и варваров оценивает их с позиции общечеловеческой ценности [3]. Толерантность как противопоставление гуманистических ценностей различным формам фанатизма и шовинизма присутствует на протяжении всей истории европейской философии. В частности можно отметить трактат «О веротерпимости» Д.Локка, открывшего либеральный подход к истолкованию толерантности [4], а также работу «К вечному миру» И.Канта [5], «Патриотизм или мир» Л. Н. Толстого [6].

Современное рассмотрение толерантности связано с провозглашением ценности различий, в том числе и этнических в контексте концепции мультикультурализма, в рамках которой была принята декларация принципов толерантности. В ней толерантность определяется как уважение, принятие и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, форм самовыражения и индивидуальности [7]. В подобной трактовке толерантность рассматривается как условие существования сложных обществ и позиция зрелой личности, что предполагает активное противодействие интолерантным проявлениям. При этом усиливается рассмотрение толерантности как этической и общекультурной ценности. Вместе с тем данное определение и выраженная в нем идеологическая практика культивирования различий становится объектом критического анализа. Ведь природа толерантности должна быть обращена не только к практикам межкультурного взаимодействия, но и к внутриличностным структурам, к механизмам формирования толерантности как социокультурного феномена. Популярный анализ этих проблем мы находим в работах Б. Ф. Поршнева, М. М. Бахтина, М.Бубера, К.Лоренца, Э.Фромма, Ж. П. Сартра и др.

В настоящее время в исследовании проблемы толерантности, наибольший интерес вызывает функционирование данного принципа в различных сферах человеческой деятельности. Так, реализация толерантности как практического принципа в сфере политики связана с характером вводимых в общество норм. Введение норм неполитического характера сопровождается толерантным отношением к ним со стороны общества. Политические же нормы в принципе не могут быть толерантно приняты всеми субъектами, так как они вводятся в основном с помощью системы принуждения, допускающей насилие в отношении несогласных (индивиды, социальные группы, политические партии). Наличие в обществе несогласных — свидетельство того, что в принятии одной и той же нормы субъекты ведут себя по-разному: гражданское общество и отдельная личность могут быть нетерпимы к норме, в отношении которой власть толерантна [8]. Такое положение объясняется разномасштабностью интересов субъектов и необходимостью их соподчинения друг другу. Отказ от насилия как нормы жизни и части официальной идеологии возможен лишь в условиях демократического режима, который создает условия для полноценного демократического диалога, участником которого является сама власть. С другой стороны, формирование демократии возможно лишь в обществе, разделяющем ценности свободы и терпимости. Следовательно, культивирование толерантности на уровне индивидуального и общественного сознания есть необходимое условие создания демократического режима, который в свою очередь, обеспечивает функционирование в обществе толерантности в качестве этического императива, позволяющего сохранить общественное согласие и социальную стабильность даже в периоды острых социальных кризисов. В мировой политике принцип толерантности проведен в жизнь на уровне равнозначных субъектов, когда социальные противоречия на мировой арене не исключают политических соглашений, компромиссов и сотрудничества для достижения общей цели, или решения проблем глобального характера. Следовательно, в мировой политике функционирует форма толерантности. На сегодняшний день во внешней политике государства выступают в качестве соподчиненных субъектов, что объясняется разным уровнем их экономического и социально-культурного развития. Эта соподчиненность определяется как объективными причинами, так и субъективными — закрепившимися в сознании отдельных народов идеями о превосходстве (реальном или воображаемом) своей системы над прочими. Особенно явно соподчиненность между государствами как политическими субъектами вырисовывается в отношениях между индустриально развитыми странами и странами отстающими, которые в рамках прежнего политического мышления воспринимались не столько самостоятельной мировой общностью с собственными интересами и специфическим путем развития, сколько объектом для завоевания в политико-идеологическом смысле. В основу новой этики в отношениях между различными государствами должен быть положен не принцип мирного существования, который можно определить как параллельное «изолированное» развитие, а принцип толерантности, предполагающий признание взаимозависимости и взаимодополняемости развитых и отстающих стран. Его реализация возможна при условии деидеологизации и деполитизации международных отношений, при условии невмешательства сильных держав во внутриполитическую жизнь более слабых. Необходимо установление такого международного экономического порядка, который способствовал бы возрастанию равноправия хозяйственных и торговых отношений между развитыми и отстающими странами. Следовательно, мировая внешняя политика дают возможность реализоваться относительно полноценным формам толерантности, поскольку допускают, а иногда и требуют равнозначности субъектов. Во внутриполитической жизни государства, где равнозначность субъектов изначально не возможна, толерантность существует в неразвитой, неполноценной форме.

Что касается реализации принципа толерантности в области веротерпимости, то следует заметить, что любая религия как форма мировоззрения, изначально содержит данный принцип, но до той пары и той степени, пока не оформляется в социальный институт. Институализация религии есть следствие формирования централизованной государственной власти. Независимо от специфики связи между институализированной религией и государством в общественном сознании утверждаются различные формы нетерпимости, так как вера подменяется идеологией [9]. С этого времени веротерпимость реализуется в сознании людей чаще всего лишь на уровне личной позиции, или же санкционируется государством в форме юридических законов. В общественном сознании западноевропейского общества религиозная толерантность проведена в интересах государства в форме юридических законов. Но, однако, даже в советских обществах, где существует сильная централизованная власть религии придаётся характер государственной идеологии, таким образом, толерантность в религиозных отношениях проводится непоследовательно, реализовывается в основном на уровне личной позиции как нравственная норма, что приводит к чередованию веротерпимости с конфессиональным фанатизмом и национализмом. Таким образом, огосударствление религии, ее идеологизация и институализация неизбежно приводит к отчуждению от нее веротерпимости как существенной характеристики.

Актуальность и трудности обеспечения религиозной толерантности в современном мире обусловлены рядом обстоятельств: негативными историческими традициями, когда вопросы свободы совести решались иногда в угоду политическим интересам государства или определенных партий. Сложным поликонфессиональным полиэтническим составом населения. Необходимостью регулярных усилий по поддержанию взвешенных взаимоотношений между разными религиями, а также между традиционными религиями и новыми эзотерическими. Взаимоотношениями между верующими и неверующими или не определившимися в своих мировоззренческих исканиях, и неизжитой практикой нарушения конституциональных норм проявлениями среди определенных групп населения, в том числе в молодежной среде, экстремизма в различных формах нетерпимости по отношению к тем или иным верованиям и этносам [9].

Воспитание в духе толерантности зависит от объективного и многостороннего учета сегодняшних реалий, от умения опираться на позитивные духовные и социальные традиции и нейтрализовать отрицательные факторы. Имеет значение и характер законодательства по религиозным вопросам, практика его реализации. Эффективность любого закона во многом зависит от заинтересованности общества в его реализации, от осознанной потребности в его применении. Отсутствие подобных объективных предпосылок повышает возможности нарушения толерантности, сказывается в поведении должностных лиц, в деятельности местных властей в межконфессиональных отношениях. Нередко случаи проявления предпочтений одной, как правило самой распространенной религии, что влечет ущемление интересов других и обостряет этноконфессиональные противоречия, порождает противоречивые эксцессы.

Для утверждения идей толерантности, чрезвычайно важно задействовать миротворческий и гуманистический потенциал массовых традиционных религиозных организаций, они оказывают на своих приверженцев с самого молодого возраста значительное умиротворяющее воздействие, влияют на формирование их культуры — бытовой и политической. Активная деятельность массовых религиозных организаций, их лидеров особенно необходима при социальных и национальных противостояниях. Важно подчеркнуть, что особое значение имеет форма сотрудничества самих религиозных деятелей различных конфессий их грамотность и умение демократически противостоять радикалистским и экстремистским идеям.

В формировании идей толерантности в обществе немало зависит и от интеллектуальной элиты. Представители различных групп интеллигенции, особенно занятых в средствах массовой информации. Нет необходимости подробно говорить о том, что в системе культурно-просветительских средств утверждения толерантных установок трудно переоценить значение телевидения, печати, электронных средств информации. Поэтому в сфере этноконфессиональных отношений многое зависит от взвешенного, деликатного тона устных и печатных выступлений публицистов и политиков. От характера освещения истории взаимоотношения общностей. При этом следует избегать выпячивания прошлых и нынешних обид, а необходимо объективно раскрывать то хорошее, что было в их отношениях, чем они обязаны друг другу, какие заимствования были осуществлены в области государственной организации, политической культуры, в навыках хозяйствования, торговли, во всем взаимообогащающем диалоге культур. Наиболее сложно принцип толерантности реализуется в сфере этнонациональных отношениях. Трудность реализации данного принципа сопряжена с различным пониманием терпимости, что объясняется спецификой культурных традиций и спецификой исторически сложившихся типов сознания и форм поведения людей. Большинства исследователей данной проблемы считают, что этнические конфликты связаны, прежде всего, с социальной нестабильностью, низким уровнем жизни населения, административно-насильственным способом соединение этносов [9].

Универсального механизма разрешения национально-этнических конфликтов пока нет. Так как каждый конфликт представляет собой тесное переплетение конфликтов ценностей и конфликтов интересов, каждый из которых обладает своей спецификой, а потому требует собственного основания для разрешения. Но, однако, в современном мире существуют предпосылки реализации принципа толерантности в отношениях между этносами и нациями как осознание людьми общности своего происхождения и формирования человечества как целого с развитыми полиэтническими связями.

Соблюдение принципа толерантности позволяет добиться гармоничного сочетания неизбежных интернациональных процессов с закономерными процессами национальной дифференциации. Толерантность в национально-этнических отношениях подразумевает необходимость признания обществом двойного этнического самосознания, присущего человеку полиэтнического общества. Оно должно быть признано как законное человеческое состояние. В таком случае имеющимся национально-культурным отличиям не будет придаваться самодовлеющего и институционного значения, а люди перестанут быть помехой друг для друга. Терпимость к другому человеку, нации или культуре, различающимся по своим ценностям и стилю жизни, является одной из предпосылок мира и гармонии в современном мире.

Литература:

  1. Обозов Н. Н. Межэтнические отношения. Л., 2010. с-112
  2. Диоген Лаэртский. О жизни, учениях и изречениях знаменитых философов М.,1986. с-571.
  3. Геродот. История М.,1993. с-600.
  4. Локк Д. Опыт веротерпимости Соч в 3-х т Т-3 М.,1988. с-66.
  5. Кант И. К вечному миру. М.,1998.
  6. Толстой Л. Патриотизм или мир Собр соч.М.,1998.
  7. Декларация принципов толерантности (Париж 16.11.1995) электронный ресурс httр:// www. un. org/ ru/ documehts/ declconv/deciarations/toleranc. shtml
  8. Магомедова Е. Н. Веротерпимость как форма толерантности. Зерноград.,2000.
  9. Толерантность. Сб.статей под ред.М.Мчедлова. М.,2004 с-400- 415.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle