Библиографическое описание:

Равочкин Н. Н., Кононов Ф. А. Осмысление философии права И. Канта в поисках обновления правовой системы современных государств // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 848-850.



In this paper the authors consider the legal aspect of the philosophical doctrine of Immanuel Kant. The connection between morality and law is viewed. Emphasis is placed on theses international law.

Keywords: law, morality, Kant, person, state.

Современное трансформирующееся общество, ввиду отсутствия, например, единого идеологического стандарта при главенствующей роли Постмодерна с его размытыми смысловыми границами [7], испытывает потребность в осмыслении и применении в реальности правовых теорий. Конечно, мы пониманием, что необходимо их комплексное, «синтетическое» применение с другими. В рамках предлагаемой статьи авторы считают актуальным обращение к философско-правовому учению Канта.

Философия права И. Канта выделяется из «Критика практического разума», в которой упоминается об априорных основаниях правового строя. В этом произведении отмечается, что человек от природы аморален и для удовлетворения своего побуждения по поводу пребывания в обществе (вызываемое корыстью и властолюбием), он создаёт себе определённое положение. Изначально оно создается среди своих близких, затем наблюдается динамика расширения за обозначенные пределы. Таким образом, человек, вступая в правовое общество, имеет свободу и равные права наряду с остальными членов этого общества, а основной задачей правовых взаимоотношений является свобода: «Быть человеком, значит быть свободным» [1].

В дальнейшей своей работе «О вечном мире» немецкий философ рассматривает концепцию мирового правительства как института, при котором независимые государства и республики сосуществуют, избегая войны. При этом, говоря о республиках, он делает акцент, что следует рассматривать абсолютно независимые государства. И. Кант подчёркивает, что лучше, если это будут монархические по форме правления государства, но, по аналогу с республикой, власть должна принадлежать народу.

Относительно граждан и других членов общества он декларирует, что они являются законодательным объединением с исключительным правом голоса. Однако, выступая в противовес Ж — Ж. Руссо, Кант предполагает возможность представительства. Кроме этого, граждане имеют свободу от законов, на которые они не дали своего согласия, равенство и экономическую независимость. Существует и ещё один слой общества — подданные, маркируемые как «граждане» лишь условно, ввиду того, что они обязаны беспрекословно подчиняться законам, находясь, тем не менее, на одном уровне с гражданами. В целом, Кант видит сущность права в единстве правомочий и обязанностей. Характерная формулировка касаемо обязанностей: «Не поступай с кем-либо не по праву» [1, 4].

По мнению И. Канта, всё содержание частного права сводится к разделению по принципу «мое — чужое», при котором государство выступает в роли охранника, обязывая уважать частные права при предоставлении гарантий на сохранность. Истинное правовое состояние реализуется исключительно в государстве.

Краеугольным камнем является положение о либерализме, согласно которому, невозможно вмешательство государства в личную жизнь гражданина. Если это и происходит, то налицо проявление деспотизма, при котором свободы граждан сводятся «на нет» в противовес идеям права. Кант был убежден, что неизбежная конфликтность интересов по поводу частной собственности может приводиться к определенной согласованности, исключающей необходимость прибегать к силе для разрешения противоречий посредством права.

Он трактует право через проявление практического разума, т. е. человек постепенно приучается быть если не морально добрым человеком, то хотя бы хорошим гражданином. Кант многократно подчеркивал, что для успешного осуществления своих полномочий, государству необходимо опираться на право. Отступление от этого положения грозит потерей доверия и уважения со стороны собственных граждан. Общество в целом, прежде всего в лице государства, не может нарушать достоинства личности, определяя ее только в роли и статусе средства достижения собственных целей [1, 2].

Проблема различения права и законараскрывается у Канта в контексте соотношения морали и права. Общность морали и права заключена в том, что они оба представляют правила должного, продиктованные идеей разума. Специфика морали, в свою очередь, состоит в ее требовании автономного установления и исполнения долга ради самого долга, т. е. без всяких внешних вмешательств, наград и принуждений.

В зависимости от характера мотивов, определяющих отношение человека к требованиям морального закона, он различает моральность и легальность: в первом случае деяние продиктовано моральным мотивом и совершается ради самого морального закона, во втором — действие обусловлено иными (не моральными, возможно, что аморальными) мотивами, однако требования морального закона (законность) не нарушаются.

Для реализации гарантий свобод личности, ее моральной автономии, соблюдения принципа добровольного самопринуждения в сфере морали, правовой формы регуляции и разрешения конфликтов необходима принудительная власть, являющая собой идею разума, т. е. категорический императив. Под основной его идеей по поводу права нами понимается, что исчезновение карающего закона повлечет за собой лишение таких базовых основ организации общественной жизни, как справедливость и ценность жизнь людей [4].

Нам хочется сделать особый акцент по поводу взглядов И. Канта касаемо международного права. Существенное достоинство его подхода к государственно-правовым проблемам состоит, по нашему мнению, в том, что он ставит вопрос и разрабатывает теорию во всемирно-историческом масштабе не только применительно к отношениям внутри отдельного государства, но и в плане межгосударственного общения, т. е. в перспективе прогрессирующего движения к установлению всемирного гражданско-правового состояния и вечного мира. Соблюдение и осуществление на практике регулятивных идей разума во всех человеческих отношениях является единственно возможным путем к осуществлению этого идеала [1, 2, 5].

Большое внимание в этом контексте Кант уделяет проблеме преодоления разногласий между моралью и правом, с одной стороны, и политикой, с другой, резко критикуя двуличие реальной политики в вопросах морали и права, ее порочные принципы и практику, когда в борьбе «против» зла во внутренних и внешних отношениях на деле умножают и увековечивают аморальное в своекорыстных целях, тем самым тормозя моральный и правовой прогресс.

В условиях сегодняшнего дня его идеи по некоторым вопросам оцениваются нами как прогрессивные. Эпилогом выступает создание республик, образующих федерацию государств на началах международного права. В «Идее всеобщей истории во всемирно-гражданском плане» сказано о том, что человеческая цивилизация стремится именно к объединению, что в итоге приведет к верховенству права во всех сферах общественных отношений.

В последующей работе «О вечном мире» доказывается эта неизбежность. Кант считает, что реализация прав государств по поводу вступления в отношения друг с другом состоит в том, что их свободы будут в конечном итоге зависеть от войны, как детерминанты установления государственного строя, основанного на прочном мире, и её исхода [3,4].

В международном праве Канта выделяются следующие межгосударственные взаимоотношения:

1) Отношение государств, правовое состояние которых различно;

2) Союзы народов для защиты или устранения внешних врагов.

Война именуется мера превентивной защиты в республиканских государствах от насилия извне. Он считает недопустимым начало войны без предварительного предупреждения, так как до начала войны государства должны сохранять правовые взаимоотношения.

Тем не менее, Кант говорит о необходимости соблюдения обычаев войны и неиспользовании средств и методов, мешающих в перспективе осуществить обратный переход к правовым отношениям. При заключении мира необходимо присутствие, как победителя, так и побеждённой стороны. Подданные побеждённого государства не должны лишаться своего имущества, а государству-победителю принадлежит лишь верховая власть над подданными с учетом того, что право голоса за ними остаётся в лице вице-короля [3, 5, 6].

В целях обеспечения мира Кант считает возможным создание союза соседствующих государств (по аналогу Генеральных штатов в Нидерландах, но не с «неразрывным» характером, как у США). Такой свободный союз должен решать правовым способом, но никак не военным. Исходя из положения о вечном мире, Кант выделяет шесть предварительных статей:

1) Открытость мирных договоров, без тайных приписок, дающих повод для новых войн;

2) Запрет дарения государств;

3) Роспуск постоянной армии;

4) Невозможность использования государственного долга в внешней политике;

5) Невмешательство во внутренние дела других государств насильно;

6) Недопущение применения средств, которые в будущем могут помешать возникновению взаимного доверия.

Существует ещё три статьи дефинитивные статьи: установление республиканского устройства, федерализация свободных государств и воплощение идеи о всемирном государственном праве [3, 6].

В заключение, авторы данной статьи подчеркивают, что идеи философии права И. Канта представляют интерес и сегодня, а обращение к ним и реализация их на практике в синтезе с другими, вне всякого сомнения, послужит благодатной почвой для реализации концепции гражданского общества в трансформирующемся государстве.

Литература:

  1. Асмус, В.Ф. Иммануил Кант. — М.: Высшая школа, 2005. — 439 с.
  2. Васильев, В.В. Философская психология в эпоху просвещения. — М.: Канон+ РООИ «Реабилитация», 2010. — 520с.
  3. Галанза, П.Н. Учение Канта о государстве и праве. — М.: Госюриздат, 1960. — 52с.
  4. Моральная философия: Избранные труды / Сост. Апресян Р.Г. — М.: Гардарика, 2002. — 523 с.
  5. Рассел, Б. История западной философии. — М.: АСТ, 2010г. — 831 с.
  6. Трубецкой, Е.Н. Труды по философии права. — СПб.: РГИ, 2001. — 543 с.
  7. Щенников, В.П., Равочкин, Н.Н. Идеологический плюрализм как концептуальная основа устройства современного общества // Вестник Кемеровского Государственного Университета, 2014. — № 4. Т.2. — с. 210-215.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle