Библиографическое описание:

Богун И. А. Проблема включения в нотариально удостоверенное завещание распоряжений, носящих информативно-справочный характер // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 479-484.



В статье рассмотрены способы, позволяющие завещателю включить в свое завещание помимо имущественных распоряжений также указания, пожелания и инструкции неимущественного характера. Рассмотрены причины, в силу которых завещатель может быть вынужден прибегать к завещанию как способу гарантированного доведения до сведения наследников конфиденциальной информации и приведена методика, позволяющая завещателю включить неимущественные распоряжения в текст завещания, совместив тем самым конфиденциальность передачи информации и обеспечение доставки информации до получателя.

Ключевые слова: наследство, наследник, закрытое завещание.

Keywords: inheritance, inheritor, closed will, closed testament.

Несмотря на то, что действующим российским законодательством не предусмотрены какие-либо ограничения применительно к содержанию завещания (строго говоря, в законе вообще не содержится какого-либо определения завещания или перечня требований к его содержанию; в Гражданском кодексе указано лишь, что «распорядиться имуществом на случай смерти можно только путем совершения завещания», но из этого совсем не следует обратное, а именно то, что путем завещания можно только распорядиться имуществом или то, что путем совершения завещания можно распорядиться только имуществом), нотариусы, в силу устоявшихся привычек, требуют от завещателей формализованного подхода к содержащимся в завещании распоряжениям и налагают на завещателей не предусмотренные законом ограничения в части изложения завещательных распоряжений, хотя закон впрямую и не ограничивает завещателя в праве включить в завещание помимо имущественных распоряжений еще и текстовый информационный блок и превратить завещание тем самым в некую «духовную грамоту» [1]. Гражданский кодекс определяет, что «завещание является односторонней сделкой, которая создает права и обязанности после открытия наследства», но требования этой нормы, по нашему мнению, хотя и порождают определенные самостоятельные требования к порядку совершения завещания (в качестве предъявления к завещанию требований общих норм, регулирующих формы совершения сделок, независимо от специальных норм, предусмотренных частью третьей Гражданского кодекса) но никак не могут рассматриваться как указание на то, что в завещание не могут включаться в том числе и указания, не порождающие правовых последствий [1]. Ни одной нормой Гражданского кодекса не предусмотрено то, что само по себе включение в документ, которым в письменной форме совершена сделка, пунктов, не порождающих правовых последствий, делает его недействительным полностью или в части. Исключительно в силу устоявшихся традиций нотариальной практики завещатели оказываются вынуждены в нотариально удостоверенном (вопрос о том, можно ли считать закрытое завещание нотариально удостоверенным или следует считать его совершенным в простой письменной форме, как полагает, в частности, нотариус Н. Г. Фатина, выходит за рамки настоящей статьи; по нашему мнению, закрытое завещание следует также считать нотариально удостоверенным) завещании ограничиться распоряжениями имущественного характера и, как правило, не имеют возможности изложить в документе свою волю в широком смысле этого слова — как совокупность адресованных наследникам обязательных и необязательных к исполнению распоряжений, в том числе неимущественного характера [10]. При том, что реальной причины (кроме косности мышления) для невключения дополнительных сведений в завещание нету — как метко выразилась в своей статье (хотя и по другому поводу — по поводу совершения нотариальных действий на выезде: в салоне автомобиля завещателя) нотариус Н. Г. Фатина — «совершенно не вижу оснований чего-либо здесь опасаться» [10].

Такие действия наследодателя (включение в завещание напутствий и другой подобной информации) не являются чем-то принципиально новым для отечественного права. Составленные известными лицами духовные грамоты включали в себя, помимо прочего, широкий перечень пожеланий и напутствий духовного характера (см., например, духовную грамоту Ивана Грозного и духовную грамоту великого князя московского Дмитрия Ивановича Донского) [6; 7]. Таким образом, включение в завещание (а духовная грамота и есть по сути завещание, только расширенное и дополненное; то, что со временем духовные грамоты трансформировались в духовные памяти и духовные заветы с меньшим количеством включенных нематериальных распоряжений, на наш взгляд, сути дела не меняет) распоряжений неимущественного характера имеет весьма долгую историю и то, что современные завещания ограничиваются, как правило, исключительно распоряжениями имущественного характера стоит рассматривать, скорее, как временное отступление от многовековой традиции.

Невозможность изложить инструкции в письменной форме может привести к возникновению разного рода казусов. Ситуации, в которых наследодатель передает своим наследникам конфиденциальную информацию в устной форме, находясь при смерти, и при этом либо не успевает сообщить сведения целиком, либо излагает их, ввиду болезненного состояния, отрывочно, нашли широкое отражение в художественной литературе [11]. Опасения, что наследники, получив информацию, воспользуются ей незамедлительно, обратят имущество, сведения о котором они получили, в свою собственность тут же, даже не дожидаясь момента смерти наследодателя, побуждает наследодателей утаивать сведения о сокрытом имуществе максимально долго, что может привести к разного рода затруднениям, если информацию наследодатель все-таки не успеет передать (или передаст, но фрагментарно). В художественной литературе часто описываются ситуации, когда наследникам стало известно о существовании сокрытого сокровища как такового, но неизвестно ни его точное местонахождение, ни перечень сокрытого. Но, как верно указывает С. П. Гришаев, «некоторые люди считают, что составление завещания приблизит их смерть, … подобное явление, хотя и в меньшей степени, присутствует и в тех странах, которые мы обычно называем развитыми» [5, с. 36].

Способы и приемы, позволяющие гарантированно довести до сведения наследников конфиденциальную информацию

Далее будут рассмотрены некоторые способы и приемы, при помощи которых наследодатель может довести до своих наследников и/или родственников некую информацию (в широком смысле слова), которую он не хотел сообщать им при своей жизни, но которой, по его мнению, они должны располагать после смерти наследодателя.

Причин, по которым наследодатель не может или не хочет лично сообщить требуемые сведения наследникам, может быть несколько. Перечислим лишь наиболее часто встречающиеся:

  1. Сообщение об имеющихся в наличии денежных средствах (и любых других ресурсах, материальных ценностях), которые наследодатель ранее скрывал от родственников, может быть расценено как недоверие, которое наследодатель проявлял до момента раскрытия информации. Подобное проявление недоверия может или вызвать конфликтные отношения, или обострить уже существующие. Кроме того, лицо, получившее сведения о сокрытом имуществе, может расценить это как указание на то, что может существовать и другое сокрытое имущество, сведения о котором наследодатель предпочитает до поры не сообщать.
  2. Утаиваемые денежные средства могут представлять личный резерв наследодателя, по тем или иным соображениям до последнего утаиваемый от родственников (то, что в быту просторечно именуется заначкой). Мотивы формирования личного, неизвестного, а, следовательно, неподконтрольного другим, даже ближайшим родственникам, бюджета выходят за пределы рассматриваемой в данной статье темы.
  3. Имущество может быть оформлено на офшорную организацию, которую наследодатель предпочитает не ассоциировать с собой и/или своей семьей (например, в силу занимаемой им государственной должности).
  4. Наследодатель может скрывать имущество для того, чтобы родственники не претендовали на пользование этим имуществом при жизни наследодателя.

Перейдем к описанию сведений, которые наследодатель может при жизни утаивать от наследников, но желать, чтобы эти сведения впоследствии стали им известны. Это могут быть в том числе:

  1. Сведения порочащего и компрометирующего характера, которые могут либо повредить непосредственно наследодателю, либо осложнить его отношения с родственниками; некие постыдные факты, которые наследодатель может скрывать из чувства смущения, но тайну которых хочет в конечном итоге раскрыть перед родственниками (например, перед своими детьми). В качестве примера можно привести нюансы первоначального накопления капитала.
  2. Сведения о местоположении тайника, клада, а равно о находящемся в нем имуществе.

Таким образом, как мы показали, у наследодателя может быть достаточно оснований к тому, чтобы желать утаить сведения об имуществе, денежных средствах, и/или иные данные от наследников (родственников) до определенного момента, но вместе с тем гарантировать попадание к ним этих сведений после смерти наследодателя. Отметим, что лица, которым сведения должны быть сообщены, не обязательно должны быть наследниками, это могут быть просто друзья и/или родственники, в том числе не входящие в число наследников по закону той очереди, которая призывается к наследованию.

Рассмотрим возможные способы (в том числе и неправильные, с целью раскрытия недостатков), которыми заинтересованный наследодатель может попытаться довести до сведения наследников (для краткости будем именовать получателей сведений наследниками, хотя они могут таковыми и не являться, но это не является принципиальным для рассматриваемой темы; технически, до момента вскрытия и оглашения конверта с закрытым завещанием вообще нельзя сказать, кто является наследником, а порядок доведения сведений до лиц, не являющихся наследниками, будет рассмотрен в разделе «выводы») интересующие последних сведения. В силу низкой правовой культуры сведения о подобных способах могут быть некритически подчерпнуты наследодателем из художественной литературы или из кинофильмов, что, как мы покажем ниже, может привести к нереализуемости выбранного способа. Перечислим некоторые из способов, к которым потенциально может прибегнуть наследодатель:

  1. Оставить у нотариуса конверт с инструкциями на случай смерти наследодателя. Такой способ нашел широкое отражение в переводной художественной литературе и иностранных кино- и телефильмах, но, к сожалению, не учитывает реалии российского законодательства. Российское законодательство не предусматривает иной формы выражения последней воли завещателя помимо составления завещания. Такого способа передачи информации, как инструкции для наследников в запечатанном конверте нотариального хранения, российское право не знает.
  2. Передать инструкции на хранение доверенному лицу. Такой способ имеет ряд недостатков:

а. Доверенное лицо может скончаться ранее наследодателя или одновременно с ним. Предсказать судьбу конверта в этом случае невозможно.

б. Доверенное лицо может самовольно вскрыть конверт и распорядиться полученными сведениями в своих интересах и/или после смерти наследодателя вступить в сговор с одним из наследников и поступить со сведениями вопреки полученным инструкциям.

в. Доверенное лицо может попросту утратить конверт в силу небрежности и/или беспечности, или, что еще хуже, допустить преждевременное раскрытие информации.

г. Доверенное лицо может утратить доверие наследодателя, но не вернуть последнему конверт, а использовать хранящиеся там сведения в собственных интересах, не исключая и шантажа наследодателя разглашением содержащихся в конверте сведений.

  1. Составить инструкции в качестве приложения к закрытому завещанию, которое хранится у нотариуса. Этот способ будет подробно рассмотрен ниже.
  2. Отдать документы на хранение нотариусу. Согласно статье 97 Основ законодательства РФ о нотариате, «нотариус принимает на хранение документы по описи. Один экземпляр описи остается у нотариуса, другой экземпляр выдается лицу, сдавшему документы на хранение. По просьбе лица нотариус может принять документы без описи, если они упакованы надлежащим образом (упаковка скрепляется печатью нотариуса, подписывается им и лицом, сдавшим документы). В таких случаях нотариус несет ответственность за сохранность упаковки» [2]. При принятии документов на хранение выдается «свидетельство о принятии на хранение документов» [4]. Полагаем, что это не очень удачное решение проблемы. Во-первых, это свидетельство может быть утрачено (и неважно кем именно — наследодателем или наследниками). Во-вторых, согласно статье 98 Основ, «принятые на хранение документы возвращаются сдавшему их на хранение или законно уполномоченному лицу по предъявлении свидетельства и описи либо по решению суда» [2]. Соответственно, наследникам придется обращаться в суд для того, чтобы истребовать документы из нотариального хранения и вполне может случиться так, что наследники, не имеющие понятия о ценности данных документов, могут просто «забыть» о них и не истребовать. Вопрос о том, нужно ли будет получать решение суда для того, чтобы истребовать документы, хранящиеся у того же нотариуса, в производстве у которого находится наследственное дело, законодательством не урегулирован. Можно ли получить документы с нотариального хранения по нотариальному запросу нотариуса, в производстве у которого находится наследственное дело и будет ли лицо из числа наследников, предъявившее нотариальный запрос, «законно уполномоченным лицом» — вопрос дискуссионный [2].
  3. Компания Google™ в числе прочего предлагает и такой сервис как «на всякий случай». Как указано на сайте компании, «сервис «На всякий случай» позволяет указать, что станет с вашим аккаунтом, если вы перестанете им пользоваться. Например, вы можете удалить неактивный аккаунт или отправить хранящиеся в нем данные другому пользователю» [8]. Таким образом, если завещатель не будет определенное время пользоваться своим аккаунтом, указанное им лицо получит доступ к аккаунту, а, следовательно, ко всем хранящимся на нем данным. На наш взгляд, такой способ передачи информации нельзя признать предпочтительным. Во-первых, иногда имеют место случаи взломов электронных почтовых ящиков (в первую очередь из-за беспечности пользователей, разумеется). Во-вторых, в целом решение хранить строго конфиденциальную информацию в электронном почтовом ящике (или ином сервисе аккаунта) нельзя признать удачным, но, конечно, такой способ может быть рассмотрен как резервный и/или дополнительный. К тому же, как написано на сайте компании Google в разделе «гарантии и отказ от обязательств», «мы не берем на себя никаких обязательств относительно контента, содержащегося в наших службах, их функциональных возможностей, надежности, доступности и соответствия вашим потребностям» [9].

Третий способ (составление приложения к закрытому завещанию) является, по нашему мнению, единственно верным. Действующее законодательство не запрещает составлять к закрытому завещанию примечания и приложения, в том числе носящие исключительно информационный характер. Нотариальный характер хранения обеспечит требуемую сохранность, а приобщение инструкций к закрытому завещанию в качестве приложения обеспечит, во-первых, вскрытие конверта и прочтение инструкций в требуемый срок (согласно пункту 4 статьи 1126 ГК РФ «по представлении свидетельства о смерти лица, совершившего закрытое завещание, нотариус не позднее чем через пятнадцать дней со дня представления свидетельства вскрывает конверт с завещанием в присутствии не менее чем двух свидетелей и пожелавших при этом присутствовать заинтересованных лиц из числа наследников по закону», при этом от волеизъявления наследников вскрытие конверта не зависит) и, во-вторых, протоколирование инструкций в рамках оглашения нотариусом текста закрытого завещания (как указано в том же пункте, «после вскрытия конверта текст содержащегося в нем завещания сразу же оглашается нотариусом, после чего нотариус составляет и вместе со свидетелями подписывает протокол, удостоверяющий вскрытие конверта с завещанием и содержащий полный (курсив мой — И. Б.) текст завещания. Подлинник завещания хранится у нотариуса. Наследникам выдается нотариально удостоверенная копия протокола») [1; 3].

Вариант оформления приложений предлагается нами следующий: в тексте непосредственно самого закрытого завещания делается упоминание о том, что к завещанию имеется приложение, носящее исключительно информационно-справочный характер и не имеющее в себе завещательных распоряжений, но, вместе с тем, являющееся составной частью закрытого завещания. Приложение целесообразно оформить на отдельном листе (если приложение занимает несколько листов, то эти листы должны быть сшиты между собой, а прошивка скреплена подписью наследодателя), который, по нашему мнению, не следует скреплять степлером с листом (листами) самого завещания, дабы не нарушать целостность последнего. Соединение канцелярской скрепкой возможно, но нежелательно — любые посторонние предметы нежелательны в конверте с закрытым завещанием, поскольку могут привести к случайному повреждению текста последнего и сделать отдельные символы нечитаемыми — практика автора показала, что ряд канцелярских скрепок изготавливаются из низкокачественного металла и, по прошествии значительного времени, могут оставлять на бумаге следы ржавчины.

Действующие нормативно-правовые акты предусматривают подробный порядок протоколирования содержания конверта с закрытым завещанием (процитируем его практически полностью для иллюстрации тезиса о том, что выбранный нами способ позволяет обеспечить, во-первых, сохранность информации, а, во-вторых, доведение ее до заинтересованных лиц):

«71. До начала процедуры вскрытия конверта с завещанием нотариус устанавливает личности граждан, изъявивших желание присутствовать при данной процедуре в качестве наследников по закону, и проверяет их родство с завещателем. В случае, если лица не являются наследниками по закону завещателя (или не могут подтвердить родство документально), нотариус отказывает им в присутствии при вскрытии и оглашении завещания.

72. В присутствии свидетелей и заинтересованных лиц из числа наследников по закону нотариус вскрывает конверт, в котором хранится конверт с завещанием, предварительно продемонстрировав присутствующим его целостность и зачитав удостоверительную надпись на конверте для устранения любых сомнений в принадлежности конверта с закрытым завещанием конкретному завещателю.

73. После вскрытия второго конверта нотариус сразу же вслух зачитывает присутствующим текст содержащегося в нем завещания.

75. Подлинник завещания, обнаруженный во вскрытом конверте, подлинник составленного нотариусом протокола вместе со вскрытыми конвертами остаются на хранении в архиве нотариуса. Наследникам, указанным в закрытом завещании, выдается нотариально засвидетельствованная копия Протокола вскрытия и оглашения закрытого завещания.

76. В случае обнаружения нотариусом в конверте не завещания, а иного по содержанию документа, нотариус оглашает его содержание. Текст обнаруженного в конверте документа полностью отражается в протоколе, подписываемом нотариусом и свидетелями.

77. Если вскрытый конверт окажется пуст, а также при обнаружении в нем чистых листов бумаги, не документального вложения, нотариусом составляется протокол по Форме N 69 Форм реестров, свидетельств и удостоверительных надписей, в котором вместо содержания завещания указывается, что именно обнаружено в конверте (или что в конверте ничего не обнаружено).

В силу п. 4 ст. 1126 ГК РФ в Протоколе вскрытия закрытого завещания нотариусом полностью воспроизводится текст документа (в том числе с применением технических средств)» [2; 3].

Недостатком процитированного выше порядка является, на наш взгляд, следующее: согласно пункту 71 (который базируется на положениях статьи 1126 ГК РФ), в качестве имеющих право присутствовать при оглашении текста закрытого завещания, названы исключительно наследники по закону [1; 2]. Но, во-первых, наследников по закону у наследодателя может и не быть. Во-вторых, не из чего не следует, что именно лица из числа наследников по закону будут упомянуты в закрытом завещании в качестве наследников. По нашему мнению, ограничение перечня лиц, имеющих право присутствовать при оглашении закрытого завещания исключительно наследниками по закону, является неоправданным. Полагаем, что следовало бы разрешить присутствовать при оглашении закрытого завещания любому лицу, поскольку заранее неизвестно, кто будет упомянут в закрытом завещании в качестве наследника и знать об этом может скорее потенциальный наследник (которому мог сообщить об этом наследодатель), нежели нотариус. Также, обратим внимание на пункт 76, согласно которому, если в конверте было обнаружено не завещание, а посторонний документ, нотариус отражает в протоколе содержание документа, но, к сожалению, ничего не сказано о том, выдается ли в таком случае копия протокола на руки наследникам по закону [2]. Полагаем, что следовало бы дополнить пункт 76 положением практически аналогичным положению из пункта 75 (изменения выделены курсивом):

«наследникам по закону выдается нотариально засвидетельствованная копия протокола вскрытия и оглашения закрытого завещания» [2].

Выводы

Для того, чтобы гарантированно довести до сведения наследников какие-либо сведения, с которыми наследодатель не готов знакомить наследников до своей смерти, наследодателю следует оформить эти сведения как приложение к закрытому завещанию. Выбранный способ позволяет удачно совместить конфиденциальность и гарантию доведения информации до заинтересованных лиц. С одной стороны, хранение приложения в запечатанном конверте (технически, даже в двух вложенных друг в друга конвертах — в одном конверте закрытое завещание сдается нотариусу на хранение и во второй конверт, так называемый «конверт хранения», нотариус помещает конверт, полученный от завещателя) обеспечивает требуемую сохранность и конфиденциальность, с другой стороны, обязанность нотариуса занести в протокол полный текст закрытого завещания обеспечивает доведение до заинтересованных лиц всех хранящихся в конверте сведений.

В случае, если лицо, до сведения которого требуется довести какую-либо информацию, не входит в число наследников, обязанность довести до сведения данного лица информацию может быть, по нашему мнению, возложена на наследника (одного из наследников или на всех из них) в качестве завещательного возложения. Дополнительно это позволит указанному лицу (не входящему в число наследников) знакомиться с закрытым завещанием (после его оглашения, разумеется) в части его касающейся. Хотя впрямую законодательство позволяет знакомиться с текстом закрытого завещания только упомянутым в завещании наследникам, полагаем, что в данном случае слово «наследник» можно толковать расширительно, и отнести к нему в том числе и лиц, в пользу которых совершено завещательное возложение [2].

Содержащееся в пункте 4 статьи 1126 ГФ РФ положение о том, что после вскрытия конверта «наследникам выдается нотариально удостоверенная копия протокола», на наш взгляд, нуждается в уточнении [1]. Из процитированного текста не ясно, какие наследники имеются в виду: наследники, упомянутые в закрытом завещании или наследники по закону, так как наследники по закону также могут быть заинтересованы в том, чтобы ознакомиться с текстом закрытого завещания. Полагаем, что положения указанного пункта следует уточнить. Предлагаем следующую редакцию (добавления выделены курсивом): «Наследникам завещателя по закону и наследникам завещателя, указанным в закрытом завещании, выдается удостоверенная копия протокола» [1].

Литература:

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья)» от 26.11.2001 N 146-ФЗ (ред. от 15.02.2016) // «Собрание законодательства РФ», 03.12.2001, N 49, ст. 4552.
  2. «Основы законодательства Российской Федерации о нотариате» (утв. ВС РФ 11.02.1993 N 4462–1) (ред. от 29.12.2015) // «Ведомости СНД и ВС РФ», 11.03.1993, N 10, ст. 357.
  3. «Методические рекомендации по удостоверению завещаний, принятию нотариусом закрытого завещания, вскрытию и оглашению закрытого завещания» (утв. Решением Правления ФНП от 01–02.07.2004, Протокол N 04/04) // «Нотариальный вестник», N 9, 2004.
  4. Приказ Минюста России от 10.04.2002 N 99 (ред. от 30.12.2014) «Об утверждении Форм реестров для регистрации нотариальных действий, нотариальных свидетельств и удостоверительных надписей на сделках и свидетельствуемых документах» // «Российская газета», N 74, 24.04.2002.
  5. Гришаев С. П. Наследственное право: учебно-практическое пособие. — М.: Проспект, 2015. — 184 с.
  6. Духовная грамота царя Ивана Васильевича [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.hist.msu.ru/ER/Etext/ivan4.htm (дата обращения: 23.02.2016)
  7. Духовная грамота великого князя московского Дмитрия Ивановича Донского // Виртуальная выставка к 1150-летию зарождения российской государственности [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://rusarchives.ru/projects/statehood/03–19-duhovhaya-dmitry-donskoy.shtml (дата обращения: 27.02.2016)
  8. Сервис «на всякий случай» [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://support.google.com/accounts/answer/3036546?hl=ru (дата обращения: 23.02.2016)
  9. Условия использования Google [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://www.google.com/intl/ru/policies/terms/ (дата обращения: 23.02.2016)
  10. Фатина Н. Г. История развития законодательства о завещаниях [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://notfatina.ru/index.php/to-colleagues/62–2011–12–27–15–20–02 (дата обращения: 23.03.2016)
  11. Шишков В. Я. Угрюм-река. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1957. — 980 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle