Библиографическое описание:

Кривцов А. О. Современная модель взаимодействия гражданского общества с политической элитой: геополитический контекст // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 573-576.



Актуальность данной темы обусловлена геополитическими событиями, происходящими в современном мире. Нестабильность на Ближнем Востоке, санкционное противостояние России и стран Запада, угрозы терроризма, конфликт на территории восточной Украины — все это заставляет внимательно относится к угрозам национальной безопасности России. Для эффективного противостояния этой угрозы необходимо не только жесткие государственные механизма (силовые структуры, армия, флот, информационная пропаганда), но и механизмы, дающие возможность гражданам реализовывать свой творческий потенциал и развивать экономическую и культурную составляющую российского пространства. Под последним мы понимаем — институты гражданского общества. Поэтому предложение приемлемой модели взаимодействия политической элиты и гражданского общества в современной России является важным аспектом политической науки. Для этого необходимо рассмотреть факторы, оказывающие воздействие на такое взаимодействие. Важно отметить, что геополитическая обстановка детерминирует внутреннюю политику в большинстве сфер общества. Взаимопроникновение и влияние внешнеполитического контекста и внутриполитических событий, вынуждает нас рассматривать все в комплексе, в рамках системного подхода. Невозможно вырвать из контекста какой-либо политический институт и рассмотреть его генеалогию, а также способности конституировать себя через абстрагирование от событий, происходящие на мировой арене и внутри политического поля.

Под политической элитой в данном исследовании понимаются — действующие субъекты, оказывающие прямое или косвенное влияние на принятие важнейших политических решений, за счет чего они и занимают соответствующее положение в обществе. Такое определение, где подчеркиваются функциональные и структурные характеристики элит, представляется наиболее приемлемым в данной работе.

Итак, зафиксируем несколько положений.

  1. Гражданское общество в разных вариациях существовало на территории и пространстве именуемой Россией.
  2. Россия является специфической страной, не относящаяся ни к западному миру, ни к восточным обществам в полной мере. Это исторически сложившийся факт и укоренившаяся в политическом сознании данность, с которой необходимо считаться.
  3. Геополитические события детерминирует политику внутри страны в целом, и между взаимодействием политической элиты и гражданским обществом в частности. Поэтому концепции «мирного времени» в отношении эволюционного или коэволюционного развития гражданского общества неприменимы в современных условиях.
  4. В Современной России наличествует патерналистский характер взаимодействия политической элиты и гражданского общества.

Это весьма необходимо в условиях становления государственности в посткоммунистическую эпоху, так как идет борьба за власть со стороны разнообразных кругов. Однако такая модель взаимоотношений является неприемлемым вариантом в долгосрочной перспективе. Без самостоятельности и спонтанности развития творческих сил негосударственной сферы (а значит и не элитных «предпринимателей») во всех сферах общества будет наступать стагнация. Развития, самореализации и самостановления гражданина — не будет! Понятие «гражданин» здесь мы употребляем в контексте рассуждений Б. Г. Капустина. Он противопоставляет феномены «гражданина» и «буржуа» в капиталистических странах, стремящихся построить гражданское общество. «Буржуа», в его концепции, — это человек капиталистической эпохи, который существует для себя и действует в своих интересах. [3, с. 123–124] Для него нет понятия «общего блага», следовательно, вступать в горизонтальные связи с другими людьми можно либо по необходимости или в экономических интересах (если имеет такую возможность). Такое общество нельзя назвать гражданским и стабильно устойчивым. «Гражданин», по Капустину, руководствуется общим благом, действует исходя из своих интересов, но прицелом на общественные цели. Таким образом, согласно Капустину, гражданское общество предстает сообществом свободных индивидуальностей, неправительственных организаций, достаточно сильных, чтобы противостоять государству и, не мешая ему, выполнять роль миротворца и арбитра между основными группами интересов. Однако данное определение относится к мирному развитию сообществ и не является релевантным в развернувшейся информационной войне на внешнеполитической арене. Поэтому такая трактовка снова возвращает нас к тем положениям, которые мы выдвинули выше.

Представив, эти четыре положения, поставим исследовательский вопрос, справедливо вытекающий из логики рассуждений: как избежать опасности внешнеполитического влияния на структуры гражданского общества (тем самым привести систему в нестабильное балансирование) и одновременно дать возможность саморазвиваться институтам гражданского общества без патронажа государственной машины, рычаги которой находятся в руках представителей политической элиты.

Для разрешения этого вопроса обоснуем предполагаемую модель взаимодействия политической элит и гражданского общества. Ее теоретическое построение состоит из двух взаимосвязанных частей.

1. Модель патернализма необходимо сменить моделью партнерства.

В данном случае речь идет не о наивной либерализации режима или приватизации госкапиталистических компаний. Речь идет о формировании позитивного взаимодействия политической элит и гражданского общества.

Поясним на примере концепции Д. Аптера. [2] Существует три вида взаимодействия в обществе — столкновение предпочтений (ведущих к кооперация), столкновение интересов (ведущих к конкуренции), столкновение ценностей (ведущие к конфликту).

Чтобы избежать конфликта и дисбаланса системы, а заодно исключить влияние ТНК и внешнеполитических игроков на существование гражданского общества — необходимо согласование основных ценностей. Разделяя общие ценности, не нужно будет беспокоиться о том, с какими интересами выступают те или иные организации — они будут вне консенсуса. Здесь и кроется принципиальный момент. Заключается он в том, чтобы согласование ценностей происходило с равноправным участием всех политических игроков — структур гражданского общества, представителей политической элиты. Кооперация и согласование интересов — это неотъемлемые части политического процесса. А ценности присутствуют в основе государственного образования. Создание площадки, свободной от принуждения, является важной задачей. Какими могут быть эта серия площадок? Интернет–площадки, научные конференции, расширенные заседания в рамках государственных органов, связанных с гражданским обществом; телевизионные дискуссии; моделирование политических процессов на муниципальных уровнях; активная экономическая поддержка индивидуальных предпринимателей; малого бизнеса; политическое поощрение проектов на благо всего общества. Необходима точечная прорисовка структур гражданского общества, граждан, которые действуют в своих интересах, но в соответствии с общими благом. В результате определения ценностных ориентаций необходимо их культивирование. Не стоит опасаться «нетрадиционных для России» ценностей. В противном случае мы попадаем в ловушку выдавать желаемое за действительное. Базовыми ценностями являют— государственный язык, территория, право как механизм поддержания системы.

Вкратце, эта часть может быть зафиксирована следующим предложением. Гражданское общество находит консенсуальные формы взаимодействия с политической элитой, путем принятия общих ценностей.

2. Вторая часть состоит из процедур формирования гражданина как деятеля общего блага и концептуализации гражданского общества как «soft power» (мягкой силы») России.

В процедуре формирования гражданина необходимо поощрение индивидов, занимающихся деятельностью на «общее благо». Экономическое, статусное, социальное поощрение. Также необходимо создание мест общего пользования в крупных городах. Организация ярмарок, парков, мест отдыха и т. д. для коммуникации людей между собой.

Также считаем необходимым поддержание практики взаимодействия феминистских общественных организаций и органов власти. Некоторые положительные моменты в таком контакте есть и имеют социальную и правовую пользу. [5, с. 37–45]

Что касается, концептуализации гражданского общества как «мягкой силы», то здесь необходимы более широкие пояснения и обоснования.

Для начала необходимо различить силы в политическом пространстве.

Государственный аппарат (особенно силовые структуры) в руках политической элиты — это жесткая сила. Гражданское общество как «мягкая сила». Умная сила («smart power») — сочетание мягкой и жесткой силы, это национально-ориентированной политика, проводимая консенсуальным соглашением, соблюдаемым политической элитой.

Автор, концепции разделения сил Джозеф Най, считает, что «мягкая сила» — это, в первую очередь, язык и культура. [4]

В России такая политика проводится. Общественная организация Фонд «Русский мир» и Федеральное агентство по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству(Россотрудничество) тому пример. Они занимаются популяризацией русского языка и культуры, пытаются создать определенный имидж России за рубежом.

Однако считаем, что полностью возможности «мягкой силы» смогут реализоваться на постсоветском пространстве и в мире в целом, если появиться возможность действовать свободно, созидать во всех сферах — политике, культуре, инновационной технике, благотворительности. России в годы наивысшего политического могущества были присуще — духовный мессианизм, трансэтничность, справедливое государство. [6, с. 152] Последнее, правда, зачастую, в декларативной форме. Именно эти компоненты необходимо привлечь в качестве основных лиц России. Однако проведение политики «мягкой силы» необходимо при непосредственном участие гражданского активизма и гражданского общества. Только спонтанное, основанное на внутренних мотивах поведение и деятельность, непринуждающая человека жить «голой жизнью» (термин Д. Агамбена) будет привлекательно для жителей других стран в общем и славянских представителей в частности. [1] В условиях европейского миграционного кризиса, возрождения ислама, культурной экспансии Запада, экономического и культурного подъема Китая, России необходимо тоже быть важным игроком на мировой политической доске. Однако проведение такой политики зависит от политической элиты, от ее способности соответствовать ценностям России. А для этого соответствия необходим контроль Граждан и Гражданского общества за деятельностью государственного аппарата.

Литература:

  1. Агамбен, Джорджо. Homo sacer. Суверенная власть и голая жизнь. — М.: «Европа», 2011.
  2. Аптер Д. Э. Введение в политический анализ // Социология политики. Реферативный сборник / под ред. Т. В. Андиановой. М.: Вече, 1981.
  3. Капустин Б. Г. Гражданство и гражданское общество. М.: ГУ-ВШЭ. М., 2011.
  4. Най Д. «Гибкая сила. Как добиться успеха в мировой политике». — М.: Тренд, 2006.
  5. Никовская Л. И. Защита общественных интересов — вклад женских организаций в развитие гражданского общества и гендерного равноправия // За социальную демократию и прогрессивное общество: сб. статей / [редкол.: А. А. Жирикова (отв. ред.), Н. М. Великая] — М.: Ключ-С, 2015.
  6. Универсальные ценности в мировой и внешней политике / Под редакцией П. А. Цыганкова. — М.: Издательство Московского университета, 2012.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle