Библиографическое описание:

Бабин И. Э. Типология и разновидности коллаборационизма на территории СССР в период Великой Отечественной войны // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 543-545.



В статье рассматривается понятие «коллаборационизм», его специфические типологические черты, а также дается попытка анализа разновидностей этого явления на территории СССР в период Великой Отечественной войны.

 

Коллаборационизм, как факт, является непременным атрибутом любого вооруженного конфликта между державами, занимающими серьезное положение на мировой политической арене. «Происхождение понятия «коллаборационизм» ведет нас в далекий 1802 год. Коллаборантами во время наполеоновских войн называли контрабандистов, торгующих с Англией и оказывающих помощь монархистам». [5] Однако со временем, суть этого термина изменилась. С началом Второй Мировой Войны, понятие «коллаборационизм» приобрело иное значение, его стали понимать, как предательское сотрудничество с врагом-оккупантом, имея в виду, прежде всего, нацистскую Германию. Впервые термин «коллаборационизм» был применен относительно правительства города Виши, расположенного во Франции, к юго-востоку от Парижа. В 1940 году между Германией и Францией было заключено «второе компьенское перемирие», в результате которого Франция была поделена на две части,которые историки чаще всего называют «зоны». Город Виши был избран для размещения правительства одной из этих частей. Это правительство активно сотрудничало с немцами во время войны, и с тех пор образовалось устойчивое выражение «режим Виши», ассоциирующийся у современных историков с коллаборационистским правительством, некогда существовавшим в г.Виши.

В этой статье сделана попытка анализа, иногда по принуждению, а порой и по своему собственному желанию, сотрудничества жителей территории, занятой оккупантами, с противником во вполне определенных сферах жизнедеятельности, а именно: политической, военной, экономической, бытовой, культурной и прочих, которое носило в себе отпечаток преступного деяния, направленного против своего государства

Выделим ряд направлений, в которых может развиваться преступная деятельность предателей. Итак, коллаборационизм может быть:

  1. Политический – это принятие позиции врага и взаимодействие с ним на идейных принципах.
  2. Административный — это такая форма сотрудничества с врагом, когда лояльное население оказывается в органах управления различного уровня, деятельность которых управляема и подконтрольна оккупантам.
  3. Военный — служба в военных формированиях гитлеровцев.
  4. Экономический — сотрудничество в каких-либо отраслях экономики в интересах врага.
  5. Бытовой коллаборационизм связан с установлением доброжелательных (в том числе и весьма личного плана) отношений между оккупантами и подвластным им населением, которые не имеют преступного подтекста, но все же считаются одной из разновидностей коллаборационизма.
  6. Культурный — сотрудничество с гитлеровцами-оккупантами в духовной сфере, которое содействовало распространению среди населения верноподданнических и лояльных чувств, пропаганде и реализации соответствующих идейно-политических постулатов. [1, с. 2]

Стоит отметить, что многонациональность Красной Армии отчасти являлась при-чиной военного коллаборационизма. Не вызывает сомнений, что Великая Отечественная Война объединила граждан всех пятнадцати республик СССР для борьбы с немецко-фашистскими захватчиками, но объединила не в равной степени. Как мы знаем, прибалтийские республики не отличались военным патриатизмом и преданностью СССР, несмотря на то, что формально были его частью. Задача историка не осудить, но выявить правду, привести аргументы, подтверждающие его точку зрения.

Как известно, коллаборационизм особенно сильно затронул Прибалтику во время Великой Отечественной Войны. Литовские и эстонские легионы СС известны всем.

Ни для кого не секрет, что каждая советская воинская часть в годы Великой Отечественной войны состояла из людей разных национальностей. Это было обусловлено тем, что СССР был многонациональным государством, включавшим в себя 15 республик. Это отчасти предопределило появление коллаборционистских тенденций в некоторых республиках Советского Союза.

К особой категории советских граждан, оказавшихся на службе у германской армии, относятся так называемые хиви. Они набирались из числа советских военнопленных и жителей оккупированной территории, но не входили в состав добровольческих формирований, а зачислялись каждый порознь в качестве вспомогательной силы для обслуживания тыла действующей немецкой армии. «Хиви» носили немецкую форму и работали на кухне, в разного рода мастерских, водителями, коноводами, т.д. В среднем в пехотной дивизии насчитывалось до 10 % таких добровольцев по сравнению со штатной численностью личного состава, а в транспортных колоннах до 50 %. К началу 1943 г. в вермахте находилось до 400 тыс. «хиви». [1, c. 8]

Гражданский коллаборационизм часто был вынужденным, потому что у граждан СССР, особенно городского населения, был только один путь добычи средств для существования семьи, и путь этот лежал через мерзкий коллаборационизм, сотрудничество с ненависстными оккупантами. Нет оснований причислять к изменникам всех военнопленных, так как большинство из них оказалось там не по собственной воле, а в силу независящих от них обстоятельств: в результате ранения, окружения, потери связи со своей частью и т. д.

Мы можем судить о тех событиях лишь со стороны, не зная, каково это — делать страшный выбор в пользу пособничества оккупантам. Но таковы были реалии Великой Отечественной войны, каждый человек хотел жить и хоть как-нибудь обеспечивать свою семью, или же просто не погубить свою жизнь за отказ сотрудничать с врагами. Говоря о коллаборационизме, особенно следует выделить так называемый «горизонтальный коллаборационизм».

Такая форма предательства была актуальна в годы Великой Отечественной войны, и суть ее заключалась в том, что женщины вступали в интимную, преступную свзяь с оккупантами. Это могло происходить как на оккупированных территориях, так и в различных лагерях для военнопленных. М. И. Семиряга довольно подробно пишет об этом в своей статье «Иностранные военопленные и советские женщины», но, поскольку «горизонтальный коллаборационизм» интересует нас не в первую очередь, ограничимся сказанным.

Большую актуальность, особенно в наше время, имеет выявление причин, побудивших советских людей отречься от собственного народа и пойти на услужение врагу. Стоит также отметить, что коллаборационизм, как массовое явление, как неотъемлемая часть войны — никогда не исчерпает себя. Даже самые экипированные, сытые, воодушевленные солдаты могут быть подвержены панике, когда дело складывается не в их пользу. Однако не стоит забывать и о том, что люди иногда идут на добровольное сотрудничество с врагом, надеясь на сытую и безопасную жизнь, в то время как их соотечественники бьют врага с оружием в руках на фронтах войны. О коллаборационизме написано не особенно много, но вполне достаточно для того, чтобы четко уяснить, в каких формах и масштабах это явление может существовать. С позиции истории однозначно оценить явление коллаборационизма нельзя, ведь оно многоаспектно и очень масштабно. Исследователю-историку необходимо с неподдельной объективностью повергать анализу каждый случай предательского сотрудничества конкретного лица с немцами (их союзниками, или подразделениями СС из Прибалтики) в годы войны, а так же пытаться обнаружить те условия, которые спровоцировали его на такой неоднозначный шаг. Безусловно, любой факт предательства в годы войны можно рассматривать как пример коллаборационизма, но не любой случай коллаборационизма есть проявление предательства. Ведь, как известно, люди в то сложное время сталкивались с самыми различными ситуациями, когда им приходилось делать нравственный выбор в пользу чести и достоинства, или в пользу жизни. Тут каждый выбирал сам: кто-то жертвовал жизнью, предпочитая умереть, но не попасть в плен, или не пойти на сотрудничество с оккупантами, а кто-то делал выбор в пользу жизни, теряя честь, переступая через нравственные принципы, идя на союз с государством-оккупантом. История знает множество примеров коллаборационизма, говорить о каждом из них не имеет смысла, да и всех их не счесть. Мы должны принять это, как уже свершившийся факт. Затереть, переписать, или вычеркнуть его из истори не представляется возможным. Историкам необходимо «добывать» истину из различных источников, учитывая то, что некоторые из них написаны с субъективной точки зрения. Нужно сопоставлять факты, анализировать события, подключать к своим исследованиям логику. И только в этом случае возможен успешный поиск исторической истины. Проблема коллаборационизма исследована слабо. Весь материал по этой теме ограничивается нескослькими десятками научных статей, пятью-шестью книгами, и на этом список литературы подходит к концу. Стоит отметить, что эта тематика требует дальнейшего серьезного изучения, к тому же простор для изучения поистине огромен.

Литература:

  1. Пережогин В. Вопросы коллаборационизма // и общество. М.: 2004. Кн. с. 293–305.
  2. Семиряга М. И. Природа, типология проявления в Второй мировой — М., — 2000. —
  3. Дробязко С. И. мировая война -1945. добровольцы в полиции и — М., — 48с.
  4. Электронные источники: http://moikompas.ru/compas/kollaboracionizm_znachenie_slova

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle