Библиографическое описание:

Богун И. А. Наследование доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 474-479.



Значительное количество обществ с ограниченной ответственностью принадлежат единственному участнику, который является одновременно и единоличным исполнительным органом (как правило, генеральным директором). В случае смерти такого лица организация остается без управления и ее деятельность будет на определенный период дезорганизована. В статье предлагаются меры, позволяющие обеспечить бесперебойное функционирование организации в переходный период (с момента смерти единственного участника до момента перерегистрации на себя наследниками долей в уставном капитале организации).

Ключевые слова: наследство, наследник, общество с ограниченной ответственностью, уставный капитал, наследование долей.

Keywords:inheritance, inheritor, limited liability company, authorized capital.

Многие организации с организационно-правовой формой в виде общества с ограниченной ответственностью принадлежат одному лицу, которое совмещает одновременно функции и собственника организации и ее единоличного исполнительного органа. В случае смерти такого лица назначить нового руководителя и/или осуществлять руководство организацией не представляется возможным до момента перерегистрации долей в уставном капитале на наследников, либо до назначения доверительного управляющего. В то же время даже месячный простой в деятельности организации способен причинить значительные убытки. С момента смерти руководителя невозможно отправить ни одно платежное поручение (разумеется, рассматривается тот случай, когда право первой подписи принадлежало только руководителю), да и просто вакуум власти отталкивает от организации ее контрагентов, поскольку в современных условиях значительная часть деловых отношений «замыкается» на личности руководителя (он же собственник) организации, а в ситуации, когда неизвестно, кто придет ему на смену, контрагенты могут занять выжидательную позицию и уж тем более, не торопиться погашать свою задолженность перед организацией (дополнительно отметим, что представление о воплощении в имуществе качеств собственника имеет древнейшую природу, хотя это представление и ослабляется по мере развития человеческой цивилизации. Как отмечает К. И. Скловский, «уже после возникновения права представления о единстве лица с вещами сохраняли свою силу и оказали несомненное воздействие на основные правовые понятия») [8, с. 136].

В данной ситуации большое значение приобретают меры, направленные на предотвращение потери управления, позволяющие, во-первых, заранее назначить лицо, которое возглавит организацию до момента перерегистрации долей в уставном капитале на наследников, а во-вторых, сделать переходный период наиболее безболезненным. Здесь и далее мы не используем оборот «момент перехода собственности на доли в уставном капитале», а используем вместо него оборот «момент перерегистрации долей в уставном капитале» поскольку, в соответствии с законодательством (пункт 4 статьи 1152 ГК РФ), доли будут принадлежать наследникам с момента открытия наследства, но вот воспользоваться ими с целью назначения нового руководителя они смогут не ранее, чем перерегистрируют их на себя и уж тем более не ранее получения свидетельств о праве на наследство (то есть, не ранее чем через шесть месяцев; норма пункта 2 статьи 1163 ГК РФ, позволяющая получить свидетельство о праве на наследство до истечения шестимесячного срока по нашему мнению является чересчур экзотичной и неприменимой на практике) [1].

Тема обеспечения преемственности власти в деятельности организации (предприятия, фабрики) редко рассматривается в специальной, юридическо-бухгалтерской литературе, но, как ни странно, получила широкое отражение в классической художественной прозе, в том числе зарубежной [9, 10]. Хотя указанные произведения и не представляют интереса в методологическом плане, они хорошо отражают психоэмоциональную напряженность, сопровождающую смену собственника организации и верно показывают зависимость успешности предприятия (в переносном смысле) в целом от личных качеств владельца, которые (качества) зачастую могут стать определяющими. Таким образом, подпроблема выбора преемника также является самостоятельной и важной для единоличного собственника организации, хотя и находится за пределами рассматриваемой в настоящей статье темы.

Комплекс мер, позволяющих избежать вакуума власти в случае смерти единственного участника в обществе с ограниченной ответственностью. Для целей, рассматриваемых в настоящей статье, принимаем следующие вводные условия: организационно-правовая форма — общество с ограниченной ответственностью; единственному участнику общества принадлежит 100 % уставного капитала общества (уставный капитал оплачен полностью); единственный участник одновременно является и руководителем (единоличным исполнительным органом) организации. Далее в статье слова «организация» и «общество» употребляются как синонимы.

Очевидно, что в подобной ситуации в случае смерти руководителя организация минимум на шесть месяцев полностью «парализуется». Назначить нового руководителя невозможно, поскольку единственный участник умер. Указанные шесть месяцев, при этом — это самый минимальный срок, по истечении которого наследники смогут переоформить на себя доли в уставном капитале общества (если не возникнет судебного спора, тогда переоформление отложится еще на неопределенный срок; если нет наследника зачатого при жизни наследодателя, но еще не родившегося — экзотичный случай, но вполне могущий быть), точнее через шесть месяцев наследники смогут получить свидетельство о праве на наследство. На регистрацию свидетельства и переоформление долей в органах ИФНС уйдет еще какое-то время. Все это время деятельность организации будет фактически приостановлена, отчетность не будет сдаваться, налоги и зарплата не будут начисляться и уплачиваться (выплачиваться). Если на эти шесть месяцев придется конец отчетного года, то еще и годовая бухгалтерская (налоговая) отчетность окажется не сданной, что может повлечь за собой соответствующие меры ответственности. Список убытков от потери управления может быть продолжен. Шансы на то, что нотариус применит положения статей 1173 и 1026 ГК РФ о доверительном управлении имуществом, по нашему мнению, невелики. Во-первых, на практике механизм учреждения доверительного управления в подобной ситуации не отработан. Во-вторых, от момента смерти участника до того момента, как родственники предоставят нотариусу все необходимые документы (а для этого родственники должны об этих документах, как минимум, знать) и нотариус, может быть, заключит договор доверительного управления, пройдет не один месяц. И, наконец, в-третьих, как конкретно доверительный управляющий будет управлять организацией заранее оценить не представляется возможным. Даже если доверительный управляющий окажется вполне добросовестным, он может не знать специфики работы организации. Следовательно, этот путь нельзя признать предпочтительным, скорее это путь запасной.

Исполнитель завещания. Согласно статье 1173 ГК РФ, «в случае, когда наследование осуществляется по завещанию, в котором назначен исполнитель завещания, права учредителя доверительного управления принадлежат исполнителю завещания» [1]. Таким образом, такой вариант тоже не до конца удачен — душеприказчик (исполнитель завещания) в силу закона будет не доверительным управляющим, а лишь учредителем доверительного управления. Ему еще предстоит найти доверительного управляющего, заключить с ним договор, и все это в тех условиях, когда каждый день простоя несет дополнительные убытки для организации (как минимум — упущенную выгоду). Но, в любом случае, это предпочтительнее отсутствия какого-бы то ни было руководства.

Но, по нашему мнению, более удачным следует признать такой вариант, при котором исполнителем завещания назначается тот же гражданин, который занимает должность заместителя руководителя (см. ниже). Тем самым, если будут оспорены его действия по одному основанию, будет действительным другое основание действий; у заместителя руководителя сохранится возможность при необходимости прибегнуть к институту доверительного управления (при всей неотработанности данного института для малых предприятий).

По мнению С. П. Гришаева доверительным управляющим может быть назначен и один из наследников: «следует иметь в виду, что в соответствии с п. 7 ст. 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» до принятия наследником умершего участника общества наследства права умершего участника общества осуществляются, а его обязанности исполняются лицом, указанным в завещании, а при отсутствии такого лица — управляющим, назначенным нотариусом. На основании постановления нотариуса о назначении наследника доверительным управляющим общество с ограниченной ответственностью обязано представить ему финансовые документы для аудиторской проверки. После чего нотариус обязан выдать свидетельство о праве на наследство» [7, с. 144]. Полагаем, что процитированное мнение нельзя признать верным.

Во-первых, в пункте 7 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» идет речь о преимущественном праве покупки, которое есть у участников общества и у самого общества [4]. Переход по наследству доли в обществе с ограниченной ответственностью регулируется пунктом 8 статьи 21 указанного закона. Но и пункт 8 статьи 21 не содержит положения о том, что «права умершего участника общества осуществляются, а его обязанности исполняются лицом, указанным в завещании, а при отсутствии такого лица — управляющим, назначенным нотариусом» (но пунктом 8 предусматривается, кроме прочего, возможность предусмотреть в уставе общества необходимость получения согласия остальных участников на переход доли по наследству — см. ниже) [4; 7, с. 144]. Процитируем положения пункта 8, касающиеся доверительного управления: «до принятия наследником умершего участника общества наследства управление его долей в уставном капитале общества осуществляется в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации» [4]. А Гражданским кодексом, как мы показали выше, предусмотрены положения о заключении нотариусом договора доверительного управления. Следовательно, мнение о том, что доверительным управляющим может быть назначен наследник, является ошибочным (сам оборот о «назначении» доверительного управляющего вызывает вопросы: ведь доверительный управляющий действует, а доверительное управление учреждается на основании договора). Тем более, что ниже, на той же самой странице, С. П. Гришаев пишет обратное: «Договор доверительного управления наследственным имуществом является частным случаем доверительного управления имуществом в целом. С учетом особенностей правового регулирования наследственных правоотношений заключает такой договор не собственник имущества (наследник), а в его интересах — нотариус. Наследники являются выгодоприобретателями по данному договору» [7, с. 144]. Приведем дополнительные аргументы в поддержку нашей позиции (о том, что наследник не может быть доверительным управляющим):

  1. Доверительный управляющий не может быть собственником имущества, а в соответствии с пунктом 4 статьи 1152 ГК РФ, «принятое наследство признается принадлежащим наследнику со дня открытия наследства независимо от времени его фактического принятия, а также независимо от момента государственной регистрации права наследника на наследственное имущество, когда такое право подлежит государственной регистрации» [1].
  2. Согласно пункту 3 статьи 1015 ГК РФ, «доверительный управляющий не может быть выгодоприобретателем по договору доверительного управления имуществом» [2]. Наследник не может быть доверительным управляющим, так как тогда получится совмещение выгодоприобретателя, учредителя доверительного управления и доверительного управляющего в одном лице.

Полагаем, что нами приведено достаточно оснований к тому, чтобы полагать тезис о том, что наследник не может быть доверительным управляющим, доказанным.

Дополнительные положения в уставе общества. Федеральным законом от 08.02.1998 N 14-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «Об обществах с ограниченной ответственностью» предусмотрена возможность предусмотреть в уставе организации особые условия перехода по наследству доли в уставном капитале (статья 21 указанного закона):

«8. Доли в уставном капитале общества переходят к наследникам граждан … если иное не предусмотрено уставом общества с ограниченной ответственностью. Уставом общества может быть предусмотрено, что переход доли в уставном капитале общества к наследникам … допускаются только с согласия остальных участников общества. Уставом общества может быть предусмотрен различный порядок получения согласия участников общества на переход доли или части доли в уставном капитале общества к третьим лицам в зависимости от оснований такого перехода.

До принятия наследником умершего участника общества наследства управление его долей в уставном капитале общества осуществляется в порядке, предусмотренном Гражданским кодексом Российской Федерации» [4].

Таким образом, законодатель позволяет участникам общества заранее предусмотреть порядок перехода по наследству доли в уставном капитале общества как особого вида имущества. Но, как мы видим, к нашему случаю это неприменимо: в процитированном отрывке рассматриваются только те случаи, когда из общества выбывает один из участников; случаи, когда одновременно выбыли все участники (или единственный участник, что тоже самое), в данном пункте не предусматриваются. Кроме того, к сожалению, законодатель не предусмотрел возможность внести в устав организации положения, запрещающие чрезмерное дробление долей в уставном капитале. В этом не было бы ничего принципиально нового — в земельном законодательстве, например, существуют положения, не позволяющие бесконечно дробить земельный участок [3; 5]. Таким образом, по нашему мнению, следовало бы дополнить упомянутый пункт 8 статьи 21 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» следующим положением: «в уставе общества может быть предусмотрен минимальный размер доли в уставном капитале и/или порядок, определяющий минимальный размер доли в уставном капитале общества при переходе доли в уставном капитале (в том числе стопроцентной) по наследству». Таким образом, во-первых, предотвращалось бы бесконтрольное дробление долей и, во-вторых, можно было бы предотвратить ситуацию, при которой у двух наследников по 50 % долей в уставном капитале у каждого, и в случае конфликта между ними назначить руководителя невозможно — каждый из участников предлагает свою кандидатуру на пост руководителя, а перевеса нет ни у кого из них.

Положения статьи 1178 ГК РФ («Наследование предприятия»), являются, по нашему мнению, на практике не применимыми. В наследственную массу включаются доли в капитале общества с ограниченной ответственностью, а не предприятие, как имущественный комплекс (полагаем, что единственным случаем, когда в наследственную массу может быть включены не доли в уставном капитале или акции, а предприятие, как имущественный комплекс, это тот редкий случай, когда наследодатель незадолго до смерти приобрел (как физическое лицо, в том числе, как индивидуальный предприниматель) предприятие как имущественный комплекс и не успел придать покупке какое-либо другое организационное оформление). Полагаем, что нормы указанной статьи являются «мертворожденными», поэтому в данной статье их практическая применимость рассматриваться не будет.

Владельцам организации следует также обратить особое внимание на положения законодательства, касающиеся личного закона физического лица применительно к наследованию отдельных видов имущества. Согласно статье 1224 ГК РФ, «отношения по наследованию определяются по праву страны, где наследодатель имел последнее место жительства, если иное не предусмотрено настоящей статьей. Наследование недвижимого имущества определяется по праву страны, где находится это имущество, а наследование недвижимого имущества, которое внесено в государственный реестр в Российской Федерации, — по российскому праву» [1]. Следовательно, если наследодатель преимущественно проживал за границей Российской Федерации, то и наследование долей в уставном капитале общества будет производиться по праву той страны, где он проживал — ведь к недвижимому имуществу доли в уставном капитале не относятся. При этом следует особо иметь в виду то, что принятие наследства по российскому праву происходит независимо от принятия наследства по зарубежному праву: эти два действия друг на друга не влияют, что подтверждается судебной практикой: «принятие наследства по законодательству иного государства не может расцениваться как одновременное принятие наследства по российскому законодательству, поскольку наследственные дела в Российской Федерации и в иных государствах открываются независимо друг от друга и ведутся автономно» [6]. Полагаем, что может быть верно и обратное — принятие наследства по законодательству Российской Федерации может не расцениваться как одновременное принятие наследства по законодательству той страны, где наследодатель имел последнее место жительства. Следовательно, этот нюанс наследодатель должен обязательно учитывать и, по возможности, донести до сведения потенциальных наследников необходимый перечень юридических действий, которые им нужно будет совершить для принятия наследства (в том числе по зарубежному праву). Наилучшим вариантом было бы создание запечатанного пакета с подробными инструкциями (в том числе о местонахождении уставных документов организации), который хранился бы в бумагах наследодателя, с пометкой о необходимости вскрыть в случае смерти наследодателя. Подобный пакет (конверт) может также храниться у доверенного лица (что предпочтительнее, поскольку тогда пакет попадет к адресату, а не будет вскрыт первым же нашедшим); к сожалению, действующее законодательство не предусматривает возможности хранения подобных инструкций у нотариуса; впрочем, такие инструкции можно оформить в качестве приложения к закрытому завещанию — законодательство впрямую не запрещает составления приложений к закрытому завещанию, не несущих в себе законодательных распоряжений, а носящих чисто информативно-справочный характер.

Выводы. Для того, чтобы не допустить вакуума власти, собственнику организации предлагается принять следующий комплекс мер:

  1. Уставом и штатным расписанием организации должна быть предусмотрена должность заместителя руководителя (например, заместитель генерального директора). Устав целесообразно дополнить следующим положением: «в случае смерти лица (а равно объявления его безвестно отсутствующим), исполняющего обязанности единоличного исполнительного органа и являющегося одновременно единственным участником общества, все полномочия этого лица (как единоличного исполнительного органа) переходят к заместителю генерального директора на срок до получения наследниками (первым и любым из них) единственного участника свидетельства о праве на наследство на долю в уставном капитале организации. На срок своих полномочий заместитель генерального директора приобретает все права и несет все обязанности единоличного исполнительного органа, которые на момент смерти имел генеральный директор». Для перестраховки можно также ввести и должность второго заместителя — дублера, на случай, если первый заместитель по каким-либо причинам окажется неспособным исполнять свои обязанности. Предоставления только права первой подписи еще одному лицу (кроме руководителя), по нашему мнению, недостаточно — чем полнее и точнее будут прописаны права и обязанности заместителя и случай, когда такой заместитель приступает к исполнению своих обязанностей (а также момент прекращения полномочий) — тем больше к нему будет доверия у контрагентов (в том числе, у банка, в котором ведется расчетный счет организации) и тем меньше шансов, что наследники смогут в судебном порядке признать совершенные им (заместителем) сделки недействительными.
  2. Завещанием обязательно должна быть предусмотрена такая форма распределения между наследниками долей в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, которая исключает ситуацию, при которой два наследника обладают равным количеством голосов (например, у одного 50 % и у другого 50 %) и ни у кого из них не будет большинства. Ситуация, при которой наследников три и больше и все обладают равным числом голосов нежелательна, но допустима. По нашему мнению, идеальна ситуация, при которой один из наследников обладает либо всеми долями, либо контрольным пакетом, но норма об обязательной доле в наследстве может сделать невозможным такое распределение. Отдельного рассмотрения заслуживает ситуация, при которой доли в уставном капитале перейдут по наследству к несовершеннолетнему — в таком случае фактически распоряжаться ими (долями) будут, скорее всего, его законные представители (один из них). Полагаем, что завещателю следует тщательно продумать вопрос о том, кто из наследников способен продолжить его дело и подойти к завещательному распоряжению долями в уставном капитале организации прежде всего с этой позиции.

Литература:

  1. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть третья)» от 26.11.2001 № 146-ФЗ (ред. от 15.02.2016) // «Собрание законодательства РФ», 03.12.2001, № 49, ст. 4552.
  2. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая)» от 26.01.1996 № 14-ФЗ (ред. от 29.06.2015) // «Собрание законодательства РФ», 29.01.1996, № 5, ст. 410.
  3. «Земельный кодекс Российской Федерации» от 25.10.2001 № 136-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // «Собрание законодательства РФ», 29.10.2001, № 44, ст. 4147.
  4. Федеральный закон от 08.02.1998 № 14-ФЗ (ред. от 29.12.2015) «Об обществах с ограниченной ответственностью» // «Собрание законодательства РФ», 16.02.1998, № 7, ст. 785.
  5. Закон Московской области от 17.06.2003 № 63/2003-ОЗ «О предельных размерах земельных участков, предоставляемых гражданам в собственность на территории Московской области» (принят постановлением Мособлдумы от 28.05.2003 № 3/59-П) // «Вестник Московской областной Думы», № 7, июль, 2003.
  6. Решение Кашинского городского суда Тверской области по делу № 2–684/2015 ~ М-705/2015 (вступило в законную силу 02.02.2016) // Режим доступа: https://kashinsky--twr.sudrf.ru (дата обращения: 22.02.2016)
  7. Гришаев С. П. Наследственное право: учебно-практическое пособие. — М.: Проспект, 2015. — 184 с.
  8. Скловский К. И. Собственность в гражданском праве: учеб.-практ. пособие. — 2-е изд. — М.: Дело, 2000. — 512 с.
  9. Горький М. Дело Артамоновых. — М.: Издательство «Правда», 1952. — 280 с.
  10. Драйзер Т. Стоик. — М.: Издательство «Правда», 1981. — 384 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle