Библиографическое описание:

Сергеева Е. В. Кашмирский конфликт как фактор дестабилизации на южноазиатском субконтиненте // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 556-559.



Фрэнк Хоффман, специалист и автор книг по гибридным войнам, недавно придумал термин «розовый фламинго». Так он называет ситуацию, когда события, которые можно было бы предвидеть, игнорируются, в результате чего происходят катастрофы. Хоффман говорит, что подобные ситуации находятся на поверхности, но совершенно игнорируются политиками. «Розовый фламинго» — противоположность «черному лебедю» Нассима Талеба, которым обозначаются события совершенно непредсказуемые и с неизвестным исходом. Самым опасным «розовым фламинго» нашего времени может оказаться противостояние между Индией и Пакистаном из-за Кашмира. Проблема Кашмира остается наиболее значимым узлом противоречий в отношениях этих двух государств. Конфликт, связанный с данными территориями, является одним из самых затяжных во всей новой истории. Межгосударственное противостояние на Южноазиатском субконтиненте насчитывает столько же лет, сколько и само независимое существование Индии и Пакистана (Кашмирский конфликт — результат разделения Британской Индии в 1947г. на современную Индию и Пакистан). Джамму и Кашмир — спорная область, находящаяся в самом центре евразийской «дуги нестабильности»; здесь сходятся границы пяти государств (Индии, Пакистана, Китая, Афганистана и Таджикистана) и три крупнейшие религии — ислам, индуизм и буддизм. Кашмир граничит с Пакистаном на западе, с Афганистаном — на севере, со Синьцзян-Уйгурским и Тибетским автономными районами Китая — на востоке и со штатами Индии Химачал-Прадеш и Пенджаб — на юге. Более 50 лет Кашмир служит ареной вооруженных столкновений между Индией и Пакистаном. Главная причина — геополитическое положение Кашмира на стыке Центральной и Южной Азии. Горы Кашмира господствуют над Пенджабской равниной, где проживает более 100 млн. человек и где располагается крупная продовольственная база Индии и Пакистана. Именно здесь, в Пенджабе, находятся крупнейшие города и промышленные центры этих государств, в том числе их столицы — Дели и Исламабад. Обстановка в индийской части Пенджаба постоянно осложняется из-за стремления сикхских экстремистов отделить штат Пенджаб от Индии. Без контроля над Кашмиром удержать Пенджаб в составе республики правительству Индии будет очень сложно. Для Китая восточный Кашмир — это единственная связь с западной частью Тибета, одной из самых неспокойных провинций, ослабить контроль над которой китайское руководство никогда не согласится. [3,с. 1–2]

Кашмирский конфликт представляет угрозу современному человечеству. Индия и Пакистан неоднократно воевали между собой за штат Джамму и Кашмир. Только войн известно три (1947, 1965, 1971гг.) и ещё несколько пограничных конфликтов (Каргильский 1999г., вокруг ледника Сиачен, длившийся с 1984 по 2003г и др.). После Каргильского столкновения наступили периоды снижения напряжённости. Но, как показали последующие события, потенциал вражды, накопленный в отношениях Индии и Пакистана, не дал возможности укорениться даже столь малому успеху. В настоящее время граница между индийской и пакистанской частями Кашмира проходит по Линии контроля, зафиксированной сторонами в Симлском соглашении. Однако столкновения на религиозной почве и в территориальном плане происходят до сих пор. Конфликт нельзя назвать исчерпанным. Более того, можно утверждать, что угроза новой войны не исключена. Положение усугубляется тем, что в конфликт под предлогом поддержания мира внедряются новые участники, в частности, США, Афганистан и Китай. Современное состояние конфликта отличается также и тем, что Индия и Пакистан преследуют и экономические интересы, связанные со значительными водными и рекреационными ресурсами Кашмира. Пока проблема Кашмира остается неразрешенной, между Индией и Пакистаном сохраняется взаимное недоверие, а это стимулирует обе стороны к укреплению своей обороноспособности и развитию ядерных программ. Особую опасность их противостояние приобрело после 1998 г., когда и Индия, и Пакистан, проведя серию испытаний, продемонстрировали миру свою способность создавать ядерное оружие. Это усугубилось тем, что ни Индия, ни Пакистан не подписали Договор о нераспространении ядерного оружия и продолжают воздерживаться от присоединения к нему, считая дискриминационным право обладания им только у России, США, Китая, Франции и Великобритании. Согласно своей доктрине Индия ставит задачу создать ядерные силы с авиационной, сухопутной и морской составляющей. Авиационная уже есть — самолёты «Мираж-2000», МиГ-27 и «Ягуар» на вооружении государственных ВВС. Развит и сухопутный компонент — есть баллистические ракеты. О создании полноценного подводного ядерного флота говорить рано, но со временем и это станет реальностью. Точных данных о ядерных возможностях вооруженных сил Индии и Пакистана в открытой печати не публикуется. По некоторым оценкам, оба государства поставили перед собой цель (а может быть, уже и достигли ее) довести количество ядерных боеприпасов от 80 до 200 с каждой стороны. В числе вероятных противников для Индии — Пакистан. Кроме того, на протяжении многих лет она рассматривает в качестве угрозы и Китайскую народную республику. Сама индийская ядерная программа 60-х годов стала ответом как на поражение, которое КНР в 1962 г. нанесла этой стране в пограничной войне, так и на появление ядерного оружия у данного государства в 1964 г. Первое атомное испытание Индии было произведено в 1974 году. Атомная боеголовка, испытанная в штате Раджастхан (в непосредственной близости от границ с Пакистаном) 18 мая 1974 года получила название «Улыбающийся Будда». Известие об атомных испытаниях в Индии само по себе произвело эффект разорвавшейся бомбы. Атомные державы того времени (США, СССР, Китай, Великобритания, Франция) так и не признали право Индии на атомное оружие. Индия не подписала договор о «Нераспространении атомного вооружения» 1968 года и продолжает разработки в этой области и по сей день. В настоящее время в Индии действует ядерная доктрина страны, которая была принята в 2003 году. Основные ее положения сводятся к следующему: страна намерена создавать и развивать потенциал минимального разумного сдерживания; Индия провозглашает принцип неиспользования ядерного оружия первым — ядерное оружие может быть применено только в качестве ответа на ядерное нападение на территорию Индии или индийские силы где бы то ни было; ответный ядерный удар будет массированным, с расчётом нанести неприемлемый ущерб; ответный ядерный удар может быть нанесён только с санкции гражданского политического руководства страны; ядерное оружие не может быть применено против неядерного государства; в случае широкомасштабного военного нападения на Индию или индийские силы где бы то ни было с применением химического или биологического оружия Индия оставляет за собой право ответа ядерным ударом. [5,с.223]

Пакистанская ядерная программа в первую очередь являлась ответом на аналогичную программу Индии. Начало реализации ядерной программы Пакистана относится к 1972 году, когда президент З. Бхутто подписал приказ о создании Министерства науки и технологии и расширении деятельности Комиссии по атомной энергии (КАЭ). [1, с.317] Большинство предприятий атомного цикла построены с помощью западноевропейских, канадских, американских, китайских фирм и не находятся под гарантиями МАГАТЭ. Завод в Кахуте (1982 г.) имеет производительность более 45 кг в год урана высокой степени обогащения. В 1986 году завершили проектирование, конструирование и разработку систем обеспечения и создали прототип ядерного взрывного устройства. В 1989 году началось серийное производство ядерных боеприпасов. По различным оценкам к 1998 году Пакистан имел до 700 кг оружейного урана. Пакистан провел 6 ядерных испытаний, 28 и 30 мая 1998 года на полигоне Чагай-Хиллз в провинции Белуджистан и таким образом вошел в ядерный клуб.Пакистан стремительно, буквально за несколько лет, обогнал Великобританию и Индию, по числу ядерных боеголовок.Строится новый ядерный комплекс Кушаб, неподалеку от столицы страны Исламабада. Это уже 4-й в стране комплекс, по производству оружейного плутония. Четвертый реактор сооружается на расстоянии в несколько сот метров от двух других плутониевых реакторов, работающих на тяжелой воде. Пакистанская элита, оправдывает свое увлечение ядерными вооружениями, превосходством обычных вооруженных сил Индии, над пакистанской армией. [4,с.4]

Помимо использования собственных вооруженных сил, Пакистан активно спонсирует мусульманские радикальные организации, базирующиеся в подконтрольном ему районе Кашмира и совершающие террористические вылазки против индийских правительственных войск. Территория пакистанского Кашмира за последние десятилетия превратилась фактически в базу международных террористических организаций, использующих труднодоступные горные местности как прекрасное укрытие для своих тренировочных лагерей. Эти организации фактически и осуществляют контроль над пакистанским Кашмиром, установив на его территории свои порядки и препятствуя проникновению в регион не только индийцев, но и любых иностранцев — немусульман.

В настоящее время ключевыми факторами военно-политической ситуации в Кашмире являются следующие религиозно-политические организации:

  1. Джамиат уль-улама-и ислам — Общество исламских богословов. Именно эта пакистанская организация осуществляет вербовку и подготовку боевиков для кашмирских военизированных формирований.
  2. Лашкар и-Джангви — Армия Джангви, вторая по значимости религиозно-политическая организация, осуществляющая вербовку и подготовку боевиков для вооруженных формирований и непосредственно руководящая последними.
  3. Хизб-и муджахидин — Партия борцов за веру. Является одной из наиболее радикальных исламских организаций региона, выступающих за независимость Кашмира. Исламский терроризм и экстремизм в Кашмире представляет серьезную угрозу не только отношениям между Индией и Пакистаном, но и для безопасности всего азиатского региона.

Следует отметить, что все перечисленные организации относятся к радикальному крылу ортодоксального суннитского ислама. Это объясняется тем, что именно сунниты в современном мире представляют собой наиболее активную исламскую силу. Пакистан и афганские талибы оказывают поддержку именно суннитским организациям. Однако в Кашмире проживает и значительное количество мусульман-шиитов, прежде всего — исмаилиты. Для радикальных суннитов они выступают вторыми после индуистов и буддистов идеологическими врагами, предусматривается или обращение их в суннизм, или «очищение» будущего исламского Кашмира от исмаилитов. Позиции исмаилитов сильны в горных районах, прежде всего среди небольших этнических групп вроде балти и буришей. Своим главой исмаилиты считают имама Ага-хана IV. Этот духовный лидер исмаилитских общин Индии, Пакистана, Афганистана, Таджикистана и других стран постоянно проживает в Великобритании, но пользуется большим влиянием в регионе. Естественно, что решение кашмирской проблемы невозможно без учета интересов исмаилитской общины, которая также не удовлетворена растущим влиянием ортодоксальных суннитских организаций, угрожающих самому существованию шиитского ислама в Северо-Западной Индии. Индо-пакистанские конфликты и атаки повстанцев к началу XXI века унесли жизни не менее чем 30 тысяч военнослужащих и мирных жителей. Пакистанские источники уверяют, что количество погибших в боевых действиях мусульман гораздо выше и достигает 70 тысяч человек. Кашмир представляет собой проблему, с которой не могут справиться ни военные силы, ни идеологи. Группировки, подобные Фронту освобождения Джамму и Кашмира, раздают автоматы Калашникова солдатам-подросткам; будет трудно контролировать исламских экстремистов, действующих в демилитаризованных зонах. Фактически Джамму и Кашмир является незатихающей горячей точкой, эскалация насилия в которой значительно превосходит другие проблемные индийские штаты, включая и Северо-Восточную Индию, где также действуют сепаратистские вооруженные организации. [2]

Таким образом, Кашмирский конфликт продолжает оставаться одной из самых острых проблем в современных международных отношениях. Его разрешение представляется крайне непростым и длительным процессом и зависит от общего урегулирования спорных вопросов в отношениях между Индией и Пакистаном. Противоречия этих государств имеют глубинные, исторические корни, и маловероятно, что какая-то из сторон первой согласится пойти на существенные уступки.

Литература:

  1. Белокреницкий В. Я. История Пакистана. XX век. М.: Крафт, 2008.
  2. Илья Полонский.Кашмир: вечная война Северо-Западной Индии. 12.06. 2014. [Электронный ресурс] http://topwar.ru/51176-kashmir-vechnaya-voyna-severo-zapadnoy-indii.html
  3. Сагайдак. Е. А. Кашмирский кризис как отражение проблемы замораживания конфликтов в Южной Азии // Армия и общество.2014. № 3. (40).
  4. Уллман Х. Разоружение Индии и Пакистана // INOPRESSA. 23.03. 2010.
  5. Шилин А. А. Режим нераспространения и сокращения оружия массового поражения и национальная безопасность. Учебное пособие. М.: ВИГ, 2003.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle