Библиографическое описание:

Кулуева С. Н. Политические отношения между Сирией и Турцией в первой половине ХХ в. // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 547-549.



В данной статье рассматриваются политические отношения между Турцией и Сирией в первой половине ХХ в. В работе дается анализ эволюции политической истории Сирии в указанный отрезок времени, перешедшей от борьбы против османов к борьбе против мандатной системы и завершившейся получением официальной независимости в 1946 г.

Ключевые слова: Турция, Сирия, Хатай, мандатная система, партия Баас.

Народы, жившие на территории современной Сирии, прошли многие исторические перипетии. Им пришлось столкнуться с крестоносцами с Запада, монголами с Востока, мамлюками из Египта. Вследствие обширных завоеваний Селима Грозного в начале XVI в. сирийцы стали подданными Османской империи. Полностью территория нынешней Сирии была представлена в составе Дамасского, Бейрутского и Халебского вилайетов. В XX в. Сирия была включена в сферу деятельности иностранного капитала. В короткое время Сирия и Ливан были превращены в источник дешевого сырья и выгодный рынок сбыта промышленных товаров французского производства [1, с. 249].

Первая мировая стала событием, во многом предопределившим дальнейшую судьбу самого государства османов. Империя, принимавшая участие в ней на стороне Германии, использовала сирийскую территорию в качестве базы для проведения военных операций. Постепенно на данных землях образовался вакуум власти, вследствие чего Великобритания, Франция и местные политические актеры искали пути для получения выгоды с региона, наращивания влияния[2, pg. 36].

По итогам переговоров, проведенных в Сан-Ремо весной 1920 г., Сирия перешла под французский мандат и была поделена на пять регионов: область Ливана, область Дамаска, область Алеппо, Латакаю с примыкающей территорией алевитов, область друзов, расположенную рядом с границей с Иорданией [3, s. 12]. Вся политическая власть принадлежала французскому ставленнику — комиссару, каждой единицей управлял подконтрольный комиссару французский губернатор. Сирийцы были против такого государственного устройства, реакцией народа стали частые восстания. Основным лозунгом повстанцев была: “Свободная независимая Сирия!” [4, с. 149]. Мощные бунты охватили всю страну в 1925–1927 гг., в результате чего Франции пришлось пойти на кое-какие уступки: она была вынуждена даровать конституцию Сирии.

После распада империи на повестку дня встал вопрос об установлении северной границы Сирии. Вопрос берет свое начало с 20 октября 1921 г., когда в Анкаре после длительных переговоров был подписан мирный договор между Турцией и Францией. В ходе переговоров французская делегация пошла на существенные в территориальном отношении уступки. Согласно ст. 8 договора турецко-сирийская граница должна была быть намечена таким образом: От Александреттского залива пограничная линия следует на юг до Пайаса, затем направляется к Майдан — Икбизу (оставляя сам населенный пункт и железнодорожную станцию в пределах Сирии). Далее она поворачивает на юго-восток до станции Чабан — бей, оставляя город Килис на турецкой, а населенные пункты Маршова и Карнаба — на сирийской территории. Затем следует вдоль основной магистрали Багдадской железной дороги через Нусайбин до города Джизре и далее — по реке Тигр. При этом сам Нусайбин, Джизре, а также сама железнодорожная магистраль остаются на территории Турции. Обе стороны, однако, получают равные права по ее использованию [5].

Пограничная линия между Турцией и Сирией, установленная в 1920х гг., в целом соответствовала этнолингвистической границе между территориями проживания турок и курдов на севере и арабов — на юге. Однако, как считают турецкие исследователи, расположенный на побережье Средиземного моря санджак Александретта и Антиохия, в данном отношении отличались, ибо существенную часть их населения составляли турки. Возвращение Турции Александреттского санджака, удерживаемого Францией в качестве подмандатной территории в составе Сирии, было одним из нерешенных вопросов после Лозанны. По договору от 1921 г. Турция отказывалась от санджака взамен Киликии. При этом Франция обязалась признавать турецкий язык как официальный, назначать чиновников из турок, даровать населению право выбора собственного флага. К тому же следует отметить, что данный договор предусматривал введение особого режима управления на данных землях, сохраненного также по окончании Лозаннской конференции.

Осенью 1936 г. Между Турцией и Францией возник серьезный конфликт в связи с вопросом о политическом положении Александретты и Антиохии. За сложными юридическими формулами скрывались реальные интересы сторон [6, с. 174]. Турция добивалась независимости Александреттского санджака в целях подчинения его своему влиянию, имея в виду, в более или менее отдаленном будущем, аннексию санджака [7, с. 31]. Однако Франция, хотя и учитывала нежелательность углубления конфликта с турками, все же не хотела пойти на большее, чем предоставление автономии. Александретте была дарована независимость во внутренней политике, в то время как ее внешние связи были подконтрольны французской власти.

В связи с обострением международной обстановки Франция согласилась на ввод на территорию санджака турецких войск. Французское правительство считало, что лучше сделать уступку и передать санджак туркам, чем потерять поддержку Турции в случае войны в районе Средиземного моря [8, с. 39]. 5 июля 1938 г турецкие войска вступили на территорию санджака. Как пишет советский исследователь Васильев Н: В Хатае введены турецкая валюта, турецкие знаки почтовой оплаты, национальным гимном Хатая признан турецкий национальный марш, государственный флаг Хатая является лишь слегка измененной копией турецкого [9, с. 45]. Так же примечателен тот факт, что таможенная граница между Турцией и Хатаем упразднена, но зато установлена таможенная граница между Хатаем и Сирией [10, с. 45].

Учитывая стратегически удобное географическое расположение Турция, несложно предположить, что обе противоборствующие в войне стороны хотели заполучить ее в союзники, однако, как известно, Турция официально провозгласила политику нейтралитета. 12 мая 1939 г. Турция подписала с Великобританией Договор об оказании взаимной помощи и спустя некоторое время, а именно 23 июня того же года, был заключен аналогичный договор с Францией. Вначале колебавшаяся Франция под давлением Великобритании согласилась на присоединение Александретты к территории Турции. Считаем, что турецкое руководство ловко разыграло в свою пользу карты и включение Александреттского санджака в ее состав стало своеобразной платой за присоединение республики к англо-франкскому блоку.

Касательно вопроса о судьбы Хатая хотелось бы представить взгляды турецких историков. Как известно, турки воспитываются в весьма ярко выраженном патриотическом духе, что, к примеру, нашло отражение в одной из работ турецкого исследователя. Так, по мнению Мехмета Гонлюбол и Джема Сар, управляющие являвшегося в действительности турецким государства Хатай при каждом удобном случае напоминали о желании Хатая присоединиться к Турции[11, s. 133]. В то же время, именно те же исследователи отмечают, что из сорока возможных мест в парламенте Хатая лишь двадцать два места принадлежало турецким представителям. Также они отмечают, что все депутаты меджлиса присягнули на турецком языке, хотя этот факт легко объясняется тем, что официальным языком канцелярии в Османской империи был османский. Вышеупомянутые авторы ни слова не говорят о некой “торговле”, произошедшей во время мировой войны, тем не менее, состав того же меджлиса не обязательно объективно свидетельствует о количестве турок по отношению ко всему сирийскому населению.

Касательно роли Сирии во Второй мировой войне следует заметить, что после капитуляции Франции, данные территории наряду с землями Ливана были предоставлены вишистским правительством в ведение Германии. Территория Сирия служила плацдармом для ведения военных операций против стран Антанты. Лишь после победы английского оружия 14 июля 1941 г., Сирия была вновь присоединена к противоборствующему странам Оси блоку. Спустя год после окончания войны 1939–1945 гг. Сирия обрела долгожданную свободу. Относительно данного аспекта Рей Хиннесбуш отмечает, что независимость была достигнута во многом благодаря тому, что националистские лидеры смогли использовать в свою пользу имперское соперничество, а именно вторжение британцев на территорию Сирию против вишистского правительства скомпрометировало мандатную систему и позволило сирийцам с большим усилием бороться за независимость [12, pg. 21].

К анализу чисто политических взаимоотношений двух государств, хотелось бы также добавить некоторые сведения относительно политического устройства Сирии на данный отрезок времени, ибо общепризнанно то, что внутриполитическая ситуация вместе с международной обстановкой формируют внешнеполитическую систему государства. На тот момент в Сирии реальной политической силой обладали лишь два общественных класса: класс крупных землевладельцев и класс торговой буржуазии. В эпоху борьбы против колониализма в Сирии возникает Партия арабского социалистического возрождения (БААС), главными основателями которой являются Салахаддин Битар и Мишель Афляк. Основоположники идеологии баасистской партии основной целью видели консолидацию разнородной политической элиты и недопущение ее объединения на базе кровнородственных, этнических и религиозных связей [13, с. 108]. Данная партия смогла основаться в таких арабских странах как Ирак, Египет, Йемен, Алжир, тем не менее, на данный момент лишь в Сирии она является главенствующей партией (до 2012 г.).

До 1970 г. власть в Сирии была довольно шаткой, ибо каждые несколько лет происходила смена действующей власти и партия баасистов смогла укрепиться политически лишь в 60х гг. ХХ в. Вывод из территории Сирии французских военных частей еще не обозначало полную независимость от иностранного влияния. Как пишет турецкий исследователь Ахмет Кыймаз, пришедший к власти в результате поддержки ЦРУ Хюсню аль-Заим на встрече с турецкими журналистами 5 апреля 1949 г. отметил, что проведенная ранее политика была неправильной, и выразил желание улучшить двухсторонние отношения [14, s. 14]. Ровно как и советские исследователи, данный автор подчеркивает влияние внешних сил в эпоху холодной войны на внутриполитическую жизнь Сирии. Вышеупомянутый, второй по счету после Шюкрю аль-Кувватли президент Сирии, придерживался политики налаживания отношений не только с Турцией, но и что удивительно, с Израилем. Примечательно данное обстоятельство тем, что вплоть до распада СССР Сирия будет одним из ярых противников Израиля. Однако власть аль-Заима была недолгой, ибо уже в августе 1949 г. в результате организованного английской секретной службой переворота на его место приходит Сами Хиннави.

В качестве заключения, следует отметить, что земли Двуречья испокон веков привлекали соседние государства своим удобным географическим положением, плодородностью земель, богатыми залежами углеводородов. Во времена Османской империи Сирия стала еще одним рынком сбыта для западных товаров, затем территория Ближнего Востока стала ареной для проведения политики «разделяй и властвуй», в результате чего была выкроена современная политическая карта региона, далее последовал долгий период мировой идеологической борьбы, во время которого Сирия, выбрав себе в союзники СССР, не раз противоборствовала Турции.

Литература:

  1. Новейшая история стран Азии и Африки, XX век: Учебник для студентов высших учебных заведений. Ч. 1: 1900–1945.. — М.:, 2001. — 368 с.
  2. Kamrava M. The modern Middle East: a political history since the First World. — London: University of California press, 2005. — 498 pg.
  3. Kıymaz A. Arap baharında kışın açan çiçek: Suriye. — Ankara: Azim matbaacılık, 2012. — 109 s.
  4. Луцкий В. Б. Национально-освободительная война в 1925–1927 гг. в Сирии // Очерки по истории арабских стран. Сборник статей. — М.: Издательство Московского университета, 1959. — С. 149.
  5. Franco-Turkish Agreement signed at Angora on October 20, 1921. // Hellenic Resources Network. URL: http://www.hri.org/docs/FT1921/Franco-Turkish_Pact_1921.pdf (дата обращения: 23.02.2016).
  6. Мельник А. Турция. — М.: Государственное социально-экономическое издательство, 1937. — 220 с.
  7. Миллер А. Ф. Турция в 1924–1944 гг. — М.: Высшая Партийная Школа при ЦК ВКП (б), 1945. — 40 с.
  8. Алексеев В. М., Керимов М. А. Внешняя политика Турции. — М.: Издательство института международных отношений, 1961. — 96 с.
  9. Васильев Н. Новое во внешней политике Турции // Мировое хозяйство и мировая политика. — 1939. — № 6. — С. 45.
  10. Васильев Н. Новое во внешней политике Турции // Мировое хозяйство и мировая политика. — 1939. — № 6. — С. 45.
  11. M. Gönlübol, C. Sar. Türk-Fransız münasebetleri ve Hatay meselesi // Olaylarla Türk dış politikası (1919–1995). — Ankara: Siyasal Kitabevi, 2014. — S. 133.
  12. R. Hinnebusch. Syria. Revolution from above. — New York: Routledge, 2002. — 182 pg.
  13. Аллахкулиев М. Г. Особенности политической концепции партии «Баас» // Власть. — 2013. — № 11. — С. 106–109.
  14. Kıymaz A. Arap baharında kışın açan çiçek: Suriye. — Ankara: Azim matbaacılık, 2012. — 109 s.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle