Библиографическое описание:

Жамгырчиева Г. Т. Мировое дерево как архаический мотив в кыргызском эпосе // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 805-807.



The article deals with the archaic motif of the saint tree in the Kyrgyz epos in comparison with materials of world folklore. The aim of the research is to show the artistic image of the archaic motifs in the Kyrgyz epic of the mythological and poetic context. The objectives of the study are to determine the role of archaic motifs in the formation and development of the epic. In writing the research article we have used the comparative-typological method of folklore study. The research results can be applied to studies of folklore in the philological aspect, particularly in the study of epic.

Key words: archaic motifs, world folklore, ancient worldview, a sacred tree, epic.

Тема мирового дерева широко распространена в мифологии и фольклора народов мира. Древнее мифопоэтическое представление людей о трехступенчатом строении мира встречается у многих народов.

Отражение трёхмерного мира в кыргызском эпосе основано на космогоническом и мифическом восприятии. В эпосах «Манас», «Эр Төштүк» в мифопоэтическом понимании трёхмерный мир — подземелье, надземный мир и мир неба связывает дерево. Так, в «Манасе» — Байтерек, «Эр Тёштюке» — Чуктерек. Тема святого дерева широко распространена в мировой мифологии. Она встречается практически у всех народов и является мифологической моделью, соединяющей разные миры [1, с. 114].

В миропонимании древнего человека мифическое дерево рассматривается как своебразная модель мира. Оно как столп мира служит связывающим звеном между человеком и вселенной. В кыргызском эпосе «Манас» в качестве мирового дерева описывается Байтерек. По древнему мифическому мышлению оно объединяет трех ступеней мироздания: верхний, средний и нижние миры. Сам образ главного героя Манас олицетворяется мировым деревом. Он также объединяет миры, страны, людей [5, с. 148].

Мифопоэтическая модель мира восстанавливается на основании самых разнообразных источников — от данных палеонтологии и биологии до сведений по этнографии современных архаических коллективов, пережиточных представлении сознаний современного человека, данных, относящихся к языку, символике сновидений и более глубоких сфер бессознательного, художественному творчеству и т. п., в которых могут быть обнаружены и реконструированы архаические структуры (включая и архетипы) [3, с. 161]. Согласно этому если архетипический образ богатыря Манас передается в сравнительном плане со священным деревом, то образ Байтерека в древнем мировосприятии прямом смысле описывается как объединяющий трехступенчатый мир, живой центр вселенной.

Как известно, в мифологии и фольклоре мира созданы множество версий образов мирового дерева. В том числе и в религиозной мифологии уделено много внимании: “Из деревьев в Буддийскую мифологию вошло прежде всего дерево бодхи (просветления) — представитель вполне реально существующего вида ficus religiosa, под которым Шакьямуни, согласно буддийскому мифу, достиг просветления (бодхи). Дерево бодхи становится неотъемлемым атрибутом всех будд всех времен и во всех мирах — достижения просветления считается возможным только под ним. Но Буддийская мифология знает и чисто мифологические деревья — это прежде всего т. н. кальпаврикши, которые находятся на всех четырех континентах и существуют в течении всей кальпы. Во владениях асуров растет дерево Читтапатали, объект раздора между асурами и богами, ибо из-за огромной высоты этого дерева плоды достаются только богам [3, с. 192]. В целом архаическое верование поклонение одинокому дереву, завязывание на её ветках часть материи один из древних ритуалов кыргызов, которое и в данное время не теряет свою силу и применяется во время обрядов поклонении святым местам. Это возникло от архаических верований в сознании этноса об очищающей, исполняющей силе растений, в данном случае образ дерева берет начало с древних времён. По древнему понятию дерево, кроме роли столпа трёх миров носит характер плодоносящего, кормящего людей и животных, в том числе и пернатых.

Во второй части эпоса «Манас» — «Семетей», жена Манаса Каныкей после смерти супруга с младенцем в руках бежит от врагов в Бухару, и по дороге уставшая остановится у подножия Байтерек. Она обращается к Байтереку с речью поддержать её, поберечь и покормить, то есть дерево для неё как родитель, в трудные времена она может рассчитывать на неё [2, с. 52]. Байтерек по просьбе Каныкей от ствола, через листьев дает молока и беженцы насытятся и отдыхают на тени огромного дерева после дальней дороги. Здесь наглядно созданный древним человеком мифопоэтический образ мирового дерева как матери и покровителя всего живого. Как и в кыргызском эпосе в греческой мифологии дается образ священного дерева — Дуб, под которым рос сам Зевс, после это дерево считали его символом.

Английский этнограф, исследователь религии Дж. Фрэзер в своем труде “Золотая ветвь” приводит интересный пример из обрядов кыргызов: «У кара-киргизов, чтобы зачать ребенка, бесплодная женщина катается по земле под одинокой яблоней» [5, с. 141]. Согласно этому, плодоносящее дерево как праобраз матери в народном понимании олицетворяет рождения жизни, отсюда единство природы и человека.

По мнению исследователя Р. Сарыпбекова в тюрко-монгольском эпосе чудесное дерево не стоит одиноко, он в единстве с другими тотемистическими силами обретает вышеуказанную силу. Особо выделяются живущие внутри него и приросшие к нему различные зооморфные и антропоморфные животные. В хакасском, якутском эпосе образы Аан–Алахчын хотун, Хуу-Иней к тому яркий пример. В эволюции кыргызского эпоса «Манас» эти архаические мотивы и образы в долгом процессе устной трансформации забылись или перешли в реальные образы, например, в образы реальных животных и птиц [4, с. 67].

В еще одном кыргызском эпосе “Эр Тёштюк”, где ярко сохранены мифические элементы и который отличается древностью своего создания, главный герой, спустившись в подземный мир, овладев семи призами хана подземелья мифического героя Кёкдёё, женится на его дочери Кюляим. Тёштюк одолеет и других богатырей великанов, например, Чоюн кулака и с помощью великана птицы живущей на дереве Чуктерек поднимается на средний мир.Тут Чуктерек на подобие вышеуказанного Байтерека, описывается как мировой столб и как плодоносящее, кормящее дерево где приютились множество пернатых и живностей [6, с. 205].

По мнению Е. Е. Ямаевой: “В мировой модели трехчленного мира (верхний, средний, нижний) “черный пень” является медиативным элементом, между тремя сферами мироздания. “Черный пень” отождествляется с мировым деревом или мировым столбом, являющимся “заменителем” медиативного элемента олицетворяющего также мировую ось” [7, с. 262]. Это дополняет наше отмеченное выше мнение о мировом дереве, идея мирового дерева и о его месте во вселенной крепко обосновался в мифическом сознании человечества, в мировом мифотворчестве и фольклоре многих народов. Эта идея имеет центральное место и в кыргызском эпосе.

Обобщая тему можно отметить, что устойчивое место архаического мотива мирового дерева в кыргызском эпосе указывает на древность мифопоэтического мышления этноса, был создан и бытовал в едином сюжете в мировой мифологии и фольклорных жанрах. Мотив мирового дерева и в истории культуры других народов, и в кыргызском эпосе в беря начало с мифологии фольклорном плане отражает мифологическое миропонимание народа и сохранен в типологическом сходстве с тюрко-монгольскими эпосами. Этот мотив как ценное фольклорное наследие содержащее в себе богатый архаический материал, нашёл свое отражение и в кыргызском эпосе и всестороннее исследование его, бесспорно, откроет новые перспективы в исследовании эпоса вообще.

Литература:

  1. Жамгырчиева Г. Т. Архаические мотивы в кыргызском эпосе (по эпосам “Манас”, “Эр Төштүк”, “Кожожаш”). — Ош, 2015. — 305с.
  2. Манас. Эпос. С. Каралаевдин варианты. 2-китеп. — Ф.: Кыргызстан, 1986. — 262 б.
  3. Мифы народов мира. Т. 1. — М., 1997. — 671 с.
  4. Сарыпбеков Р. “Манас” эпосундагы баатырдык мотивдердин эволюциясы. — Ф.: Илим, 1987. — 151 с.
  5. Фрэзер Дж. Золотая ветвь. — М.: Издательство политической литературы, 1980. — 831 с.
  6. Эр Төштүк. Эпос. С. Каралаевдин айтуусунда. “Эл адабияты” сериясы, т.2. — Б., 1996. — 448 б.
  7. Ямаева Е. Е. Астральная мифология и традиционный календарь алтайцев. — Горно- Алтайск, 2004.- 78 с.
  8. Жамгырчиева Г. Т. Архаическая поэтика мифических образов дивов в кыргызском эпосе “Манас”. Молодой ученый, г. Казань, № 3(107) 2016. –С. 1081.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle