Библиографическое описание:

Ким Е. В. Возможности внутриличностных защит и стратегий совладания в преодолении психологического кризиса, психологического кризиса беременности // Молодой ученый. — 2016. — №5. — С. 609-614.



В статье рассматриваются проблемы понятия внутриличностных защит (психологических защит), стратегий совладания в психологии; соотношения взаимодействия внутриличностных защит и стратегий совладания. В данной работе подробным образом рассматривается механизм совместного взаимодействия внутриличностных защит и стратегий совладания, действующих для преодоления психологического кризиса, также, в частности, психологического кризиса беременности. Также в статье рассматривается значимость понятия тревожности, имеющее определенное значение в работе адаптационного комплекса в ситуации психологического кризиса, психологического кризиса беременности. В работе рассматривается точка зрения, указывающая влияние фактора изменения отношений человека внутри себя и с окружающей действительностью, проявляющийся в перестройке его потребностей, ценностно-мотивационной структуре на эффективность работы внутриличностных защит и стратегий совладания. В общем, в статье обосновывается взгляд, указывающий на работупсихологических защит и стратегий преодоления, выступающих единым адаптационным комплексом, действующим на разных уровнях адаптации, где адаптационная работа на одном уровне психики прямым образом влияет на адаптационную работу на другом уровне.

Ключевые слова: внутриличностные защиты, стратегии совладания, адаптационный комплекс, психологический кризис, период беременности, гестационная доминанта.

Проблема соотношения стратегий преодоления (совладания) и психологической защиты очевидна и продолжается до настоящего времени. Теоретическое и методическое разграничение психологической защиты (защитных механизмов) и стратегий преодоления представляет собой значительную трудность. Мы согласны с теми авторами [1;2;3], которые считают, что и защитные механизмы и стратегии совладания являются одинаково важными формами процессов адаптации и реагирования на трудные ситуации, критерием, отличающим защитные механизмы и стратегии совладания, является несознательная работа первых и сознательное применение последних.

Мы согласны с теми зарубежными [4;5;6;7] и отечественными авторами [8;9;10], которые определяют психологическую защиту как естественную, повседневно функционирующую форму адаптации функционирования психики человека, действующую неосознанно, автоматически, которая сформировалась в процессе онтогенеза и филогенеза во взаимодействиями с негативными эмоциями, вызванными тревогой и страхом. Назначение и функция психологической защиты состоит в недопущении травмирующей информации до сознания, в искажении информации или отделении эмоций, связанных с ней, с целью недопущения психологического дискомфорта, или ослабления угрожающего эмоционального напряжения, препятствующих нормальной адаптации человека. То есть, в основном, психологическая защита направлена на снятие психологического напряжения.

По нашему мнению индивидуальные особенности соотношения свойственных человеку и сознательных преодолевающих стратегий и бессознательно применяющихся психологических защит образуют единый постоянно изменяющийся механизм адаптации, где психологические защиты представляют более ранний сформированный адаптационный уровень, а стратегии преодоления представляют собой более поздний сформированный адаптационный уровень в процессе филогенеза и онтогенеза.

Исследуя работу психологических защит и стратегий преодоления, нельзя не обратить внимание на состояние тревожности, участвующей в общем адаптационном механизме человека, и являющейся его неотъемлемой частью, активизирующей работу всего адаптационного комплекса в ситуации кризиса. В нашем понимании, тревожность — это автоматическая функция психики, активизирующаяся в ситуации объективной или субъективной опасности, угрозы потери равновесия внутри человека, человека с окружающей средой, тогда, когда под угрозу ставится привычный строй существования человека. Функции состояния тревожности состоят в отражении психологического состояния небезопасности и в сигнализации о состоянии некой дезориентации человека в окружающей среде, активизирующие процесс адаптации человека. До некоторой степени повышенный уровень тревожности может способствовать работе адаптивного комплекса, а высокая степень интенсивности тревожности способствует дезорганизации состояния и поведения человека.

В ситуации психологического кризиса — переходного состояния, характеризующегося неопределенностью, потерей привычного образа жизни, вызванное нарушенным равновесием между личностью и средой, причинами которого могут явиться, изменения, обусловленные возрастным развитием, развитием личностного становления, либо трудными жизненными ситуациями, требующего изменений отношений человека внутри себя и с окружающей действительностью, проявляющихся в перестройке потребностей, ценностно-мотивационной структуре, психологические защиты не снижают остроту эмоционального, психологического напряжения, то есть механизмы защиты перестают функционировать как повседневно-действующий механизм адаптации. Так как в ситуации кризиса, автоматически повседневно работающих психологических защит как механизмов адаптации недостаточно. И это проявляется в некотором повышении уровня тревожности, что, как следствие, приводит к некоторому повышению уровня напряженности психологических защит. В этом случае повышенный уровень тревожности мобилизует силы человека для преодоления психологического кризиса, то есть способствует оптимальной адаптации человека.

На этом этапе психологического кризиса, в силу вступает главный и обязательный фактор, от которого зависит процесс протекания психологического кризиса: изменение отношений человека внутри себя и с окружающей действительностью, проявляющийся в перестройке его потребностей, ценностно-мотивационной структуре. Изменения отношений человека, является переломным состоянием, так как изменяет его внутреннее состояние и отношения с окружающей средой, настраивает на успешное преодоление психологического кризиса, и напрямую влияет на применение человеком эффективных стратегий преодоления [11].

В дальнейшем процессе работы адаптационного комплекса в ситуации психологического кризиса начинает активизироваться наиболее позже сформированный в процессах филогенеза и онтогенеза уровень адаптации: перед человеком встает необходимость сознательно контролировать свое эмоциональное состояние и поведение, то есть применять стратегии преодоления. Таким образом, в ситуации психологического кризиса происходит активация стратегий преодоления. Стратегии преодоления, на наш взгляд, представляют собой некий психологический инструмент, работающий на эмоциональном, когнитивном и поведенческом уровнях, эффективность и неэффективность работы которого в ситуации психологического кризиса будет зависеть от наличия или отсутствия изменений отношений человека внутри себя и с окружающей средой, проявляющихся в перестройке потребностей человека и его ценностно-мотивационной структуре.

В ситуации изменения отношений человека внутри себя и с окружающей средой, проявляющихся в перестройке его потребностей, ценностно-мотивационной структуре, человек уже готов к успешному преодолению психологического кризиса, что влияет на применение им эффективных стратегий преодоления, которые приводят либо к решению проблемы, либо к эмоциональному и поведенческому приспособлению к трудной ситуации, убирая или значительно снижая психологическое напряжение. Отсутствие психологического напряжения ведет к значительному снижению повышенного уровня тревожности, как следствие, снижая уровень напряженности психологических защит, восстанавливая работу психологических защит как неосознаваемых, естественно и повседневно функционирующих механизмов адаптации. Изменение потребностей, ценностно-мотивационной структуры человека и работа всего адаптационного комплекса, способствующего использованию эффективных стратегий преодоления, способствует оптимальному выходу из психологического кризиса. Оптимальным процессом психологического кризиса и выходом из ситуации психологического кризиса, способствующим развитию личности человека, является решение задач, поставленных перед человеком, психологическим кризисом, появление психологического новообразования, приводящее к качественному изменению личности, а также восстановление им душевного равновесия, равновесия между ним и окружающей действительностью. Такое направление в развитии психологического кризиса и его итог, мы считаем, положительным «+».

В ситуации отсутствия изменения отношений человека внутри себя и с окружающей средой, проявляющихся в отсутствии перестройки его потребностей, ценностно-мотивационной структуре, человек не настроен, не готов к успешному преодолению психологического кризиса, что влияет на применение им неэффективных стратегий преодоления. Неэффективные стратегии преодоления проявляются, преимущественно, в игнорировании, избегании, подавлении проблем психологического кризиса, реагировании на возникающие нормальные сложности эмоциональной разрядкой, агрессией, смирением без анализа проблем, отступлением от проблем или передачей ответственности другим людям. Таким образом, неэффективные стратегии преодоления не приводят к решению проблем. Отсутствие перестройки потребностей человека, его ценностно-мотивационной структуры, способствующей применению неэффективных стратегий преодоления, усиливает его психологическое напряжение, повышая, тем самым, уровень его тревожности, которое характеризуется высокой интенсивностью. В этой ситуации уровень тревожности играет неадаптивную роль.

На этом этапе работы адаптационного комплекса, на наш взгляд, у человека еще возможен пересмотр отношений внутри себя, с окружающей средой, связанный с психологическим кризисом, который приведет к перестройке его потребностно-мотивационной сферы. Если пересмотр отношений отсутствует, то интенсивный уровень тревожности, вследствие повышенного психологического напряжения, становиться постоянным явлением на протяжении всего периода психологического кризиса, дестабилизируя состояние человека, и, как следствие, вытесняется из его сознания. Вытесненная из сознания интенсивная степень тревожности, активизирует, сформированный раннее в процессе филогенеза и онтогенеза, уровень адаптации, то есть приводит к усилению работы психологических защит, повышая, тем самым, уровень их напряженности. Далеко не самая эффективная работа адаптационного комплекса в состоянии постоянного высокого уровня напряженности психологических защит, возможно, приведет к ригидности реагирования человеком на обыкновенные ситуации, связанные со сложностью психологического кризиса, и дезорганизации его поведения. Такой процесс развития психологического кризиса и его итог, мы считаем отрицательным «-», так как он не способствует решению задач, поставленных психологическим кризисом, и формированию психологического новообразования, не восстанавливает равновесия внутри человека, между человеком и окружающей средой.

Таким образом, работа психологических защит и стратегий преодоления являются, на наш взгляд, единым адаптационным комплексом, действующим на разных уровнях адаптации, где адаптационная работа на одном уровне прямым образом влияет на адаптационную работу на другом уровне.

Действие механизма адаптационного комплекса: психологических защит и стратегий совладания в преодолении психологического кризиса беременности такое же, как и в случаях других психологических кризисов, но имеет свои особенности в силу специфики самого психологического кризиса беременности. В ситуации психологического кризиса беременности, который является нормальным психологическим кризисом личностного становления женщины, обусловленный программой развития и исполнения предназначения женщины, заложенной природой, смысл которой заключается в формировании материнского аспекта личности женщины. Психологический кризис беременности требует от женщины обязательных изменений перестройки потребностно-мотивационной сферы, иерархии ценностей по отношению к себе в своем положении и к будущему ребенку. Этот кризисный этап является переходным состоянием, вызванным естественными физиологическими и эмоциональными изменениями и существенными изменениями привычного образа жизни, который подразумевает под собой качественное изменение личности, направленное на достижение более полной личностной интегрированности женщины через формирование ее материнского аспекта. В ситуации психологического кризиса беременности психологические защиты не снижают остроту эмоционального, психологического напряжения, то есть перестают функционировать как повседневно-действующий механизм адаптации. Так как в ситуации психологического кризиса — переходного состояния, характеризующегося неопределенностью, потерей привычного образа жизни, вызванное нарушенным равновесием между личностью и средой, автоматически повседневно работающих психологических защит как механизмов адаптации недостаточно. И это проявляется в некотором повышении уровня тревожности, что, как следствие, приводит к некоторому повышению уровня напряженности психологических защит. В этом случае повышенный уровень тревожности мобилизует силы человека для преодоления психологического кризиса, то есть способствует оптимальной адаптации человека.

На этом этапе психологического кризиса беременности, в силу вступает главный и обязательный фактор, от которого зависит процесс протекания психологического кризиса беременности: изменение отношений женщины внутри себя и с окружающей действительностью, проявляющийся в перестройке ее потребностно-мотивационной сферы, иерархии ее ценностей в связи с ее положением. Этот главный фактор определяет ее отношение к своему положению и к будущему ребенку.

В дальнейшем процессе работы адаптационного комплекса начинает активизироваться наиболее позже сформированный в процессах филогенеза и онтогенеза уровень адаптации: перед женщиной встает необходимость сознательно контролировать свое эмоциональное состояние и поведение, то есть применять стратегии преодоления. Таким образом, в ситуации психологического кризиса происходит активация стратегий преодоления. Стратегии преодоления, на наш взгляд, представляют собой некий психологический инструмент, работающий на эмоциональном, когнитивном и поведенческом уровнях, эффективность и неэффективность работы которого в ситуации психологического кризиса беременности будет зависеть от наличия или отсутствия изменений отношений человека внутри себя и с окружающей средой, проявляющихся в перестройке потребностей человека и его ценностно-мотивационной структуре.

В ситуации изменений отношений женщины внутри себя, то есть в ситуации перестройки ее потребностно-мотивационной сферы, иерархии ценностей, у женщины формируется оптимальный тип ПКГД, отражающий ее отношение к своему положению и к будущему ребенку, активно способствующий использованию эффективных стратегий преодоления, направленных на помощь в решение задач кризиса беременности, формировании материнского аспекта ее личности, главным образованием которого, является материнская любовь, основанная на ценности будущего ребенка, его личности, независимо от его индивидуальных особенностей. Женщины с оптимальным типом ПКГД настроены на анализ, возникающих нормальных сложностей в период психологического кризиса, сохраняют самообладание, самоконтроль, оптимистично настроены в отношении периода своей беременности и предстоящего родового процесса, охотно сотрудничают с медицинским персоналом.

Изменение ее потребностно-мотивационной сферы, иерархии ценностей и работа всего адаптационного комплекса, способствующего использованию эффективных стратегий преодоления способствует оптимальному выходу из психологического кризиса беременности. Оптимальным выходом из ситуации психологического кризиса беременности, способствующим личностному развитию личности женщины, является восстановленное равновесие внутри женщины, между нею и окружающей действительностью, проявляющейся в принятии роли матери, ответственности за будущего ребенка, ведущее к формированию материнского аспекта ее личности. Восстановленное равновесие приводит к значительному снижению повышенного уровня тревожности и, как следствие, ведет к снижению психологического напряжения, восстанавливая работу психологических защит как неосознаваемых, естественно и повседневно функционирующих механизмов адаптации. Такое направление в развитии психологического кризиса беременности и его итог, мы считаем, положительным «+», так как женщина решает задачи психологического кризиса беременности, что приводит к формированию ее психологического новообразования — формированию материнского аспекта ее личности. Таким образом, ею достигается качественное изменение личности, направленное на достижение более полной ее личностной интегрированности через формирование материнского аспекта, способствующий формированию таких отношений с ребенком, которые позволят ему в дальнейшем строить удовлетворяющие отношения с окружающими людьми, оптимальным образом адаптироваться в обществе и в наиболее полной мере реализовать свой потенциал.

В ситуации отсутствия изменений отношений женщины внутри себя, то есть в ситуации отсутствия перестройки ее потребностно-мотивационной сферы, иерархии ценностей, связанной со своим положением, у женщин формируются неоптимальные типы ПКГД: гипогестогнозический, эйфорический, тревожный и депрессивный. Неоптимальные типы ПКГД способствуют использованию неэффективных стратегий преодоления. Женщины с гипогестогнозическим типом ПКГД, в основном, склонны игнорировать, избегать и вытеснять все проблемы, связанные с психологическим кризисом беременности. А к концу периода беременности их соматическое состояние вызывает состояние раздражения и агрессии. Женщины с эйфорическим типом ПКГД избегают мыслей о предстоящем родовом процессе, предстоящих нормальных хлопотах, связанных с ребенком или нормальные предстоящие сложности видят в радужных, иллюзорных тонах. А когда эти сложности им приходиться переживать, испытывать, то женщины с эйфорическим типом ПКГД находятся в состоянии крайней растерянности, часто используют стратегии эмоциональной разрядки, и склонны передавать ответственность для разрешения сложностей другим людям. Женщины с тревожным типом ПКГД находятся в состоянии дезорганизующей тревожности и растерянности, склонны нагнетать, накручивать, таким образом, усложняя психологическое состояние в период своей беременности. Часто свое тревожное дезадаптирующее эмоциональное состояние склонны разряжать плачем, сомнениями, попытками избегания и отвлечения от задач психологического кризиса беременности. Женщины с депрессивным типом ПКГД находятся в состоянии постоянного страха за свою жизнь, дезорганизующей тревожности и всеобщей растерянности, склонны постоянно нагнетать и накручивать, таким образом, усложняя свое соматическое и психологическое состояние в период беременности. Находясь, постоянно в депрессивном настроении, рассматривая свое настоящее и будущее состояние только в негативных тонах, склонны к самообвинению, самобичеванию.

Отсутствие перестройки потребностно-мотивационной сферы, иерархии ценностей, способствующей использованию неэффективных стратегий преодоления, у женщин с неоптимальными типами ПКГД уровень психологического дискомфорта, напряжения увеличивается, как следствие, повышая интенсивность их тревожности, которая утрачивает свою адаптивную функцию. На этом этапе работы адаптационного комплекса, на наш взгляд, еще возможен у женщин пересмотр отношений внутри себя, с окружающей средой, связанный с беременностью, который приведет к перестройке ее потребностно-мотивационной сферы. Если пересмотр отношений отсутствует, то интенсивный уровень тревожности, вследствие повышенного психологического напряжения, становиться постоянным явлением у женщины на протяжении всего периода беременности, дестабилизируя ее состояние, и, как следствие, вытесняется из ее сознания. Вытесненная из сознания интенсивная степень тревожности, активизирует, сформированный раннее в процессе филогенеза и онтогенеза, уровень адаптации, то есть приводит к усилению работы психологических защит, повышая, тем самым, уровень их напряженности. Далеко не самая эффективная работа адаптационного комплекса в состоянии постоянного высокого уровня напряженности психологических защит, возможно, приведет к ригидности реагирования женщины на обыкновенные ситуации, связанные со сложностью психологического кризиса беременности, и дезорганизации ее поведения. Такой процесс развития психологического кризиса беременности и его итог, мы считаем «-», так как он не способствует решению задач, поставленных перед нею психологическим кризисом, и формированию психологического новообразования кризиса беременности — материнского аспекта ее личности.


Рис. 1


В общем, этот итог психологического кризиса беременности, то есть отсутствие его психологического новообразования — сформированности материнского аспекта ее личности, приводит к формированию таких отношений с ребенком, которые основаны, в основном, на его использовании для личных интересов матери, что в будущем создаст ему трудности, связанные с его адаптацией в обществе, установлением удовлетворяющих отношений с другими людьми и самореализацией.

Наиболее показательно возможности психологических защит и стратегий совладания в преодолении психологического кризиса беременности отражены в рисунке 1.

Таким образом, психологическое состояние женщины в период беременности, наличие или отсутствие изменений перестройки потребностно-мотивационной сферы, иерархии ценностей по отношению к себе в своем положении и к будущему ребенку, влияют на работу всего адаптационного комплекса: психологических защит и стратегий совладания, направленную на преодоление психологического кризиса беременности.

Литература:

  1. Вассерман Л. И. и др. Методика для психологической диагностики способов совладания со стрессовыми и проблемными для личности ситуациями. Пособие для врачей и медицинских психологов. С-Пб.: Питер, 2009. с. 37.
  2. Ветрова И. И. Связь совладающего поведения с контролем поведения и психологической защитой в системе саморегуляции. Совладающее поведение. Современное состояние и пер спективы / Под ред. А. Л. Журавлева, Т. Л. Крюковой, Е. А. Сергиенко. М.: «Институт психологии РАН», 2008. 474 с.
  3. Никольская И. М., Добряков И. В. Уровни защитной системы человека в контексте оказания психологической помощи. Психология совладающего поведения: материалы II Междунар. науч.-практ. конф., Кострома, 23–25 сент. 2010 г. В 2 т. Т. 1 / отв. ред.: Т. Л. Крюкова, М. В. Сапоровская, С. А. Хазова. Кострома: КГУ им. Н. А. Некрасова, 2010. 297 с.
  4. Фрейд З.Истерия и страх. М.: Фирма СТД, 2006. 319 с.
  5. Фрейд А.Введение в детский психоанализ. Норма и патология детского развития. «Я» и механизмы защиты. Минск: Попурри, 2004. 448 с.
  6. Plutchik R. Emotions and psychotherapy: A psychoevolutionary perspective. In R.Plutchik, & H.Kellerman (Eds.), Emotion: Theory, research and experience: Vol. 5, Academic Press, 1990. P. 3–41.
  7. Шибутани Т.Социальная психология. Ростов-на-Дону: Феникс, 2002. 544 с.
  8. Романова Е. С., Гребенникова Л. Р. Механизмы психологической защиты: генезис, функционирование. диагностика, г. Мытищи.: «Талант», 1996. 144 с.
  9. Никольская И. М., Грановская Р. М. Психологическая защита у детей. СПб.: Речь, 2000. 504 с.
  10. Цапкин В. Н. Единство и многообразие психотерапевтического опыта. М.: МГППУ, 2004. 199 с.
  11. Ким Е. В., Большунова Н. Я. Психологический кризис беременности и особенности его протекания. Материалы VI Всероссийской научно-практической конференции с международным участием (г. Новосибирск, 14–16апреля 2015 г.) Часть 1. С 188–200.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle