Библиографическое описание:

Майер П. А. Метафора как способ наименования растений в донских казачьих говорах // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 899-902.



Метафора как способ наименования растений в донских казачьих говорах

Майер Паулина Александровна, студент

Волгоградский государственный социально-педагогический университет

В статье анализируется метафора как способ наименования однословных и составных фитонимов донских казачьих говоров. Представлена классификация мотивационных моделей.

Ключевые слова: метафора, фитонимы, говоры, мотивационная модель, диалект, лексика.

Одним из актуальных аспектов лингвистического исследования является изучение тематических пластов лексики в современных диалектах. Это можно объяснить тем, что в процессе семантического анализа с попыткой изучения отдельных фрагментов языковой картины мира обнаруживается, что диалектный носитель, в процессе познания предметного мира, осваивая вещи и явления, находит прямое отражение реалий и осуществляет их в области лексики.

Кроме того, систематизация диалектных единиц — слов и словосочетаний, поможет раскрыть национально-культурную специфику восприятия действительности представителей того или иного этнокультурного сообщества.

В донских говорах существенную часть лексики составляет лексика природы. Она весьма многообразна и содержит в себе номинации деревьев, кустарников, грибов, травянистых растений и цветов, а также культурных и дикорастущих растений, лекарственных и декоративных. Названия растений, как объекта лингвистического исследования, называют фитонимами.

В донских говорах для наименования разного рода растений используются как однословные, так и составные наименования растений. Составными наименованиями мы будем считать единство сочетания слов, приравниваемое к одному слову, т. к. такие наименования употребляются для обозначения реалий и представляют собой объединения слов со смысловой и грамматической цельностью.

«В однословных и составных названиях признак может быть назван прямо; также может быть использован как основа для сравнения с другими предметами, обладающими тем же признаком; наконец, за названием может стоять сюжет этиологической легенды, объясняющей происхождение той или иной характерной приметы растения» [4; С.61].

Поскольку каждое растение обладает более чем одним признаком, оно может иметь несколько названий и, соответственно, несколько целей применения.

Номинация растения нередко определяется не только его ассоциациями с другими предметами, имеющими такой же признак, но также и отношениями признаков между собой.

Однословные. Адонник, дойник, — ‘донник лекарственный’; алилея — ‘настурция’ или ‘капуцин’; алой, доктор — ‘Алоэ вера’; анютки — ‘фиалка трехцетная’; арепей, липучий, орепей, репях, татарник ‘лопух большой, репейник’; бархатцы, бархотки, бархатки´ — ‘тагетес’; бедрЯнец ‘бедренец камнеломковый’; белокопытник — ‘мать-и-мачеха’, белушка, мак — ‘белая лилия’; боярка — ‘адонис летний’; белень, бруслина белена’; будяг, будяк — ‘бодяк щетинистый’, бузок — ‘сирень’, буковица, душица — ‘буквица лекарственная’; бурачок ‘георгины’; василёк — ‘шалфей луговой’, ‘мята’, ‘мелисса лекарственная’, ‘левкой’, ‘люцерна посевная’, ‘молочай’; вейник, сибирёк чилига степная; вербинка — ‘вербена’; вербочка, неугасимка, неумолкайка, огонёк — ‘бальзамин’; веснянка — ‘адонис’; возгорчики, шимора, шамора, шмара — ‘ряска’; воронец, вьючка — ‘пион узколистый’; гергин, горген, енаргин, ирген ‘георгин’; гвоздица ‘желтая гвоздика’; горчук горчак ползучий’; гребешок — ‘целозия гребенчатая’; гризантема — ‘хризантема’; гурыш, синявка — ‘шалфей обыкновенный’; емурок ‘люцерна серповидная’; девятибрат ‘девясил’; дереза лиций обыкновенный’; долгоцвет, коврик, морозик, огонёк — ‘портулак махровый’; дуванчик — ‘одуванчик’; душегубка, поганка повилика’, дягильник — ‘дягиль аптечный’; дурнина, дурнопьян, дуропьян дурман обыкновенный, белена чёрная, белладонна, чертополох’; душки, липка, гераночка — ‘герань’; железняк — ‘зопник’; желтушка — ‘ромашка аптечная’; зарника, зорник, батиг, полуденник цикорий обыкновенный’ зверобойник, корень, сузик — ‘зверобой обыкновенный’; звездочка — ‘Тюльпан Биберштейна’, иготки, календа, ноготки — ‘календула’; канн — ‘канна’; качим — ‘гипсофила, гисолюбка’; красавица — ‘фиалка ночная’; подснежники, курочки, петушки — ‘галантус’; лебеда ‘амарант’; лещуг, любистик — ‘фиалка садовая’; медунок, кашка ‘клевер, луговой’; ножнички, пряжки — ‘ирис’; огонёк, солдатик, тальки, американка, иваночка — ‘цинния’; аляндра — ‘олеандр’; пивон ‘пион обыкновенный’; рожа, роза — ‘мальва’; подсолнух, семечко — ‘подсолнечник’; сузик — ‘пижма’; тавлага, белоголовка — ‘спирея, таволга’; тарелочка — ‘астра’; фиксель — ‘фикус’; чабор, чемурок — ‘чебрец, тимьян’; чистяк — ‘чистотел’.

Анализируя однословные фитонимы, нетрудно заметить, что «многие из них указывают на какую-либо яркую черту. В названии выделен и подчеркнут один (иногда — больше) признак, позволяющий легче распознать и запомнить цветок, выделить его из многообразия травянистых растений». [4; С. 13].

При этом рассматриваются разные мотивационные модели: «1) прямая: ‘признак’ → ‘название растения’, то есть признак прямо назван в фитониме; 2) метафорическая (путем сравнения с предметом по тем же признакам): ‘предмет, обладающий определенным признаком’ ‘название растения’; 3) мифологическая: фитонимы, образованные по мотивационной модели ‘мифологический мотив’ ‘название растения’». [4; С. 15].

В основу номинации собранных однословных наименований положены следующие виды мотивации:

  1. По цвету. В фитонимах широко отражен цвет лепестков, листьев и других частей растений.

Прямая модель: белушка; белень; синявка; желтушка.

Метафорическая модель: бурачок: в диалектах бурак, бурачок — свёкла, возможно, в основу мотивации диалектного фитонима положен именно цвет овоща, как и растения — бордовый; рябчик растение получило название за сходство усыпанных разноцветными крапинками цветов с перьями лесной птицы семейства тетеревых; огонёк — цветы, в окраске которых преобладает желтый/оранжевый/красный цвета.

  1. По форме:

Метафорическая модель: белокопытник — форма листа растения напоминает конское копыто, белоголовка — круглая форма цветка похожа на головку; вьючка — по форме цветения; гребешок — сходство по форме с петушиным гребешком; звездочка; иготки/ноготки; тарелочка; солдатики фитоним может быть объяснен тем, что цветы стоят прямо, как солдаты на выстойке. Фитоним девятибрат отражает скученное расположение цветков на кисти, цветы, как девять братьёв, вместе. ‘Кашкой’ называли растения, образующие при перетирании подобие крупы.

Мифологическая модель. Девятибрат: существует легенда, что девять братьев от несчастной любви превратились в цветы, отсюда и название травы.

  1. По свойству (покрытие, запах, вкус, звук, биологические свойства.):

Покрытие растения.

Прямая модель: липучий; липка.

Метафорическая модель: бархатцы/ бархотки/ бархаткИ; коврик;

Запах.

Прямая модель: дущица; душки.

Растениям, которые оказывали отравляющее воздействие на человека, давали соответствующие названия.

Метафорическая модель: душегубка– душит растения; поганка — отражает ядовитые свойства растения; дурнина/ дурнопьян / дуропьян — галлюциногенные свойства растения.

Вкус.

Прямая модель: горчук — номинация отражает горький вкус растения. Метафорическая модель: ‘клевер луговой’ медунок- вкус головок клевера сладкий и слегка вяжущий или аромат, или медонос — привлекает пчел.

Звук.

Метафорическая модель: Характерным звуком при растрескивании стручков вызваны названия бальзамина садового неумолкай, неумолкайка, неумолканка.

  1. По времени цветения:

Прямая модель. О том, что время первого в году появления растений отмечено в языке, говорят такие названия, как подснежник; первоцвет; веснянки. Многолетнее растение ‘портулак махровый’ получил название долгоцвет. Полуденник относятся к растению, которое по утрам открывает цветки, а в полдень складывает лепестки, и снова их открывает уже после полудня.

Метафорическая модель. Фитонимы зарника/зорник объясняются тем, что цветы раскрываются в четыре-пять часов утра и закрываются в два-три часа дня, когда солнце начинает опускаться; Поздно цветущие растения также получили соответствующие названия морозик; мороз трава.

  1. По функциям:

Прямая модель. Вейник/ веник трава сушится и используется как веник.

Метафорическая модель. Доктор — лечебная функция растения; чистотелом, частеем в бане лечились от разных кожных заболеваний: чесотка, вереда, бельма, бородавки, лишаи, сыпь. По причине такого употребления он называется бородавник, бородавочник. Девясил универсальное лекарство, т. е. несколько сил.

Составные. Жёлтый буркун — ‘донник лекарственный’; анютины глазки, анютины слезки, кукушкины слезки — ‘фиалка трехцветная’; водяная лилия — ‘белая лилия’; веник сибирьковый ‘чилига степная’; Ванька мокрый, недотрога садовая — ‘бальзамин’; донская гвоздика — ‘желтая гвоздика’; индюшья сопля — ‘шалфей обыкновенный’; емурок короткий едомый — ‘люцерна серповидная’; денная фиалка — ‘левкой’, жирная травка, портулак махровый’; уголь-жар ‘герань’; пол-лазоревый — ‘Тюльпан Биберштейна’; Иван-трава — ‘кипрей узколистый’; красный василёк — ‘дербенник иволистный’; свиная лебеда, краснокорешковая лебеда — ‘амарант, ширица’; леградный василёк — ‘шалфей луговой’; гусиный лук, птичий лук — ‘гейджия’; царская гвоздика ‘цинния’; пупавка вонючая — ‘ромашка дикая’; сон-трава, ужиный цветок — ‘фритиллярия, рябчик’; жёлтая полынь — ‘пижма’; собачий язык ‘чистотел’.

Среди составных названий растений так же можно выделить виды мотивации и мотивационные модели.

  1. По цвету:

Прямая модель. Жёлтый буркун; красный василёк; жёлтая полынь.

Метафорическая модель. Уголь-жар. В основу названия положены желтые, оранжевые, красные цвета окраски, т. е. огненные цвета. Яркое пятно, «глазок» в середине темного цветка фиалки повлияло на образование фитонима ‘анютины глазки’.

Мифологическая модель.

‘Касатик’ получил диалектный фитоним кукушечьи/кукушкины слёзки из-за легенды, в которой мать прокляла свою дочь, и стала кукушкой. Кукушка кукует и у неё слёзы капают. Синие листочки, а цветок белый.

  1. По форме:

Метафоричная модель. Индюшья сопля — сходство с формой кожного придатка над верхней части клюва у индюка; собачий язык— по форме листьев. Названия типа адамова голова тем растениям, которые имеют какие-либо элементы шарообразной формы ‘клевер средний’, ‘чистец болотный’ и другие растения. Растение сон-трава получил своё название из-за поникшей формы растения, цветок которого почти касается земли.

  1. По свойствам (поверхность, биологические свойства, запах и т. д.)

Прямая модель. Пупавка вонючая.

Метафоричная модель. Недотрога садовая или официальное название ‘бальзамин’: при малейшем прикосновении к нему зрелые плоды растрескиваются, и семена разлетаются на большое расстояние. Создается впечатление, что бальзамину не терпится дать начало новой жизни. Эта же особенность легла в основу названия. А так же при обозначении бальзамина использует фитоним Ванька мокрый. Такое имя растение получило за капельки сахаристой жидкости, которые выступают по краю листа.

Жирная травка: в донских говорах название жирный имеет значение обильный, т. е. жирная травка — обильная травка.

Поверхность листьев, гладкая и холодная на ощупь с одной стороны и мягкая и теплая с другой, обусловила фитоним мать-и-мачеха.

Сравнение с человеком. Из-за русского стереотипа тещи; появился фитоним тещин язык — разновидность кактуса.

Особенно ярко видна мотивация при сильной негативной оценке в названиях колючих растений татарин колючий/татарник колючий. Здесь принимаются во внимание неконкретные особенности, присущие (или приписываемые) одним этносом другому, а только негативное отношение к этому этносу.

  1. По функции:

Прямая модель. Веник сибирьковый трава сушится и используется как веник; ‘свиная лебеда’ — употребляется как корм свиньям;

Представленный материал в общем отражает картину лексики природы, свидетельствуя о сложной структуре лексической системы говора и в то же время о её стройной организации, многочисленных связях и взаимозависимостях между входящими в её состав единицами.

Проанализированные лексемы раскрывают богатство и разнообразие наименований растений в донском диалекте и еще раз подтверждают избирательность диалектного носителя при отражении важных признаков для опознания растения.

Литература:

  1. Большой толковый словарь донского казачества / редкол. В. И. Дегтярёв, Р. И. Кудряшова, Б. Н. Проценко [и др.] М.: Астрель — АСТ, 2003. 608 с.
  2. Брысина Е. В., Кудряшова Р. И., Супрун В. И. Словарь донских говоров Волгоградской области / под ред. проф. Р. И. Кудряшовой. Волгоград: Издательство ВГИПК РО, 2007. Вып. 3. К-Н. 516 с.
  3. Брысина Е. В.. Этнолингвокультурологические основы диалектной фраземики Дона: Дис.... д-ра филол. наук: 10.02.01: Волгоград, 2003 543 c.
  4. Колосова В. Б. Лексика и символика славянской народной ботаники. Этнолингвистический аспект М.: Индрик, 2009. — 352 с. — (Традиционная духовная культура славян. Современные исследования). — ISBN 978–5-91674–026–4.
  5. Кудряшова Р. И. Донские казачьи говоры Волгоградской области: тексты и задания: учеб.-метод.пособие. Волгоград: Изд-во ВГПУ «Перемена», 2010. 120 с.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle