Библиографическое описание:

Синчина Е. В. О шелководстве Ставрополья и Кубани во второй половине XIX — начале XX вв. // Молодой ученый. — 2016. — №4. — С. 666-670.



В представленной статье автором рассмотрен процесс развития такой особой сельскохозяйственной отрасли, как шелководство, на примере Ставропольской губернии и Кубанской области. Показана заинтересованность государства в шелководстве, как перспективно доходном занятии, а также основные специфические черты отрасли в указанных регионах в период сер. XIX — нач. XX вв.

Ключевые слова: шелководство, шелк, шелкопряд, тутовое дерево, отрасль, промышленность, Ставропольская губерния, Кубанская область.

Шелководство является одним из древнейших промыслов и считается особой отраслью сельского хозяйства. Для занятия шелководством необходимы специфические черты: благоприятные природно-климатические условия, в которых возможно выращивание тутовника (шелковицы) — основы кормовой базы шелкопряда, владение знаниями и навыками об этой отрасли, преобладание ручного труда. При этом продукты шелководства всегда имеют спрос на рынке, следовательно, отрасль является экономически перспективной. На данный момент шелководство может стать рентабельной отраслью хозяйства для мелких собственников на юге России, т. к. этот регион имеет вполне успешный исторический опыт шелководческой деятельности.

Для начала рассмотрим понятие «шелк». Шелк — это натуральное волокно животного происхождения, продукт, вырабатываемый насекомыми, в частности тутовым шелкопрядом. «Шелк — прочный высококачественный материал, используемый для изготовления тканей. Нить тутового шелкопряда состоит, главным образом, из фиброина (прочного эластичного белка), покрытого серицином (студенистым белком). Практически весь шелк получают из коконов специально выращиваемых для этой цели тутовых шелкопрядов. Эти насекомые питаются листьями тутовых деревьев. Один кокон тутового шелкопряда дает 600 — 900 м нити. Эта нить образуется из жидкости, которую гусеница вырабатывает из своей единственной прядильной железы. Шелкопряд наматывает вокруг своего тела шелковый кокон, чтобы потом превратиться в бабочку. Когда кокон готов, шелководы нагревают их, чтобы убить насекомое внутри него. Затем коконы вымачиваются для того, чтобы нить расклеилась, и волокна из нескольких коконов разматываются вместе, образуя одну общую нить шелка-сырца. Из него потом изготавливают крученый шелк, из которого ткут ткань» [1].

Древний кокон шелкопряда был найден в Китае в 3 тыс. до н. э. Именно Китай считается колыбелью шелководства и отправной точкой Великого Шелкового пути. Шелк являлся очень дорогой тканью, позволить который могли себе только состоятельные люди. Несмотря на это, шелк покупали, и он был востребован.

Зарождение шелководства на Руси относят к XVII в. и связывают с именем царя Михаила Федоровича, при котором были предприняты «первые попытки развести шелковицу…как корм для тутового шелкопряда» [2, с.166]. Достоверно известно, что уже при царе Алексее Михайловиче в Астрахани занимались изготовлением шелка-сырца. С этого момента государственная власть начинает проявлять большую заинтересованность в развитии отечественного шелководства, как экономически прибыльной отрасли. На это направлялись следующие меры: закладка тутовых садов, создание мануфактур и фабрик по производству шелковых тканей и т.д. На всё это власти выделяли земли, предоставляли льготы и субсидии. Однако принуждение, а также базирование отрасли на подневольном труде, приводили к бунтам и недовольству простого народа, и, как следствие, к карательной политике царской власти (например, штрафы за отказ высаживать тутовые деревья).

В конце XVIII в. представители власти обращают своё внимание на южные рубежи империи, как земли удобные для занятия шелководством. Одним из таких экспериментальных объектов стал Северный Кавказ. Природно-климатические условия края могли способствовать успешным результатам. В «Военно-статистическом обозрении Российской империи», составленном в 1851 г., о природных богатствах Северного Кавказа и о произрастающих здесь деревьях упоминалось: «…Наконец самое замечательное, как дающее развитие особой промышленности края, тутовое или шелковичное дерево, бывающее нескольких сортов, кои отличаются между собою цветом ягод» [3, с.80].

Одним из относительно успешных регионов в отрасли шелководства показала себя Ставропольская губерния. Уже в дореформенный период и до окончания Кавказской войны существовали на Ставрополье зачатки для развития шелководства.

Петр I обратил внимание на развитие шелководства на Тереке, он предоставил привилегии армянскому купцу Сафору Васильеву и некоторым другим, поселившимся в Кизляре. В последствии, императрицы Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, Екатерина II такими мерами, как привилегии купцам, выпиской мастеров, запрещением ввоза шелка из Персии старались поддержать шелководство в Кизляре, а потому в нем и в середине XIX в. выделывался лучший шелк в губернии [3, с.187].

Известно, что в 1850-е гг. «эта отрасль промышленности стоит на самой низкой степени. Недостаток дорогих машин и искусных руководителей заставляет здешних жителей продавать шелк в сыром виде (сырец) по такой ничтожной цене, что сбыт его мало вознаграждает труд производителя» [3, с.187]. В Ставропольской губернии тутовые деревья на тот момент времени разводились всеми жителями станиц, селений, составляя общественную собственность. Машины для разматывания шелка делали довольно примитивно, для ухода за червями и для производства шелка нанимали людей, имеющих опыт в этом деле, «преимущественно в те дни, когда черви вьют кокон, а бабочки кладут семена» [3, с.187].

Наместник Кавказа, князь М.С.Воронцов устроил образцовое заведение шелководства в тутовом городском саду г. Ставрополь, где производство шелка должно было производиться по европейскому образцу. По приказу наместника из селений государственных крестьян было «взято в заведение для обучения 25 мальчиков и велено от жителей принимать за известную плату коконы, для того, чтобы поощрить их промышленность легким сбытом» [3, c.187]. Таким образом, были заложены основы для обучения шелководству и популяризации этой отрасли.

Кроме того, в дореформенный период на Ставрополье имелись значительные насаждения тутовых деревьев. На 1851 г. у государственных крестьян находилось 172 плантации тутовых деревьев, в 1850 г. ими было размотано 7 пуд.17 фунт. шелка-сырца, фунт его стоил от 2 до 3 руб. серебром, следовательно всего на сумму около 700 руб. В Кавказском линейном казачьем войске шелка-сырца было размотано12 пуд.11 фунт. на сумму 982 руб. серебром [3, c.187-188].

В городах Ставрополь, Георгиевск и Пятигорск в рассматриваемый период шелководством не занимались. В Моздоке существовало шелководство — там насчитывалось около 8 тыс.тутовых деревьев, в год добывалось до 24 пуд. шелка ценой 3 руб.серебром за фунт (в одном пуде — 40 русских фунтов — Прим. автора).

Наибольшее развитие получило шелководство в Кизляре, где исторически сложился его центр. В городе насчитывалось около 20 тыс. тутовых деревьев, ежегодно вырабатывалось до 100 пуд. шелка-сырца и 120 пуд. хлопчатого шелка, общей суммой около 19 тыс.рублей.

Техническая обработка шелка в дореволюционное время велась двумя путями: «1) непосредственной размоткой коконов получали коконные нити, соединяемые по нескольку штук в так называемую сырцовую нить или греж; 2) при невозможности размотать кокон его расщипывали на части и полученные отдельные шелковые волокна пряли способами, аналогичными другим волокнистым материалам. Полученная пряжа, в зависимости от способа изготовления, носила названия: а) шапп или хлопчатый шелк (chappe; Floretseide, floret silk), b) бур-де-суа или буррет (bourre de soie; Stumba, bourrette; waste silk), с) шелковый шодди (Seiden shoddy)» [4, с.421-422].

Выгодность такого занятия, как шелководство привлекала внимание и помещиков. Например, в Пятигорском уезде у помещика Скаржинского в Бургон-Маджарах выделывалось в год 2 пуд. шелка на сумму 300 руб.серебром, во Владимировке у помещика А.Ф.Реброва — 5 пуд. на сумму 1,5 тыс.руб. На деятельности последнего, помещика А.Ф.Реброва следует остановиться подробнее, т. к.он считается основателем не только ставропольского, но и общероссийского шелководства. В своем имении А.Ф.Ребров занимался научно-исследовательской, экспериментальной деятельностью, направленной на получение шелка высокого качества, который можно было бы поставлять не только на внутренний, но и на международный рынок. Историк Н.Я.Алимирзаев, занимавшийся историей шелководства Ставрополья, пишет об этом деятели следующее: «При опытной станции шелководства Ребров на собственные средства создал школу, а для бесплатной рассылки шелковицы учредил у себя особую плантацию, по сути разработал научные основы выведения новых пород. По его инициативе при Московском обществе сельского хозяйства был учрежден Комитет шелководства» [5, c.19]. В «Военно-статистическом обозрении Российской империи» указывается также, что «его заведение (А.Ф.Реброва — Прим. автора) можно считать образцовым, шелк его чрезвычайной белизны, на выставке в Москве знатоки сравнивали его с лионским» [6, c.188]. Но, как верно подчеркивает Н.Я.Алимирзаев, «успешные эксперименты и инициативы Реброва являлись следствием индивидуального энтузиазма и базировались на крепостном труде…поэтому после его смерти (1858 г.) слабо связанное с рынком хозяйство прекратило свое существование» [7, с.19-20].

В сер.XIX в. Ставропольский шелк закупался в основном на месте купцами и отправлялся преимущественно на Нижегородскую и Макарьевскую ярмарки, незначительная часть расходилась в пределах губернии.

Дальнейшему успешному развитию шелководства на Ставрополье помешала, возникшая в Европе и в России в 1860-е гг. эпидемия болезней шелкопряда. Помимо этого, с отменой крепостного права исчезло помещичье шелководство, а также государство перестало принудительно воздействовать на распространение шелководческой отрасли в регионе.

Лишь с 1880-х гг. государство вновь обращает внимание на развитие шелководства. В 1881 г. производится исследование состояния отрасли московским Комитетом шелководства. С 1883 г. «кавказское шелководство вверено попечению Министерства Государственных имуществ, которое в 1884 г. устраивает образцовые червоводни в Закаталах (северо-западный район Азербайджана — Прим.автора), в 1884-1886 гг. командируются специалисты заграницу для изучения технической стороны шелководства и состояния его в Западной Европе, а также учреждается Комитет шелководства при Императорском Обществе сельского хозяйства южной России» [8, с.930].

С 1887 г. создается Кавказская шелководственная станция в г.Тифлис, имевшая большое значение для шелководства Северного Кавказа и Закавказья, способствовавшая преодолению кризиса в отечественном шелководстве. На Ставрополье в пореформенное время, благодаря предпринятым государством мерам, шелководство продолжает существовать и даже наблюдается некое оздоровление отрасли после эпизоотии шелкопряда. К началу ХХ в. шелководством в Ставропольской губернии занимались, как постоянной отраслью сельского хозяйства в Прикумском районе, в селениях, где этот промысел считался обычным делом. Как и прежде, в основном использовался ручной труд.

Из переписки Ставропольского губернского статистического комитета с Кавказским отделом Императорского российского общества садоводства, Ставропольским организационным комитетом о проведении в г.Ставрополь выставки садовых культур осенью 1900 г. следует, что имела место идея дальнейшего развития местного шелководства. Так, одной из целей выставки было «обратить их (земледельцев и садоводов) внимание на такие производства и продукты, которые мало развиты или вовсе отсутствуют, но могут быть для них полезны и выгодны» [9, л.4]. На выставку присылались заявки, непосредственно, из Ставропольской губернии, Терской и Кубанской областей. Выставить среди других сельскохозяйственных категорий предполагалось «1.продукты тутоводства — саженцы и семена шелковицы, плоды, тутовый спирт и т.п.; гербарии шелковицы; 2.продукты шелководства — грена, коконы, шелк-грежа, крученый, вареный и крашеный; остатки изделия, ткани, вязание и вышивание, шнуры и т.д.; коллекции по шелководству, станки и прочее» [9, л.4а].

По некоторым единичным ходатайствам населения можно судить о его заинтересованности в шелководстве, как отрасли, способной дать немалый доход при соблюдении всех её специфических условий. Например:

«Сентябрь 1913 г. Его Высокородию Господину члену государственной Землеустроительной комиссии. От крестьянина Ставропольской губернии и уезда из села Дубовки Афанасия Ивановича Маслова.

Прошение.

Присем имею честь Вас покорнейше просить …Ваше Высокородие выдать мне тысячу корней шелковицы, т. е. тутовника, именно 3-х леток, так как я сознанный и имею возможность заниматься шелководством и прошу выслать Золотняка — 2, коконов т. е. семян червей, именно раннею весною будущего 1914 г.» [10, л.12].

На данное ходатайство крестьянина было получено послание правительственного агронома С.А.Мелик-Саркисова, в котором говорилось, что, к сожалению, «нет возможности удовлетворить запрос крестьянина» [10, л.14]. Чаще всего, местные власти были ограничены в средствах на подобные нужды, т. к. на первом месте оставалось расширение посевов и возделывание более рентабельных сельскохозяйственных культур.

Иначе обстояло дело с шелководством в Кубанской области. Рассматриваемая отрасль упоминается в архивных источниках в основном уже только в пореформенное время и, как правило, её распространение было весьма незначительным, по сравнению с той же Ставропольской губернией.

На Кубани земледельцы в первую очередь были заинтересованы в расширении посевов зерновых культур, а также в набирающих обороты доходных культурах, как, например, табак. Приведем сведения из Статистического описания Молдаванской волости Темрюкского уезда Кубанской области за 1877 г.: «Греки стремятся с табаководства к хорошим постройкам, иметь хороших лошадей для верховой поездки и волов для работ……видно начало садоводства и даже шелководства, но все эти предприятия и даже довольствие по весьма ограниченному хлебопашеству, зависят от табаководства» [11, л.53-54]. На примере переселенцев можно увидеть, какие культуры стояли по финансовой выгоде на первом месте для населения.

В начале ХХ в. в Кубанской области шелководством занимались некоторые учебные заведения и отдельные лица в незначительном количестве. Так, из фондов Российского государственного военно-исторического архива известно, что в 1899 г. «мещанин из города Майкопа Марей Зарштовский заарендовал у Кубанского казачьего войска 5 дес. запасной войсковой земли на 24 года по 5 руб. за 1 десятину в год для разведения тутовой плантации для шелководства в Белореченской даче» [12, л.1-2] . Затем находим сведения о М.Зарштовском и других лицах, желающих заняться шелководством, датируемые 1901 г.: «В течение первых 6 лет он по его контракту был обязан завести тутовый сад в 2 ½ дес., по 400 деревьев на каждой десятине, а на остальных 2 ½ дес. — тутовый питомник. Так, как в Кубанской области тутовых плантаций было немного, то условия были заключены с ним… С такой же просьбой (на аренду 5 десятин в Белореченской даче для тутовой плантации для шелководства) обратились коллежский регистратор Константин Шапошников и мещанин города Майкопа Иван Филенко. Они обратились в 1901 году с просьбой арендовать землю тоже на 24 года. Условия были выработаны такие же, как и у Зарштовского» [12, л.14-16].

1902 год, Кубанское и Терское войсковое начальство (и Кубанское экономическое общество) с одобрения Министра Земледелия и Государственных имуществ наметили мероприятия по развитию в этих областях шелководства. «В Кубанской области предложено увеличение числа питомников шелковичных насаждений, введения в станицах обязательного насаждения тутовых деревьев, организация общественных шелководен, учреждение войсковых стипендий при Батумском ремесленном училище по шелкоткацкому отделению, устройство выставок шелководства, съездов, издание брошюр и выдача наград частным лицам за полезную деятельность по шелководству» [13, л.9].

В силу исторически сложившихся обстоятельств (Первая мировая война, революция 1917 г.) неизвестно, каких успехов могло бы достичь кубанское шелководство. Следует отметить, что здесь возделывались очень конкурентоспособные незерновые культуры, такие, как табак, подсолнечник, виноград, способствовавшие развитию различных отраслей промышленности. Для шелководства же, как упоминалось выше, необходимы были особые условия, которых на кубанской земле были мало. Например, наличие кормовой базы для шелкопряда, т. е. значительное количество тутовых садов для возникновения шелководческой промышленности. Также требовался шелководческий опыт среди населения и существенное количество времени на занятие шелководством.

Подводя итоги, следует сказать, что болезни шелкопряда нанесли серьезный урон отечественному шелководству в 1860-1870-е гг., которое смогло частично оправиться от этого только к началу XX в. Однако шелководческая промышленность продолжала развиваться: открывались новые фабрики, сокращалась кустарная размотка шелка, на её место приходила фабричная, незначительно усовершенствовались шелкомотальные станки и т.д. Часть коконов продолжала разматываться непосредственно в регионе, другая же, большая часть, шла на продажу внутри империи и заграницу (в основном, шелк-сырец). В то же время, были заложены основы для дальнейшего развития отечественного шелководства — в Советское время была доказана не только высокая рентабельность шелководства, но и внушительные возможности Северокавказского региона в этой отрасли.

Литература:

  1. Шелк // Научно-технический энциклопедический словарь [Электронный ресурс]. URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/ntes/5565 (дата обращения: 10.02.2016).
  2. Радкевич В.А. Великий шелковый путь. М., 1990.
  3. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Т.XVI //Исторический обзор Терека, Ставрополья и Кубани. М., 2008.
  4. Шелк // Энциклопедический словарь: в 86 т. СПб.: Изд. Ф.А. Брокгауза и И.А.Ефрона, 1903. Т.39.
  5. Алимирзаев Н.Я. Возникновение и развитие шелководства на Ставрополье ( конец ХVIII — ХХ вв.): Автореф.дис….канд.ист.наук. Ставрополь, 2011.
  6. Военно-статистическое обозрение Российской империи. Указ.соч.
  7. Алимирзаев Н.Я. Возникновение и развитие шелководства на Ставрополье ( конец ХVIII — ХХ вв.). Указ.соч.
  8. Полная энциклопедия русского сельского хозяйства и соприкасающихся с ним наук. СПб., 1907. Т.10.
  9. Государственный архив Ставропольского края (ГАСК).Ф.80.Оп.1.Д.67.
  10. ГАСК.Ф.40.Оп.1.Д.5.
  11. Государственный архив Краснодарского края (ГАКК).Ф.722.Оп.1.Д.166.
  12. Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф.330.Оп.68. Д.42.
  13. РГВИА. Ф.1.Оп.1.Д.63376.

Обсуждение

Социальные комментарии Cackle